http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 17.02.1443. Два с половиной человека на борту.


17.02.1443. Два с половиной человека на борту.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата и время | погода:
17.02.1443, 13:00. Теплое февральское утро постепенно перешло в полдень, без единого облачка на небе или намека на прошедшую холодную зиму. Ведь на Айроне не было ни холодов, ни снега.

2. Место действия:
Восточная часть Столицы, небольшой порт, принадлежащий Альянсу, в частности, док под номером 17, где стоит грузовое судно под названием "Жестянка".

3. Участвующие лица:
Софи Фьюз
Тэнга Кацухиира

4. Завязка:
Простая работа, которую можно описать как "войти и выйти" пришла в конвертах, на которых была печать Академии, одновременно двум людям: капитану Саливан-Фьюз и наемнику Кацухиире. Первой надо было просто долететь из Столицы до Айрона, принять там некий груз и в сохранности доставить его обратно на первую параллель. Второму же проследить, что корабль, везущий этот самый груз, не подвергнется атаке пиратов (а также, что его часть не присвоит себе капитан судна). И, в целом, все было довольно таки просто, разве что о подробностях задания в письмах не было сказано ничего, вплоть до того, что в письме Софи была указана только фамилия наемника, а Тэнга же имел в распоряжении информацию о том, что его будет встречать капитан с двойной фамилией. Или два капитана?

5. Тип эпизода:
Закрытый. (Но если сумеете придумать, как попасть на корабль, пока он в воздухе, то флаг вам в руки, чертовы флибустьеры)

Отредактировано Sophie Fuse (2017-09-21 20:22:00)

+1

2

Тэнга поправил лацканы с золотистым узором, проверил крепления наколенников, выпрямился во весь рост и вышел на улицу с ладонью на рукояти клинка. Столица была отличным учителем, а Ворон был талантливым учеником; он легко подхватил моду прогрессивного города и давным давно сменил практичные одеяния Айрона на солидный костюм, с ноткой бунтарства, столичных предпринимателей.

Сейчас он жил неподалёку от Академии, потому и нашли его без труда.
Все детали были изложены в письме.
Работа звучала до безобразия просто: сопроводить груз и защитить его от потенциальных грабителей, а если потребуется — и от капитана. А то и двух разом: фамилия владельца некоей «Жестянки» была написана непонятно, — особенно для не слишком-то искушённного в орфографии Дзюго, — и он закономерно предположил, что их может быть двое.
Док под номером «Семнадцать» — его новая цель. Туда он и направился.

Методом исключения, поспрашивав слоняющихся зевак, Тэнга определил точное местоположение корабля, принадлежавшего некоему Саливану и, вероятно, его закадычному другу Фьюзу.
На какое-то мгновение он горделиво встал, ладонью закрыв глаза от солнца, — утро выдалось на удивление дивным, — а затем решительным широким шагом ступил на борт этого корабля, звучно оглашая пространство вокруг звонким цокотом каблуков.
В конце концов, бывало и хуже. Намного хуже.
Ну, может быть.

Команды вокруг не обнаружилось, но Тэнгу это не обеспокоило.
Такой подход был ему не в новинку.
Многие корабли позволяли обеспечивать себя, иногда с переменным успехом, силами одно-двух человек, а бодрые бородатые мужчины, с фамилиями Саливан и Фьюз соответственно, как их представил себе Кацухиира, исходя из личного опыта, наверняка были славными, опытными и крепкими малыми.
Равнодушное, с лёгкой ноткой недовольства, лицо Дзюго прямо-таки свидетельствовало о том, как он предвкушает встречу с капитанами бравого судна; а именно — никак.
Но дело есть дело, и поэтому он, положив клинок на плечо, исключительно на всякий неожиданный случай, гаркнул на добрый десяток метров вокруг:
Есть кто живой?
Ведь вполне могло случиться, что и нет, не так ли?

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-09-21 20:25:29)

0

3

Все, что слышала на тот момент Софи, стоявшая напротив зеркала в той части корабля, где можно было найти раковину с водой, зубную щетку и тюбик зубной пасты, было только характерное «шурх-шурх» от чистки тех же зубов, для которых придумывают зубные щетки. Ее утро начиналось куда менее поэтично, да и это вообще было трудно назвать утром, хотя бы потому, что проснулась девица каких-то двадцать минут назад, в то время как поднялась с кровати только спустя пятнадцать минут беспробудного валяния. Не то, чтобы она была лежебокой или ленилась настолько, чтобы просыпаться в час дня, но вернуть в нормальную стезю свое расписание после нескольких полетов, которые проходили день и ночь подряд, довольно таки трудно, из-за чего последнее, что помнила за прошлую  ночь Софи, так это то, что она прилетела в порт, поставила Жестянку в док и отрубилась, успев заметить, что прибыла она в Столицу где-то к четырем утра.
Тем не менее, не заметить на железном корабле вибрации, вызванные прибытием кого-то еще на борт, тем более его крики, было довольно таки трудно. Поэтому, сонная, но все же имевшая воспоминания о том, что, кажется, сегодня надо будет лететь еще и на Айрон, Софи сделала еще несколько характерных движений рукой, шурша щеткой и, сплюнув, задала себе вопрос, а не крысы ли, случаем, пробрались на ее корабль? В смысле, крик мог просто послышаться, или что-то в этом роде. Но то было маловероятно, хотя бы потому, что задняя часть корабля, представляющая из себя гигантский грузовой отсек с характерными воротами на корме, была слишком уж гостеприимной, и вероятность того, что туда зашел зевака, или кто-то, так или иначе связанный с новым полетным планом Фьюз, была куда больше, чем то, что на корабль просто попала крыса и пищит. Крайне похоже на человеческий голос пищит, надо сказать.
Шутки шутками, но проверить гостей все равно надо было. Еще раз сплюнув в раковину и на мгновение повернув вентиль, смывая остатки своего утреннего пребывания у умывальника, Софи быстро умылась, окропив лицо холодной водой и получая хоть какой-то заряд бодрости, не способный, правда, избавить от нехилых мешков под глазами, и тут же отправилась подальше от импровизированного умывальника, что находился возле машинного отсека, и был, фактически, прикрученной к огромной канистре воды, использующейся для экстренного охлаждения, раковине. Затем капитан поднялась по крутой лестнице, выходя на средний уровень своей колымаги с говорящим названием, миновала еще пару дверей, ведущих в каюты, заставить которые мебелью так и не нашлось времени, затем прошла на открытую палубу, что соединяла грузовой отсек с техническими помещениями и, ускорившись во втором грузовом отделении, быстренько добежала до двери с иллюминатором, за которым находился основной отсек. В котором уже был характерный пустой черный ящик с какими-то письменами и мужик. Первое было менее интересно, второе же немного пугало.
Она вздохнула, отлипла от иллюминатора — круглое окошко с толстым стеклом было единственной преградой между ней и неизвестным, который зачем-то забрался в открытый грузовой отсек. И дело было даже не в конкретно нем, сколько в общении, которое предстояло Фьюз. Она быстро закрыла лицо руками, затем похлопала себя по щекам, выпрямилась, схватилась за вентиль, открывающий дверь и... И снова прильнула к двери спиной, подставляя затылок под прозрачное стекло, не заметить который теперь уже было довольно таки сложно после всех пыхтений и манипуляций.
- Все нормально, он там один. Ты ждала одного, один пришел. Узнать, тот ли он, поздороваться и... Или сначала поздороваться? Блин! - тихо и довольно таки быстро запричитала Фьюз, затем вздохнула и бросила взгляд в сторону — на полке, что была справа от нее, был планшет с прикрепленным к нему листком бумаги, на котором была купчая и документы о провозе груза, что остались с прошлой недели — Планшетик, помоги мне. -
Вентиль со скрипом повернулся, дверь открыла уставшая на вид девица, держащая подмышкой деревянный планшет с железной заклепкой, тут же заметившая стоящего посреди грузового отсека человека, хотя, на самом деле, заметила она его уже давно, но это было не важно. Стараясь держаться как можно более официально, девица сделала несколько шагов к незнакомцу, и только подойдя на расстояние четырех шагов открыла рот:
- Здравствуйте, я могу чем-нибудь помочь? Или вы ко мне по тому контракту... Эм, сэр.. Ка-... Одну минуту. - она забыла имя, взяла в руки планшет, посмотрела в него, имени там, конечно, не было — Казухира? -
Как говорится, белый пушной зверь подкрался незаметно, и все, что успела распланировать в беседе Софи, тут же пошло крахом просто потому, что она не могла вспомнить фамилию человека, что должен был к ней подойти и полететь на Айрон, чтобы оттащить этот странноватый деревянный саркофаг, а потом перевезти его обратно. И один этот момент уже заставлял девицу, все еще отчаянно державшуюся только за счет силы воли, заметно дрожать, будто в отсеке дул холодный ветер. На самом деле, не то, чтобы это было так важно, каждый может забыть чужое имя, но почему-то в данный конкретный момент Фьюз казалось, что незнакомец в любой момент начнет на нее кричать, не говоря уже о том, что сам вид его немного пугал. В частности, ножны. Даже, не ножны, а то, что было в них. Капитан заметно сглотнула.

0

4

Тэнга почувствовал чьё-то приближение за некоторое время до того, как этот некто, вероятно — сдвоенный бородатый капитан Саливан-Фьюз, покажется, но решил предоставить капитану корабля возможность продемонстрировать своё присутствие самостоятельно.
Увы, этого не случилось. Едва уловимые звуки шагов замолкли, и некоторое время ничего не происходило.
Тэнга, обозревающий пространство вокруг сумрачным взором, невольно нахмурился пуще прежнего и незаметно перехватил катану; так, чтобы при случае её тут же использовать. Причина тому была довольно тривиальная: если кто-то знает о его присутствии, но не показывает себя, значит у него есть причины скрываться. Капитан корабля ведь не будет заниматься всякой ерундой?
Или будет?
Может, условно-бородатый Саливан и, допустим, не такой бородатый Фьюз, что-то темнят? Что-то прячут? Хотят неожиданно напасть?
В голову пришли строки письма, ясно указывающие на то, что при необходимости груз нужно защитить и от капитана.

Тэнга продолжил оглядываться вокруг, словно бы ничего не подозревал, и ждал следующего хода потенциального соперника, попутно прикидывая, каким образом лучше всего разворачивать бой в условиях «Жестянки», если до этого дойдёт.
Но пока что-то не доходило.
Он не выдержал и, не скрывая устало-саркастичного настроения, повернулся туда, где должен был находиться капитан или ещё кто. Оттуда, сквозь прозрачный иллюминатор, на него глядела розовая макушка.
Бровь Дзюго невольно поднялась вверх.
Он почесал затылок.
Потом склонил голову набок.
Тяжко вздохнул, разминая плечи.
Предположил, что успеет сделать ещё массу бестолковых дел, прежде чем дверь откроется, как вдруг послышался неприятный скрип. Он принял официальную, — и в то же время всё равно куда более естественную, чем гостья, — позу, не выпуская меча с ножнами из левой руки, правую положив на поясницу, горделиво выпрямившись, когда незнакомка подошла ближе.
Кажется, она чего-то боялась? Неужели, правда что-то скрывала?
Можете звать меня Дзюго. — Ровным и уверенным тоном, словно падающая могильная плита, возвестил Тэнга. Девица же задрожала, точно осиновый лист. Ну, расколоть таких просто. Достаточно немного давления. — Вы — Капитан Саливан-Фьюз? Или есть ещё отдельный Саливан или Фьюз?
Парой широких шагов он приблизился к девушке ближе, как бы невзначай, после непроизвольно-намеренно глядя сверху-вниз, — с его ростом это было нетрудно, — на девчонку, оставляя между ними расстояние, дай боги Небес!, в ладонь, и продолжил.
Лицо его глядело на хозяйку корабля с решительностью палача, вышедшего на работу сверхурочно.
Буду рад сотрудничать, — Заметил он спокойным, как обжигающий холодом ледяной айсберг, тоном. — Покажете мне, что нужно охранять?

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-09-21 21:33:04)

0

5

Ответ, связанный с именем незнакомца, а теперь уже вполне себе знакомца, наложился на мысли о двойном капитане, которые были связаны со словами человека с мечом о поиске отдельного Саливана или отдельного Фьюза. И эта идея крепко-накрепко засела в голове девицы, настолько, что та на полном автомате кивнула, когда Казухира (ярлык этого неправильного имени уже успел устояться в голове капитанши) представился, а затем, чуть нахмурившись, отвела взгляд в сторону в задумчивости, потратив добрые две секунды на то, чтобы представить, каково это, двум капитанам на одном корабле. В смысле, демократия не всегда работала в таких случаях, но, возможно, на гигантских судах раздельное правление вполне могло быть чем-то логически обоснованным. Но зачем два капитана, если есть капитан и заместитель? Или, быть может, это могли бы быть сиамские близнецы, один из которых решил сменить фамилию, и должен был ошиваться рядом со своим братом, который был капитаном, и, как следствие, сам тоже стал капитаном, за компанию. Но тогда кто из них был настоящим капитаном, а кто «за компанию»? Саливан или Фьюз? Задумчиво постучав планшетом по губам, Софи мысленно оставила заметку подумать о том, как бы работало капитанство в случае с сиамскими близнецами, и к тому моменту, как ее восприятие вернулось в реальный мир, Дзюго стоял уже достаточно близко, чтобы заставить представительницу слабого пола смутиться. Если бы ее разум не был занят сиамскими близнецами, по крайней мере.
- А, да. Можно просто капитан Фьюз. Или Фьюз. Или Софи.- произнесла Софи, еще раз оценив взглядом расстояние между ней и самураем, а затем резко подалась назад, заметно опускаясь из-за того, что левая нога сделала широкий шаг назад, возобновляя режим «безопасного» общения, где никто не вторгался в личное пространство — И, я тут одна. В смысле, один капитан. И вообще одна. Больше экипажа нет. -
Еще секунда промедления. Софи задумалась, хотя бы потому, считать ли теперь Дзюго частью экипажа, или же пассажиром? Пассажиром вряд ли, ибо у него была вполне себе четкая цель, которая была связана не с перемещением, а с грузом, так что, технически, он тоже был членом экипажа, о чем Салли не забыла тут же заявить:
- Ну и кроме вас. - добавила девица, которая не дрожала, нервничая из-за разговора какую-то минуту тому назад, переключившись на вполне себе уверенный тон, разве что крайне тихий по сравнению с голосом самурая, эхо которого можно было расслышать в пустом грузовом отсеке. Пустом, не считая резного ящика из черного дерева, не узнать в котором темный дуб с Края Вечной Ночи было невозможно, по крайней мере для капитана, которая провела там свое детство.
- И, пока ничего, на самом деле. В смысле, эта штука пуста. - ответила Салли, повернув голову в сторону стоящего в углу правильного куба, от которого за версту можно было учуять что-то вроде «Я магическая шкатулка, засунь в меня джинна или демона, а потом потри и будет тебе желание». Разве что на ней не было ничего, что могло бы намекать на крышку, будто вся конструкция была монолитной, и открыть ее было вовсе невозможно. Но в отношении магии не было ничего невозможного, и благодаря рассказам Эрис, Софи этого знала. Ну, по крайней мере, она в это верила, потому что так говорила ее подруга, и хотя мысли Фьюз опять начали течь не в ту сторону, присутствие самурая резко вернуло их на праведный путь, когда Салли в очередной раз задумалась, а затем будто бы испугалась внезапного появления стоявшего неподвижно самурая, слегка подпрыгнув на месте
- В смысле... Ох. Нам нужно довести ее до Айрона, там в нее наверняка что-нибудь запихнут, а потом долететь обратно. Сейчас она должна быть пустой... - и, дабы подтвердить свои слова, Софи подошла к черному ящику и легонько стукнула его планшетом, только для того, чтобы сказать «Вот, совершенно пустой», но в тот момент, когда рот Фьюз открылся для того, чтобы произнести эти слова, грузовой отсек, Жестянку и, кажется, весь док, сотряс рев злобного чудовища, что, видимо, находилось внутри ящика, и от которого Софи действительно подпрыгнула, в воздухе развернувшись на 180 градусов, лицом к ящику и, чуть согнув ноги в коленях, вытянула вперед обе руки, видимо, пытаясь защититься от чего бы то ни было, что было в ящике и могло выбраться в любой момент. Но не выбралось.
Секунда, две, три. Сначала она осторожно опустила руки, затем выпрямилась, не смотря на то, что коленки слегка дрожали — в конце концов, не каждый раз ты перевозишь магическое зверье. Затем повернулась со взглядом недоуменным к единственному человеку с оружием на этом грузовом корабле.
- А вам ведь тоже ничего не сказали о том, что именно мы везем, так? -

0

6

Девушка, видимо, была несколько рассеянной.
Не нужно было быть Тэнгой, чтобы понять, что некоторые слова наталкивают её на ненужные мысли. Ну, для капитанов подобных кораблей это норма, наверное? Неважно. В любом случае Дзюго даже на секунду не воспринял всерьёз её кивок его словам, поскольку потусторонний, — буквально, Фьюз смотрела по ту сторону, — взгляд девушки ясно сигнализировал о том, что думает она о чём-то совершенно другом.
К тому же, её "возвращения" прослеживались настолько явно, что не обратить на это внимание мог только очень вежливый человек. К счастью, Тэнга, как и всякий фатальный пофигист, примерно таким и был. Он просто не видел смысл тратить силы на то, чтобы грубить.

Понял. Софи. — Повторил он вслух, второй раз не сближаясь. Вместо этого он ещё раз, как бы невзначай, огляделся вокруг, чтобы не смущать девушку своим пристальным вниманием (и чтобы самому не испытывать лёгкий мысленный диссонанс), да только та уже пришла в норму и вошла во вполне деловой ритм. — Тем лучше.
Он пожал плечами, по-прежнему не глядя на Софи.
Мне кажется, — Отозвался он, не особо задумываясь над своими словами, — Что два капитана для такого корабля было бы чересчур.
Но девушка вспомнила о том, что теперь на корабле есть Дзюго, на что тот машинально кивнул в ответ.
Да, он теперь тоже здесь.
И на время, оплаченное контрактом, он будет частью этого экипажа.
Не так уж сложно быть его частью, по чести говоря, если экипаж в принципе состоит из двух человек, а капитан не слишком-то знает, что делать с внезапным пополнением.
Тем временем, Софи Саливан-Фьюз продолжала, и Тэнга всё-таки вернул ей внимание своих глаз.
Что характерно, руку с рукояти меча он так и не убрал, хоть о Софи и составил впечатление как о несколько наивном и добродушном создании. Кто их, этих наивных и добродушных созданий знает? Где-то на подкорке мозга он подозревал, что люди, столь часто дышащие воздухом эфира, не могут не сойти некоторой своей частью с ума.
...краем периферийного зрения он уловил невинный жест планшетом.
Лёгкий стук.
А за ним — рёв, оглушительный и дрожащий, для всех тварей и не тварей вокруг дрожащий.
Реакция Софи была предсказуема, а вот общий пофигизм, присущий Тэнге, сыграл с ним добрую шутку. Уловив звук на самом его начале, он невыразимо быстрым для человеческого глаза обнажил катану и в одном стремительном движении оказался между сундуком и Фьюз, которая, видимо, считала свои руки достойной платой за свою жизнь, и потому ими оборонялась.
Увы, мог бы подумать Дзюго, обычно такие твари забирают не только руки, но и вообще всё.
Так и замер он в защитной позе, ожидая следующего движения, которое не последовало.
Лицо его не изменилось ни на йоту. Нет, он, конечно, был впечатлён и неприятно удивлён, — о чём-то таком речи в письме действительно не шло, но Дзюго не считал нужным демонстрировать свои чувства миру.
Эффектным движением Тэнга вернул катану в ножны с характерным свистом разрезаемого воздуха.
Верно. — Кивнул он. — Я ничего об этой штуке не знаю.

Доля эмоций всё-таки пробилась наружу (правда, не совсем тех), и Тэнга позволил себе тяжкий вымученный вздох.
А что с остальным экипажем? — Равнодушным, будто его не потревожила бы судьба даже самого милого котика во всей Столице, тоном поинтересовался Дзюго. Практически будничным. — Надеюсь, их не этот сундук сожрал?

0

7

Росчерк лезвия в воздухе был довольно опасной и страшной штукой, честно говоря. Но по сравнению с тем, что рисовало воображение Софи при вопросе «Что в ящике?», этот кусок металла был крайне незначительным. Прямо совсем незначительным. ДА и направлен был не на нее. И это было хорошо, а когда клинок убрался в ножны, а со стороны ящика не последовало дальнейшего рычания, Фьюз и вовсе вздохнула спокойно. По крайней мере, настолько, насколько может вздохнуть владелец корабля, на борту которого находилось что-то крайне ужасное и кровожадное.
И, кажется, благодаря этому случаю Софи начала понимать, почему ее босс недолюбливает Академию. Конечно, можно быть организацией доброй, замечательной, продвигающей вечное, светлое доброе, но подобные моменты, когда тебе на судно проталкивают что-то стремное, может довести любого капитана до белого каления. И хотя сейчас Фьюз больше недоумевала, нежели была зла на организацию, по сути, подарившей ей возможность летать в общем и целом, если когда-нибудь она и проникнется к этому сообществу ненавистью, то семена этой ненависти явно были посажены сегодня. Но, не все было так уж мрачно... Не все.
- Мде. Неувязочка. - констатировала Софи, постаравшись забыть о том, что на корме будет находиться тварина в ящике, еще раз вздохнула и, махнув планшетом в сторону той двери, откуда она пришла, поменяла тему разговора в соответствии с с шуткой про пропавший экипаж — Его нет. В смысле, я летаю одна, и обслуживаю эту махину тоже самостоятельно. На короткие перелеты хватает. -
И она направилась дальше, по пути щелкнув рубильник на входе, запустивший какой-то механизм, тут же начавший тарахтение и скрежетание. Результатом этого труда был поднимающийся трап, медленно закрывавший грузовой отсек и заставляющий самый большой источник света постепенно исчезать. Освещение по крайней мере в этом помещении было отключено, по многим причинам, в том числе в целях экономии, но когда Софи отворила дверцу с иллюминатором и, оставив ее открытой, зашла внутрь второго отсека, свет в первом все же появился, хотя и крайне тусклый, будто для галочки. Капитан, тем временем, проходя мимо второго грузового отсека — куда меньшего, но все равно довольно обширного, с холодильником и маленькой плитой в углу, довольно забавно вписывающихся в это гигантское пространство, продолжила свою речь:
- На самом деле, все проверки я провела еще вчера, так что предложила бы отправиться до Айрона. - ботинки с мягкой подошвой заставляли шаги Фьюз эхом раздаваться, вплоть до того места, где была еще одна дверь, чуть больше, и без иллюминатора, судя по всему, так же сделанная из железа, как, вероятно, и весь корабль в целом — Если вылетим сейчас, то поспеем к вечеру, отдохнем на мягкой постели до утра и отправимся сюда. -
Она шла вперед, периодически поглядывая назад, не потерялся ли самурай, но, судя по всему, тот бегал куда быстрее Софи, так что та не особо беспокоилась о том, потеряется ли ее телохранитель. Хотя, вопрос, ее ли это хранитель, все же немного беспокоил Салли. Не то чтобы она сомневалась в том, что в случае нападения пиратов он будет стоять в сторонке, пока ее будут избивать, скорее, вопрос был в том, будет ли он что-нибудь делать, если опасность будет угрожать и Софи, и грузу. Профессионализм был, конечно, вещью обязательной, да и за спасение жизней таким наемникам обычно не платили, но умереть просто потому, что ящик мог взорваться, Софи не хотелось. С другой стороны, без нее этот представитель народа клинка и золотой монеты вряд ли бы долетел. Куда бы то ни было. Дело было даже не в навыках пилотирования, сколько в самой сложности Жестянки, и хотя об этом Софи никогда никому не говорила, но в случае аварийной ситуации вряд ли бы у любого человека было достаточно времени на то, чтобы понять, куда нажимать и что делать, чтобы не рухнуть вниз. Штурвал был вещью очевидной, конечно, но риск перегрева обоих машинных отделений, без должного присмотра, был велик сам по себе, а если временному пилоту не дать времени на привыкание к этому судну, то беды точно не избежать. Но вряд ли Дзюго об этом знал. Потому что копать себе финансовую могилу, сказав, что кроме нее никто этот корабль не будет вести, Софи не хотела. И  не говорила. Зато, к этому моменту они успели пройти по крайне узкому и низкому коридору второго машинного отделения, и добрались до середины корабля, где девица опять занялась неким подобием инструктажа:
- Отлежаться, если что, можно и тут. Это «жилой отсек», можно сказать. Внизу есть душевая, наверху выход на свежий воздух. А эти двери ведут в каюты — проходя мимо, Софи бросила некий жест в сторону шести дверей, что были по обе стороны коридорчика, чуть шире чем тот, что был в машинном отделении, одна из которых была помечена вырезанной из листка бумаги ромашкой — Та, что с цветочком, моя, но я все равно весь полет буду на мостике, так что можно и там лечь. По крайней мере там меньше бардака. -
Экскурсия прошла еще через один узкий проход — первое машинное отделение, а затем снова вышла в более широкое помещение, своеобразную перемычку, которую Софи прошла в полном молчании, затем открыла дверь в комнату, где стоял один только стол, и, обойдя его, остановилась, почесала затылок, видимо, задумавшись, после чего развернулась к своему спутнику и развела руками
- Вроде, все. Дальше мостик, а здесь чай можно попить, теоретически, но рассказывать, честно говоря, нечего. - закончила она увлекательный рассказ о Жестянке, подытожив все это словами о самом полете — Лететь нам не так уж долго, часов семь, может, восемь. Есть какие-нибудь вопросы? -
Она уставилась на мужчину довольно пустым взглядом, в котором благодаря мешкам под глазам и общему усталому виду Софи, читалось «Убейте меня и дайте выспаться». На мостике ее ждал кофе. Уже молотый. Уже заваренный, с ночи, и готовый к употреблению, когда та сядет в кресло, нажмет пару педалей и вылетит из дока, как и было запланировано со вчерашнего вечера. И хотя девице хотелось, видимо, хотя бы эту часть полета провести в одиночестве, вероятно, если бы самурай пошел вслед за ней, ничего страшного бы из этого тоже не вышло. В смысле, к такому раскладу она тоже была вполне готова, соглашаясь на этот странный контракт, что пришел со стороны Йора.

0

8

Девушка, видимо, совсем привыкла к обществу Кацухииры, поскольку от той неловкости и неуверенности, которую она демонстрировала в самом начале, не осталось и следа. Что же, это значительно упрощало дело. Не слишком-то комфортно, когда капитан и, по совместительству, единственный другой живой человек на корабле опасается тебя.
Они шли вперёд, а Тэнга молча шёл за девушкой, слушая её на манер типичных экскурсантов; то есть, не слишком внимательно, улавливая лишь основные тезисы и самые важные вещи. С куда большим интересом, если так можно назвать внешне равнодушное взирание по сторонам, Дзюго оглядывался вокруг: ему было необходимо знать, каков корабль изнутри, если дело действительно всё-таки дойдёт до драки.
В сущности, за всю "экскурсию" он открыл рот лишь пару раз, с особенной самурайской грацией преодолев особенно узкие и низкие промежутки пути. Поглядишь со стороны, и ни за что не поверишь, что такой мужчина способен там протиснуться. А он даже глазом не моргнул.

Тогда летим. — Отозвался он, когда девушка сказала, что корабль, в общем-то, готов к отправке.
Кацухиира не стал прибавлять, что изначально рассчитывал на то, что капитаны Фьюз и Саливан давным давно готовы к пути.

Хм. — Глубокомысленно изрёк он, когда выяснилось, что в каюте, отмеченной цветком, беспорядка немного меньше.
Конечно, Дзюго мог заняться размышлениями о том, что, мол, как это так, если одна каюта жилая, а остальные нет? По логике ведь выходило, что именно жилая каюта и должна быть в большем беспорядке, поскольку ею пользуются, в то время как в остальных всё лежит там, где положили.
Но он не стал. Тэнга изначально не собирался спать в пути, а потому и готовность кают его не беспокоила.

Звонкий звук цокота каблуков утих, когда Фьюз наконец-то остановилась.
Не убирая левой ладони с рукояти меча, — привычка, выработанная временем, — Тэнга выпрямился и, не смущаясь разницы в росте, взглянул на Софи сверху вниз. Та ответила ему взглядом, характерным для увлечённых людей. Очень увлечённых. Настолько, что только увлечение и остаётся, а всё остальное уходит на второй план.
..Вопросы? Парочка была, если задуматься.
Не отводя взгляда, Тэнга на добрых несколько минут склонил голову набок, всем своим видом демонстрируя размышление.

Есть. — В конце концов честно отозвался воин меняя угол наклона головы на другую сторону, после чего, размяв достаточно, вернул голову и взгляд к нормальному положению.
В глазах его сиял чистый и неприкрытый пофигизм.
Первый: как душевая пополняется водой? — С совершенно серьёзным лицом поинтересовался он. Вдруг есть риск, что он захочет умыться, да и выльет всю воду прочь? Впрочем, об этих опасениях он не стал говорить; точно также, как не собирался мыться на жестянке. Ему было просто интересно знать ответ.
Второй: почему твоя каюта обозначена ромашкой? — Голосом, полным приятно-ледяных гармоник, уточнил Дзюго. Можно было бы ещё поинтересоваться, почему она из бумаги, когда весь остальной корабль, кажется, из жести, но это было, наверное, слишком личным. А Софи явно не любила, когда к ней лезут слишком настойчиво.
Третий: когда ты спала в последний раз? — Глаза в глаза, буквально полыхая скукой и цинизмом, спросил Тэнга. Ему не улыбалось врезаться или, что ещё хуже, упасть куда-нибудь вниз, потому что единственный пилот и капитан в одном лице захочет вздремнуть.

Контейнер, который они перевозили, его не слишком-то интересовал.
Не в последнюю очередь потому, что Софи, очевидно, и сама не знала, на что подвязалась. Это тоже было удобно: не было лишних причин беспокоиться за то, что она хочет прибрать тварь к себе.
Да и привыкаешь как-то, со временем, к различным причудам, если твой основной заказчик — Академия, сборище колдунов самой различной масти. Как-то раз он и вовсе попал к капитану, внутри которого сидела какая-то хтоническая тварь, и ничего — сработались. А тут и вовсе простая маленькая тайна и безобидная, кажется, Софи.

0

9

Софи всерьез задумалась. На самом деле связано это было с тем, что обычно, когда она спрашивала, есть ли еще вопросы, все просто говорили «нет», и разбредались по своим углам, и, в целом, это вполне устраивало капитана, но раз в год так или иначе попадался человек с несколькими вопросами. Обычно такие моменты за Софи всегда утрясал дядя Йор, хотя бы потому что был немного более сведущ в вопросах рекламы и транспортировки, в то время как если Софи сама набирала себе клиентов, их обычно волновало только то, долетят ли они в целости или нет, а не ромашки. Но ромашки сейчас волновали Фьюз в последнюю очередь, ибо та, чуть прикрыв глаза и отведя взгляд, скрестила руки на груди, задумавшись над последним из трех вопросов.
- Вообще, сегодня. Кажется. - пробубнила капитан, пытаясь припомнить, как она вообще долшла до умывальника. С него точно начинался ее день, но почему-то до этого момента все было в тумане. Кажется, до этого она прилетела в Столицу. Об этом свидетельствовали записи в судовом журнале, который Фьюз хоть и вела из под палки, но все же вела, и там точно была запись, что она прилетела в четыре часа дня в порт. Или утра? Саливан еще раз задумалась над окружающей действительностью, и над тем, точно ли она не прилетала в Столицу поздней ночью. А также над тем, что она делала этой ночью, ибо явно же она не остановила двигатели и сразу заснула в кресле — от этого момента до умывальника точно должно было быть что-то, заставляющее Фьюз отписаться в журнале, передать груз, послать письмо о том, что  она в доках, принять корреспонденцию, что ее заждалась и... Она вообще спала сегодня?
- Вообще, это все долго отвечать, так что пошли на мостик.. - вдруг выпала из размышлений Софи и развернулась на 180 градусов, подходя к второй двери, что была в комнате со столом. И эта вторая дверь — куда более массивная чем встречающиеся до этого, с таким же вентилем в качестве ручки, что можно было увидеть в грузовом отсеке, открылась с довольно таки громким скрипом в тот момент, когда Фьюз, ухватившись за нее обеими руками, приложила все свои силы для того, чтобы попасть на капитанский мостик. Хотя, назвать его «мостиком» было довольно трудно.
В общем и целом это была еще одна каморка. По первому взгляду еще меньше, чем те, что встречались по пути через машинные отделения, но связано это было с тем, что все свободное пространство этой комнаты без окон было заставлено огромным количеством экранов, прозрачных трубок, колб, вентелей, рычагов и циферблатов с бегающими стрелками, судя по бездействию коих, показывающих в деталях работу двигателей и других систем корабля. В центре всего этого конгломерата техники стояло кресло, довольно большое и, конечно же, невероятно удобное на вид, и когда Софи в пару прыжков преодолела небольшую лесенку, ведущую к той платформе, где это кресло находилось, оно легко повернулось к своей хозяйке, и точно так же легко вернулось в то положение, когда его спинка смотрела на Дзюго. И все, что можно было заметить за этой спинкой — только руки Софи, то и дело щелкающие маленькие тумблеры на приборных панелях, и быстро раскручивающих одну за другой вентили.
- Вода в душе связана вот с этой штучкой — пальчики в перчатках постучали по одной из колб, что была заполнена водой практически полностью, разве что на самой верхушке был небольшой пузырек воздуха — Это система охлаждения на экстренный случай. И система переброса лишнего веса из одного конца корабля в другой, в не-экстренный. Жидкости в ней достаточно, но лучше не забывать закрыть кран... -
Фьюз проделала еще несколько манипуляций, после которых стрелки на циферблатах и датчиках принялись оживать, одновременно с нарастающим гулом, что слышался из того конца мостика, откуда двое членов экипажа прибыли. Поначалу шум был довольно таки хаотичным, но с каждым движением, с каждым опущенным рычагом и заполнившейся трубкой, он приобретал все более четкие очертания своеобразной симфонии, где одни механизмы были чуть громче, а другие чуть тише. Словно за спиной Фьюз сейчас находился целый оркестр, и перед тем, как поднять дирижерскую палочку, капитан позволяла своим музыкантам вдоволь проверить свои инструменты. Однако, вся эта красивая метафора сошла на нет в тот момент, когда Фьюз еще раз крутанулась в кресле, поворачиваясь боком к Дзюго и обращая свое внимание на стрелку, что относилась к датчику, что был застеклен и фактически вбит в стену
- Ну, в смысле... - замялась девица, пытаясь, видимо, одновременно понять и причину странных показаний, и сформировать ответ, понятный человеку, далекому от кораблестроения — Если бы наш груз весил куда больше, пару десятков тонн, например, нас бы постоянно кренило назад. А переведя большую часть воды в носовое отделение я могла бы сбалансировать вес на корме и на носу, и мы бы  не заваливались. -
Стрелка остановилась, затем еще раз дернулась вправо, после чего медленно принялась оседать влево, словно ее небольшая истерика закончилась. Фьюз же, нахмурившись, с неким недоверием развернула кресло обратно к штурвалу, который ее пассажир мог заметить в момент поворота единственного пилота Жестянки, - двум массивным рукояткам, посаженным на перекладину, что несколько отличалось от стандартных круглых «морских» штурвалов, - после чего взяла в руки небольшое устройство, что покоилось в кожаном гнездышке слева от приборной панели и, судя по всему, было соединено с остальным кораблем витиеватым проводом, поднесла его ко рту, и произнесла, словно в автоматическом режиме:
- Отправляемся через 10 секунд, хватаемся за что-нибудь. Стабилизатор через 15 секунд после отправления. - голос раздался не только на мостике, но был слышен и в комнате за спиной воина, да, впрочем, и в остальном корабле, и когда Фьюз положила устройство обратно в кожаный чехол, чуть выйдя за пределы своего креслица, а затем возвращаясь к штурвалу и продолжая проводить манипуляции с остальными приборами, периодически поглядывая на датчики, голос ее вернулся к старой манере речи, чуть запинающейся и довольно тихой — Когда Жестянка только набирает ход, надо дать себе привыкнуть к ее движению. На новых кораблях есть такие штуки, стабилизаторы, они включаются сразу, как только судно движется. На Жестянке его не было, и я поставила левый, но включать их сразу нельзя, ибо настроен он немного не на этот тип «по умолчанию», поэтому секунд десять-пятнадцать лучше просто постоять. Иии, поехали. -
Она ударила ногой по педали, что была под креслом, и все это сборище железа, воды, микросхем, кристаллов и магии, коим была Жестянка, резко двинулось вперед, выплывая из дока, где покоился корабль. Софи почувствовала, как ее вбило в кресло, однако, уже спустя пару секунду, давление прекратилось, а взгляд капитана прошелся по нескольким циферблатам, на которых медленно плясали стрелки, говорящие о наборе скорости. На экранах же было бескрайнее небо — Фьюз специально подождала момента, когда рядом не будет крупных кораблей, чтобы не напрягать Жестянку дополнительным маневрированием в момент отправления — куда проще было улететь вообще в другую сторону и поставить судно на автоматическую корректировку, заставляя его выписывать дугу в воздухе по мере приближения к Айрону. И когда, казалось бы, прошло достаточно времени, чтобы и Дзюго мог бы попривыкнуть к этому ощущению полета, Фьюз медленно, будто с недоверием, и все еще поглядывая на парочку экранов, повернулась в кресле так, чтобы быть лицом к выходу, где стоял ее пассажир и, поймав его взгляд, устало улыбнулась, будто в знак того, что все хорошо, и их корабль не развалится в полете, по крайней мере пока:
- В общем и целом, все... В смысле, мы вылетели и к вечеру будем уже на Айроне. - затем взгляд Софи ушел чуть в сторону и она, вспомнив последний вопрос, почесала в задумчивости висок и ответила то, что ей пришло в голову — А ромашки милые... Вот. -
Не говорить же, в конце концов, что она пыталась пять раз вырезать из бумаги лилию, но каждый раз терпела провал, и в итоге решила сделать самый простой цветочек, что ей пришел в голову, в качестве обозначения своей каюты...

0

10

У Тэнги был простой девиз по жизни: «Если ты спрашиваешь, есть ли вопросы, будь готов получить несколько.»
Впрочем, подобных девизов, которые он, разумеется, никогда не озвучивал вслух, у мужчины было полным полно. Практически на каждый жизненный случай, а если что — можно выдумать ещё парочку. В любом случае, ему было любопытно узнать, как на это среагирует Софи, — лицо Дзюго никакой заинтересованности не выдавало и оставалось каменным, — и какие ответы она даст. В конце концов, вопрос с водой имеет и определённую стратегическую ценность. Вдруг корабль попытаются взять саботажем?
Софи, впрочем, даже не думала скрывать тот факт, что вопросы застали её врасплох, но быстро пришла в себя и нашлась, что ответить.

Я вижу, — Бесцветно, словно отмечая что-то невыразимо саркастично-очевидное, отозвался Тэнга, никак, в действительности, не думая критиковать девушку. Его глубинным планом было уложить её, по возможности, спать; хотя, конечно, он легко разбивался об тот факт, что никто больше на корабле с этой махиной совладать явно не смог бы.
Они прошли на мостик, — звание, которого эта клетка явно не заслуживала, но имела ввиду недостатка кадров, — и уже там Софи разошлась на полную. К чести Тэнги, он, несмотря на мало заинтересованный вид, слушал её действительно внимательно. Он был не из числа тех, кто задают вопросы, чтобы поглумиться, и с рождения привык отвечать вежливостью на вежливость. Конечно, их взаимное уважение было покрыто лёгкой ржавчиной цинизма, причём отчасти похожего, но тут уж ничего не поделаешь; как говорится, не мы такие, а жизнь такая.
Впрочем, стоило признать, что Софи, как раз, казалась подходящей этому месту. Может она и довольна вполне сложившимися обстоятельствами?

Тэнга невозмутимо почесал затылок, а потом той же рукой упёрся в стену, точно монолит, и так и простоял, будучи неподвижным, пока корабль не стабилизировался окончательно. Не то, чтобы ему это не стоило усилий, но он не видел никаких причин это демонстрировать.
Их взгляд снова встретился, когда девушка в очередной раз повернулась к Дзюго, и он даже сумел увидеть кое-что новое: улыбку на этом уставшем лице. Возможно он бы даже улыбнулся в ответ, но увы — не слишком-то умел. Разве что гранитный взор исподлобья стал чуточку мягче, но это не точно.
Точные оттенки лица Тэнги заслуживали отдельного научного исследования, но денег на такой проект вряд ли кто-нибудь когда-нибудь даст, а значит — остаётся только догадываться. В чём точно можно было быть уверенным, так это в том, что он по-прежнему продолжал излучать лёгкую и ненавязчивую усталость сильного человека.
Мне кажется, тебе бы больше подошла какая-нибудь лилия. — Совершенно спокойно и невозмутимо сказал Тэнга, отряхивая лацканы сюртука. — Значит, вода используется ещё и для баланса корабля, когда это требуется, если я правильно понял? Ну, звучит достаточно просто.
Тэнга задумчиво оглянулся, — на мгновение ему показалось, что он услышал какой-то шум, — но затем он сделал вывод, что на таком корабле наверняка постоянно что-то шумит без особого смысла, и перестал беспокоиться. В крайнем случае, он обойдёт весь корабль ещё раз, прямо сейчас, как закончит разговор с Софи.

Больше вопросов нет. Хотя... есть один. — Тэнга смотрел в глаза Софи с невероятно решительной серьёзностью, точно судья, решающий судьбу серийного убийцы, — Я сейчас осмотрю корабль ещё раз, и мне нужно знать, как дать тебе знать, если что-то случится. Если услышишь, я могу и просто крикнуть. Это я умею.
Она в этом уже могла убедиться. Конечно, большую часть времени голос Тэнги звучал мрачно и холодно, точно кладбище домашних животных посреди солнечного летнего денька, но при этом он не терял ни в своей тёмной красоте, ни в лёгком оттенке острого клинка.
Дзюго уже практически полуразвернулся и приготовился покинуть мостик.

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-10-02 01:45:12)

0

11

Комментарий про лилию в каком-то смысле немного смутил. Не в том, что Софи вдруг зарделась и прикрыла полыхающие румянцем щечки, сколько ее брови еле заметно приподнялись вверх, одновременно с появившимися мыслями, а не колдун читающий мысли ли ее компаньон, хотя бы потому что, что Фьюз действительно считала самым красивым цветком именно лилию. Но все равно вырезать вышло только ромашку, но ромашки тоже милые, правда же? Тем не менее, ответить на это внезапное чтение мыслей капитан не смогла, видимо, задумавшись в очередной раз над последующими фразами, из-за чего разговор о ботанике как-то не продолжился
- Именно так. И, есть одна вещица.. - кресло довольно таки быстро развернулось, когда Софи оттолкнулась ногами от пола и принялась осматривать правую часть мостика в поисках какого-то предмета, периодически заглядывая за приборные панели и отводя в сторону те мониторы, что держались на своеобразных штативах, пока, наконец, не извлекла на свет пояс. Точнее, суть была даже не в самом поясе, сколько в трех устройствах, находящихся на нем, один из которых чем-то напоминал ту же штуку, в которую капитан произнесла стандартную фразу про старт корабля, словно на нем присутствовал кто-то, кроме этих двоих.
- Вот эта штука может помочь. Кажется, она называется «портативный корабельный передатчик» - повернув обратно к самураю кресло произнесла девица, поднялась с него и повязала на талии пояс, поправив приборы так, чтобы чехол с кабелем и рацией был на правом бедре, коробочка с кнопками и переключателем в виде рычажка на левой, а самое большое из устройств, больше напоминающее запечатанный футляр из металла, куда приходил кабель от рации, на спине. Тонкие пальцы извлекли из чехла маленький металлический овал, поднесли ко рту, а большой палец левой руки щелкнул переключатель на коробке у бедра — из овального предмета тут же послышалось шипение, исчезнувшее при нажатии кнопки.
- Проверка, раз-раз... - проговорила довольно тихо Фьюз в микрофон, затем, задумавшись, щелкнула еще один переключатель на коробке управления, после чего повторила фразу про проверку, но на этот раз ее голос эхом разнесся по динамикам, что были на мостике, а также в комнате переговоров и других помещениях Жестянки — Проверка... О, работает. -
Последний щелчок — микрофон перестал фонить, небольшой светодиод на нем погас, и, видимо, все устройство ушло в спящий режим, позволяя Софи снять его и протянуть мечнику, одновременно возвращаясь в кресло, где, честно говоря, сидеть было удобнее. Салли вообще считала это место самым удобным на всем корабле, на котором и так находиться было приятно (по крайней мере ей), но вот это конкретное кресло было вне конкуренции.
- Я смогу вас услышать, да и ответить по этим же динамикам тоже. Они практически везде понатыканы, кроме глубин машинных отсеков, но вряд ли вы туда доберетесь. - произнесла девушка, затем, отведя взгляд, будто поняла, что здесь стоит сказать чуть поподробнее, дабы не производить впечатление, будто Жестянка понапичкана смертельными ловушками — В смысле, там трудно пролезть. Проходы узкие. Да и, честно говоря, я бы не стала туда тоже лезть, разве что... о. -
«О» относилось к сирене. Назвать это сиреной, правда, было трудно — один из мониторов просто начал быстро-быстро моргать, щелкая с каждым включением-выключением и заставляя Софи обернуться обратно к конгломерату техники лицом, и спиной к человеку с мечом, что, в большинстве случаев, не было мудрым жестом. Хорошо, что это не был один из этих случаев.
- Есть проблема. - холодно произнесла Софи, слишком холодно для ее предыдущего нервозного состояния, постепенно улетучивающегося со временем, или с приближением к мостику, будто сейчас в кресле сидела не та хрупкая девочка, а какой-то профессиональный убийца, наметивший себе цель и готовый выпустить стрелу ей в затылок — Дальнее от этой точки машинное отделение. Рядом с входом в грузовое. Клапан перестал реагировать. -
Она повернула один из мониторов — тот, что моргал - так, чтобы Тэнга мог его разглядеть. Разглядывать там было мало что, на нем была будто бы схема корабля, только крайне запутанная, судя по всему, относящаяся не столько к его физической оболочке, сколько к схеме соединения кабелей и труб, ибо некоторые части корабля слегка отличались от тех пропорций, что можно было заметить во время экскурсии. Но все это было относительно не важно по сравнению с горящей красной точкой на голубом чертеже, моргающей в такт с щелкающим монитором на другой стороне мостика, в котором Софи все это время творила какие-то совершенно невероятные ритуалы, щелкая тумблеры, нажимая на кнопки и следя за тем, как и что именно корабль ей отвечал в наливающихся жидкостями колбах и пении его двигателей. Она различала все. Каждую деталь, каждую ноту этой меняющейся какофонии, пока, наконец, не остановилась, попыталась несколько раз включить один и тот же маленький, размером с ноготок, выключатель, постоянно переходящий в положение «выкл» спустя полсекунды после включения, после чего, откинувшись на спинку и даже не поворачиваясь к Дзюго, задумчиво пробурчала то ли проклятие, то ли что-то, что имело значение только для одной Фьюз, после чего голос ее стал чуть более четким:
- Я перенаправила потоки на другие клапаны, и до Айрона, конечно, мы долетим, но... - произнесла она, будто все еще обращаясь к самой себе, после чего, все так же не поворачивая кресла, высунула из-за спинки голову и посмотрела своим обычным уставшим взглядом на самурая — А могу я попросить сходить перед осмотром к машинному отделению? Хотя бы посмотреть, не лопнуло там что. В смысле... -
Она снова отвела взгляд. Клапан мог умереть по многим причинам. Перегревы, нападение крыс, случайность, да что угодно, но вместе с блоком его управления должны были умереть еще несколько систем, что были по соседству. И Софи точно помнила, что проверяла их на предмет устойчивости, и взорваться от одной только утренней или ночной проверки они не могли. Это было не столько невозможно, конечно, сколько маловероятно. Но факт оставался фактом — этот чертов клапан, дополнительный и в каком-то смысле незначительный, то ли сгорел, то ли просто перестал отвечать, и надо было узнать, по какой причине, и не ждет ли в машинном отделении Фьюз предвестники раздолбанного двигателя...
- В смысле, нет ли там видимых повреждений где-либо. Я тоже туда отправлюсь, но чуть позже, когда скорректирую маршрут, просто хочу заранее знать, к чему готовиться. — снова подала она голос, показав пальцем на еще один экран, будто он мог внести ясность в ее слова, хотя, для самурая там была изображена какая-то бурда. Но, в любом случае, отправить самурая посмотреть, кто высадил клапан, и есть ли там последствия взрыва, или просто умер блок контроля, без которого еще можно прожить, казалось Фьюз довольно хорошей идеей.

0

12

Кацухиира внимательно слушал девушку.
Нередко он казался человеком, не слишком заинтересованным ведущимся разговором. Каменное равнодушное лицо, изредка сменяющееся мрачной миной, делало своё дело. Привычная усталость также не оказывала положительного влияния. Поэтому многие люди не стеснялись решать свои дела, сколь бы важными они не были, прямо подле телохранителя. И что самое занятное, тому эти вещи действительно не были интересны, но это не означало, что он их не слышал, не замечал и не откладывал в памяти. Ведь помимо прочего, Дзюго отнюдь не был дураком (хоть и отличался завидным консерватизмом).
Как показала практика, у Софи всё было схвачено. Ну, более-менее. Дзюго, правда, встретил это решение с изрядной долей скептицизма. Не то, чтобы штука, которую предлагала Фьюз, была изрядно тяжёлой, — Тэнга всё-таки взял ПКП, лихо закинув его на плечо, — но она выглядела откровенно громоздкой и неудобной. Да и в серьёзной драке заботиться о чём-то подобном хочется меньше всего, и это притом, что штука-то явно была полезной и уязвимой.
Брошу её где-нибудь на половине пути, — Не без иронии отозвался Дзюго, голосом холодным, словно дыхание тысячи вирмов, но увы — девушка его уже не слушала.
С кораблём что-то случилось.
Не заметить точку приложения внимания Софи было решительно невозможно, и Дзюго, пораскинув мозгами, сделал вывод, что вон та точка показывает на место, где находится неисправность. По правде говоря, выглядела эта система оповещения достаточно удобно, хотя Тэнга всегда считал, что капитаны определяют поломку либо интуитивно (если мы падаем, вероятно, у нас отказали двигатели), либо, как любил поговаривать один капитан, долгое время живший на Арксайде, «по всплывающим подсказкам». Мол, если тебе оторвало взрывом крыло, значит, полыхающее отсутствие крыла тебе на это недвусмысленно намекнёт. У Софи всё выглядело на порядок сложнее, хотя общую суть вопроса Дзюго всё-таки уловил.

Тебе кто-нибудь говорил, что твой корабль напоминает консервную банку? — Совершенно невинным, словно разговор идёт о погоде, и тема совсем никого не может задеть, поинтересовался Дзюго, не меняясь в лице ни на йоту. Мрачные интонации голоса также остались неизменными. — Не пойми меня неправильно, я так не скажу, просто думаю, что тебе стоит быть готовой, если кто-то так скажет.
Тэнга тяжко вздохнул, словно берёт на плечи не только ПКП, но и всю тяжесть множественной вселенной.
Сейчас проверю. Нажать сюда, говорить сюда, верно? — Он указал пальцами на соответствующие части. — Скоро ты меня услышишь.

Тэнга с уважением относился к сильным выражениям. Он никому об этом не говорил, но ему нравилось говорить красивыми словами. Не высокопарными, не изящными, а такими, которые оставляют неизгладимый шрам в сердце; одним словом — сильными.
Одно из таких выражений, которое Дзюго запомнил от одного мечтательного волшебника, был «Топографический кретинизм». По словам колдуна это было определение для синдрома, когда человек или иной разумный организм был способен заблудиться в трёх вестфолльских соснах.
Довольно быстро Дзюго понял, что ничем таким не страдает. Сообразительность, хорошая память и природное упорство не оставляли никаких шансов, и Тэнга быстро разбирался с местностью вокруг, а Софи, по чести говоря, к тому же провела практически полноценную экспедицию.
Таким образом, Тэнга нашёл нужное место достаточно быстро.
И его бровь невольно поднялась вверх, когда он понял, что стал причиной сбоя клапана.
Склонившись, Кацухиира за шкирку вытащил живое (вероятно) тело, и посмотрел ему в глаза. Вернее — попытался. Тело было без сознания и принадлежало, по очевидным признакам, мальчишке лет тринадцати-четырнадцати. Весьма симпатичному внешне, отметил бы Дзюго, если бы мыслил такими параметрами, но увы — сейчас Дзюго испытывал смутное желание избавиться от зайца, выкинув его за борт.
Увы, капитаном корабля был не он. Да и не умел Дзюго, несмотря на весь свой мрачный облик, так легко лишать жизни детей, которые просто оказались не в то время и не в том месте. Нет, это не избавит незнакомое тело от наказания, разумеется, но оно должно быть соразмерным, а не избыточным.
Повозившись минуту-другую с рацией, Дзюго наконец-то приноровился ею пользоваться и решил связаться с Софи.
Приём, капитан Салли, капитан Фьюз, — Позвал он ленивым голосом обоих капитанов Жестянки. — Кажется, я обнаружил причину вашей поломки. Судя по всему, это бесхозый мальчишка. Рискну предположить, что пассажиры не предусматривались? В остальном никаких признаков повреждения не вижу. Жду ответа.
Странное сосущее ощущение в подсознании Дзюго предположило, что нужно как-то завершить свою реплику. Поэтому, прикинув в голове пару вариантов, он остановился на наиболее официальном.
Конец связи.

0

13

Последняя фраза про консервную банку заставила девушку чуть зависнуть. Выглядело это так, будто через секунду у нее на глаза навернуться слезы из-за такого странного оскорбления, и, обиженно сопя, капитан закопается в глубины своего кресла. Брови ее чуть поднялись, будто смысл фразы дошел только с некоторым опозданием, однако, вместо слез Фьюз просто неловко улыбнулась той улыбкой, которая была на границе между «снисходительной» и «виноватой» одновременно, и, почесав висок указательным пальцем, ответила то, что пришло ей первым делом в голову:
- Вообще-то, мой босс постоянно ее так называет, но, на самом деле, меня это мало беспокоит. Да и внешний вид — не главное.. Ой — резко прервалась девица, чуть развернула кресла, и, улегшись на подлокотник, чуть подалась вперед к самураю, вытягивая руку и показывая пальцем, видимо, на одну из кнопок на устройстве — Да, сюда, только там еще лучше тумблер щелкнуть, так оно будет работать только в рамках корабля, а не пытаться еще куда-нибудь выйти. Вряд ли получится, конечно. -
Вопрос «консервной банки», на самом деле, крайне мало беспокоил Софи. В том плане, что она прекрасно понимала, что ее корабль выглядит как ржавое корыто, но ключевое слово было именно в «выглядит», в то время как сама Жестянка была довольно крепким и мощным судном, где-то мощнее и устойчивее, чем иные летающие кораблики, что появлялись в последнее время в доках. Прогресс не стоит на месте, и в большинстве своем из тех кораблей, с которыми управляется минимум экипажа, Фьюз видела только различные быстроходные яхты, в то время как удел грузовых гигантов, коим и являлся ее корабль, оставался все еще прерогативой довольно массивных судов. И функционал там ценился куда больше, чем красное дерево и обитые кожей сидения. Да и Софи этого было вполне достаточно, ведь времени на улучшения и ремонт тех частей, что не носили сугубо практический характер,у нее не было, ибо она и так была занята... ну.. В общем и целом всем на своем судне, чем только можно заниматься полному экипажу.
- И, буду ждать тогда... - произнесла она в спину уходящему телохранителю, затем полежала еще немного на подлокотнике, затем вздохнула и развернулась лицом к лицу к сердцу своей любимицы. Или мозгу. Честно говоря, Софи до сих пор не могла подобрать метафору к капитанскому мостику, периодически возвращаясь к этому вопросу, однако, на данный момент времени для его решения все еще не было. Еще раз вздохнув, как будто первого вздоха было мало, девушка села прямо, развернула кресло, и начала проводить множество манипуляций, периодически поглядывая на один из экранов, до этого мало участвовавший в работе злополучного клапана, и выглядящий так, будто на нем было некое подобие карты, разве что очень схематичной и без каких-либо обозначений. Зато по ней было удобно планировать курс, и, судя по медленно вырисовывающейся от каждого действия капитана в отношении рычагов и тумблеров линии, петляющей между примитивных изображений островков, именно этим и занималась Фьюз. В конце концов, маршрут был ей знаком, пиратов и других мрачных личностей на нем быть не должно было — обычно всех этих мрачных личностей тут же отстреливали айронцы, по крайней мере это вписывалось в стереотип, который Софи успела сформировать на тему континента суровых работорговцев и еще более суровых самураев. Один из которых как раз был на борту. И эта мысль заставила Фьюз невольно поежится и чуть нахмуриться, доводя маршрут Жестянки до совершенства и дергая последний рычаг, заставивший двигатели в глубине корабля отозваться довольным урчанием — они переходили на крейсерную скорость, ускоряясь после вылета из дока.
Откинувшись на спинку стула и расслабленно вздохнув третий раз за день, Фьюз еще некоторое время посмотрела на экран с картой, где был четко показан путь, по которому корабль сам, даже без постоянного надзора Софи, должен был пролететь до ближайшего воздушного пространства Айрона, после которого надо было обратно садить за штурвал, и еще раз вспомнила о Дзюго. Вообще, она не могла сказать, что этот человек ее беспокоил. Люди на борту вообще редко беспокоили Софи, и в данном случае внимание девушки почему-то больше заострялось на том факте, что у нее есть не столько пассажир, сколько вооруженный пассажир. Оружие было не той вещью, которая Фьюз хотела бы видеть на своем корабле, не смотря на все эти возможные случаи, когда могут напасть пираты или прочая шушера. Просто было что-то в мечах, пистолетах и других устройствах смертоубийства, что выводило Софи из себя, и, пожалуй, единственная причина, по которой та не предложила Тэнге сдать на время полета оружие — вполне логичная мысль, что телохранитель никогда не избавится от своего меча. Да и телохранитель без оружия — уже звучит глупо. Не говоря уже и о том, что самурай не выглядел психопатом, а, скорее, подходил к вопросу холодных орудий с некоторым неуловимым профессионализмом. Но сколько бы раз Фьюз не уверяла себя, что все будет в порядке, и никого сегодня не зарубят, в голове все еще оставалась маленькая идея, что к добру все это не приведет.
Внезапное оповещение по всему кораблю, ибо устройство в руках Дзюго вещало не только на капитанский мостик, а вообще на всю Жестянку — так по крайней мере Софи могла, в случае пробоины, оповестить сразу весь экипаж (которого и так не было) о возможных проблемах и требующейся помощи в ремонте — заставило капитана подпрыгнуть на кресле, еле-еле удержавшись от того, чтобы не упасть с него. За полторы секунды, что потребовалось на всю фразу про мальчишку и поломку, у Софи в голове успело пролететь две мысли. Первая была на тему того, что она точно не брала на борт бесхозных мальчишек. В смысле, зачем ей? Лишний груз ей не был нужен, с контракта-перевозки и так можно было наварить денег, так зачем она взяла еще груза, да еще и бесхозными мальчишками? Или, может, это кто-то забыл из старых перевозок? Рука сама потянулась к небольшой полочке, что была спрятана за дверью, куда Фьюз обычно складывала товарные накладные и прочие левые документы, где указывались грузы и прочие вещи. А затем пришла вторая мысль, которая выглядела так: «Елочки! Это же человек!» То есть, живой человек. Живой, дышащий человек из костей, а не ящик с надписью «Бесхозный мальчишка», который первым пришел в уставший мозг капитана, когда с ней связался Тэнга.
Наступило неловкое молчание. Более неловким оно могло бы быть только если самурай бы стоял в паре шагов от Софи, а не где-то на другом конце корабля.
Фьюз задумалась. Времени на раздумья было мало, правда, поэтому надо было быстро что-то решать, пока что-нибудь не случилось, и хотя в данный момент, зажмурившись и потирая виски, девица не могла придумать, что именно плохого может случиться с вооруженным мечником, выяснять это ей не хотелось. Поэтому, вздохнув в четвертый раз капитан примерно прикинула, где было проще всего узнать личность зайца, и провести некий допрос, после чего достала из чехла микрофон и, нажав на кнопку, наконец-то ответила:
- Есть возможность перетащить его в грузовой отсек? Тот, где.. ммм.. ящик. - задумавшись посередине реплики сказала капитан, еще раз прикинув, хорошая ли это идея, но, кажется, выбор она уже успела сделать — Я закончила с маршрутом, так что отхожу от переговорки и иду в ту сторону. Если не удастся — то встретимся в машинном отделении. -
И с этими  словами, отложив микрофон и еще раз мельком проверив, что Жестянка все же следует по нужному пути, Фьюз крутанулась в кресле, спрыгнула с него уже привычным способом перемахнув через ступеньки и вприпрыжку отправилась в сторону грузового отсека, все еще раздумывая на тему того, что вообще на ее корабли забыл заяц, и когда в последний раз такое было? В конце концов, мозг сейчас действительно можно было занять такими мыслями, ибо даже если Тэнга бы и не взял с собой этого мальчугана, то пройти мимо него и его машинного отделения Софи бы точно не удалось.

0


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 17.02.1443. Два с половиной человека на борту.