http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 28.08.1443. Такая странная Столица.


28.08.1443. Такая странная Столица.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата и время | погода:
28 августа 1443 года, полдень. Погода тёплая, не жаркая, но не холодная - это точно. Солнце приятно греет, вокруг почти зелено за исключением редких жёлтых и рыжих листьев.
Небо чистое, ясное. Дождя не предвидится.

2. Место действия:
Первый округ Столицы, аккурат близ Северных Врат. Недалеко от главной мощённой дороги. А вокруг - улочки, толпы людей, всевозможные лавки и дома, конечно же, каменные и большие. Те ещё городские джунгли, если подумать, хотя и красиво.

3. Участвующие лица:
Алайя Асель`Диастре - неудачливая крылатая со сломанной рукой и видом замарашки;
Все желающие - вероятно, жители или гости Столицы, коих привлёк вид девчонки.

4. Завязка:
На самом деле, в Столице совершенно нет удивительных вещей. В ней всё по-своему удивительно, если вглядываться - и именно поэтому внимание рассеивается и не позволяет уцепиться за что-то одно. Поэтому появление очередной беглянки (оборванки? Нищенки?) было спокойно проигнорировано всеми: ну, человеком больше, человеком меньше. Конечно, какой-нибудь ответственный человек может и попробовал бы отвести ребёнка в приют либо в Церковь, но покамест этого не случилось.
Да и сама оборванка явно была не в курсе всех порядков этого огромного города. Сидела себе на каком-то ящике возле неизвестного дома и осматривалась на манер волчонка.
И всё было бы в порядке, если бы не мелькнувшие один раз маленькие крылья из-под плаща.

5. Тип эпизода:
Открытый. Вот прям очень открытый: кто может, приходите, играйте .о./
   
~~~~~
Алайя хотела спать. И есть. Ещё ей было тяжело дышать: противный воздух с более низшей параллели никак не походил на воздух, полный эфира, с Оррмалена, где и вдохнуть полной грудью можно, и крылья не прятать. А тут... Ну, непривычно. Как-то трудно. Алайя закашлялась - и ойкнула, задев нечаянно руку. Тут же расстроилась: что с рукой-то делать? Денег почти не осталось, если на ужин с кроватью пойдёт - и то хорошо будет, но на лекаря или целителя точно не хватит. Терпеть, ждать? "Срастётся, вдруг, неправильно" - нервная мысль, заставившая девочку здоровой рукой почесать крылья. Крылья, несмотря на скромный вид и малый размер, тоже ныли: под плащом они неприятно затекали и чесались.
Вздох.
   
- Интересно, и как в эту их Академию попасть... - вслух вопросила Асель`Диастре. Слишком мало информации в голове, слишком мало знаний о реалиях этой параллели - и о реалиях мира в целом. В Оррмалене, закрытом и величественном, всё было просто: живи, работай, такова твоя судьба, потому что ты был рождён в той или иной семье. У бескрылых, подозревала Алайя, ситуация несколько иная. На кораблях они могут странствовать, какого-то единого владыки у них нет. И, судя по всему, строгой иерархией они не страдали, по меньшей мере, в Столице. "Что они тогда вообще делают?".
   
Прошло какое-то время. Девочке начало казаться, что её пятая точка приросла к ящику, но даже так вставать она не собиралась. Вокруг царил полдень: люди мельтешили туда и сюда, разные, всяких цветов и одежд, проезжали целые повозки, а взгляд Алайи - той ещё асоциальной особы - никак не мог ни за кого зацепиться. Кому можно верить, а кому - нельзя? Кто из всех этих людей сможет дать ей действительно правдивую информацию про Академию, ничего не прося взамен? Ах, сложно. Слишком сложно.
Девочка вновь почесала крыло, на этот раз - не сильно аккуратно, из-за чего плащ слегка съехал набок.

0

2

- Категорически нет. -
- Но я же старалась. И мне нужны деньги. И я готова работать, не говоря уже о тех двоих. - изо всех своих сил протестовала Софи, не поспевая за широким шагом мужчины в кафтане, на ходу почитывающим газету, держа ее в одной руке, а во второй попивая некую жидкость из деревянного стакана.
- Не волнует. У меня нет желания отправлять тебя к этим психам. - мужчина остановился, поднял голову над газетой, и сделал это так резко, что Фьюз чуть не споткнулась, еле успев вовремя остановиться со своей стороны. Он был стар. Не столько по своему внешнему виду, просто что-то в нем говорило, что ему лет шестьдесят, а не тридцать с гаком, на которые он выглядел без единой седины, с пышной бородкой, усами и довольно таки неплохой шевелюрой на пока что не лысеющей голове.
- Значит я пойду к ним сама и... - запротестовала вновь Фьюз, которую тут же прервали еще одним отказом.
- Не на Жестянке. - проговорил Йор, отпил еще немного домашнего вина, которое ему притащил один из клиентов в знак «дальнейшего сотрудничества», и которое решил попробовать по пути из офиса в доках домой.
- Значит, не на Жестянке! - тут же ответила Саливан-Фьюз, поправляя чуть сползшие защитные очки на голове и смотря на своего начальника вполне обыденным для нее уставшим взглядом с мешками под глазами, но на этот раз с неким огоньком уверенности, которого до этого не было.
У этого разговора должен был быть пролог. Он и был, на самом деле, и заключался в том, что в один прекрасный день, когда Софи сидела в офисе «Йор&Соло», разговорилась с одним из точно так же ожидающих своей очереди на встречу с Юлием, и узнала много нового и интересного. Например, о том, что он является членом какого-то клуба Бесстрашных Джентльменов, и ищет корабль, чтобы отправиться в путешествие с другими членами, где их будет ждать охота, слава и новые впечатления. А затем дверь в кабинет Йора открылась, и дядя Юлий сказал этому молодому человеку на середине описания его идеи то же самое, что он сказал в начале разговора, и то же самое, что сказал сейчас Фьюз:
- Категорически. Нет. -
Но Фьюз его уже не слышала. Мозг уже успел переключиться. В конце концов, ничего страшного не будет, если Софи сама договориться с этим клубом, и предложит свою команду, хоть и без корабля. Ведь там наверняка были одни богачи, и вопрос был не в том, на чем они полетят, а полетят ли с профессионалами. А Софи была профессионалом. По крайней мере, так ей казалось, учитывая, что до появления Ульва она вполне справлялась с кораблем и одна. Но теперь их было двое. А с Карин даже трое. И это уже была целая команда. Потому что все, что больше двух — это уже экипаж, а не просто дуэт любителей покататься на корабликах. Но все это были сторонние мысли, учитывая то, что на первый план вышла мысль о том, что кто-то говорит про академию.
С годами начинаешь улавливать подобные разговоры. Фьюз научилась их замечать, когда училась. Зачастую, если упоминали что-то из списка слов, где были «экспедиция», «полететь», или «дела академии», ее мозг тут же реагировал, и это случилось и в этот раз. И когда знакомое слово из спам-фильтра донеслось до ушей Саливан-Фьюз, та резко переключилась в своих размышлениях, пытаясь найти источник этих слов, и был он в переулке. Сидел на каком-то мусоре, прислонившись спиной к стене дома, что завершал улицу Св.Аврелия и находился на углу перекрестка, что сочетал в себе какой-то переулок, который Фьюз до сих пор не могла запомнить. Но она точно помнила этот адрес, и, будто повинуясь каким-то своим инстинктам, задумчиво произнесла:
- Босс, а это не ваш ли дом? -
- Мой. -
Йор проследил за взглядом своей подчиненной. Та шла за ним уже довольно долго — до доков путь был нехилый, и все это время девица компостировала ему мозги своим желанием сыграть в русскую рулетку с этими садистскими снобами. И в этом не могло быть никакой прибыли по определению, но в тот момент, когда взгляд мужчины в кафтане упал туда же, куда смотрела мисс Фьюз, мысли его тоже резко переключились.
- И здесь точно не будет нищих и попрошаек. - проговорил он достаточно тихо, скорее, для себя, чтобы настроиться на дальнейшие события, но при этом так, что его еще и услышала Саливан — Эй, ты, марш отсюда! -
Голос мужчины был достаточно громок, чтобы напугать. В конце концов, командирский тон был вполне обыденным навыком для тех, кто держал в железной рукавице торговую компанию, однако, продолжить тираду с помахиванием сложенной газетой ему не удалось, просто потому, что в тот момент, когда он только начал наступление в сторону крылатой, плащ на спине нищенки дернулся. И Софи увидела, что это действительно крылатая. Поэтому, недолго думая, сложила воедино этот факт, а также тот, что эта же... или этот же... в любом случае, кто-то в беде, и ищет Академию.
- Воу-воу-воу, сэр, давайте полегче. Ну или давайте я ее куда-нибудь отведу, не надо кидаться в людей газетами же! - заряд смелости иссяк так же быстро, как и желание Софи соваться во все это, и хотя вело ее даже не столько желание помочь, сколько избежать сценария, при котором ее босс прибьет сильфа, который просто пытался найти alma mater Фьюз, спровоцирует еще больше расовой ненависти и в итоге застрелиться, не выдержав давления общественности, оставит Софи без заработка и... и... Дальше она не успела додумать, ибо Юлий опустил руку, в которой была занесена газета, после чего бросил взгляд на нищего, а затем на Фьюз, наклонился и произнес:
- Две минуты. Или я зову стражу. Разговор про тех психов продолжим завтра. - и ушел. Так быстро, как только мог уйти человек, у которого был плохой день, развернувшись на 180 градусов, пройдя подальше от этого переулка. Затем он поднялся на крыльцо, позвонил в звонок, отозвавшийся по ту сторону двери колокольчиком, чуть отошел, чтобы эту дверь ему открыли, поцеловал в знак приветствия жену и скрылся в глубинах своего дома. Фьюз не видела этого, но слышала шаги и характерное «Привет, милая», точно так же, как это было в прошлый раз, когда она дошла с Йором до дома. И точно так же он оставил ее на улице, убежав к себе. Но, по крайней мере, теперь Фьюз была не одна и, развернувшись к неизвестному, но не решаясь сделать шаг вперед, девица чуть почесала затылок и произнесла то, что, как ей казалось, было уместно в данной ситуации.
- Прошу прощения за моего босса. Я могу вам чем-нибудь помочь, чтобы не провоцировать его? И стражу.... - взгляд был опущен вниз, не мог подняться, чтобы разглядеть получше незнакомца, или незнакомку, просто потому, что сама Фьюз сейчас понимала, насколько абсурдна эта ситуация. И она могла бы стать еще абсурднее, если этим кем-то с крыльями окажется очередной поехавший нищий столицы, решивший, что выпотрощить эту наивную девочку-механика это хорошее начало его дня...

0

3

Порой у Тэнги выпадали деньки, когда он мог делать то, что хочет.
Вообще-то, это случалось довольно часто, из-за чего он не мог назвать собственное ремесло слишком уж прибыльным. Да, Академия, да и другие редкие заказчики, не жалели средств, чтобы обеспечить свои ресурсы достойной охраной, но работа эта была по-своему разовой, и потому, заработав за день столько, сколько иные зарабатывают за неделю, ещё дней шесть Тэнга пытался найти новый способ подработать, и в конечном итоге явно не отличался богатством.
И вот сейчас как раз был один из тех шести дней.

Звонко цокая каблуками, — впрочем, на фоне привычных шумов Столицы этот выделялся не так сильно, — Кацухиира просто шёл, куда глаза глядят, поглядывая по сторонам на случай какого-нибудь объявления в какой-нибудь лавке. А ну где-нибудь срочно "ТРЕБУЕТСЯ ОХРАННИК!" для каких-нибудь томатов или камней с Цисфора? Всякое ведь случается. От чего-нибудь такого, не пыльного и временного, он бы не отказался.
Дзюго остановился, почесал макушку, широко зевнул, не вынимая левую руку из кармана сюртука, а затем услышал знакомый девичий голос. Не теша себя лишними иллюзиями, он добрых пару минут оглядывался по сторонам, пытаясь уловить источник знакомых гармоник, изредка разряжаемый мужским гласом, и, наконец, нашёл.
Делать было нечего, дамочка была презабавнейшая, как показывало прошлое, так что Тэнга не видел решительно никак причин не подойти, и не поздороваться. К тому же, обладательница розовых (пурпурных?) волос явно нашла себе какое-то интересное занятие.

Звонкий цокот каблуков приближался с каждым шагом, и Фьюз, она же — Саливан, для друзей просто "Салли", наверняка услыхала его, благо Тэнга и не думал прятаться.
Не скрывая природной усталости, — вероятно, что-то сродни вековечным мешкам под глазами девицы, — Тэнга навис над обоими леди как мрачная грозовая туча, окинув и одну, и вторую тяжёлым взглядом. Не специально, впрочем, просто из любопытства ради. Через пару мгновений его глаза остановились на Фьюз, а правая ладонь, — левая по-прежнему экономила силы в сюртуке, — поднялась в приветственном жесте.
Здравствуй. — Холодным, точно ветер на низших параллелях, но со вполне привлекательными интонациями, возвестил Дзюго. Нетрудно было заметить, что и сейчас катана была при нём. Ладонь, ранее изображавшая приветственный знак, плавно изменила свою трансфигурацию, показав большим пальцем на бродяжку под плащом. — Твоя ученица?
Взгляд его теперь, низкий такой, исподлобья, обратился к Алайе. Сам он выпрямился и спрятал вторую руку в кармане тоже.
Или же нет?..
Казалось, что он изучает крылатую, точно прожектор, разбирая хрупкое тельце до самых костей, делая выводы, документируя их и архивируя на важных полочках.
Казалось, ещё немного, и глаза его вспыхнут светом, и начнут впрямь разбирать малышку на "запчасти".
Казалось, что погляди в его глаза, преисполненные извечной тоски и в то же время — невыразимой концентрации, и начнёт казаться всякое.

0

4

Интересно, чего так крылья чешутся? Может, плащ оказался грязным? А ведь вроде с веревок стащила, аккурат после стирки. Хотя ему потом пришлось пережить не самую простую неделю... Но крылья ведь и не от этого чесаться могут. "Но на здешних параллелях они вряд ли вырастут, если и дома-то не росли" - "успокоила" себя Алайя. И, оправив плащ, вновь вернулась к былому делу: лицезрению мельтешащей толпы, недвижимых улочек и домов. Словно ища что-то или кого-то.
Чей-то крик. Гонят кого-то. Алайя, кажется, даже не воспринимает, что это обращаются к ней - попрошайкой она себя не считает, да и не думает, что от людей может быть такая опасность. Особенно тут, в Столице. Ей говорили, что Столица - место не самое плохое. В конце концов, это же не Оррмален, где иной раз и из трущоб выйти нельзя. "Но там хоть сытно было. И не так... Холодно". Девочка не понимала, знобит ли её или погода действительно оставляет желать лучшего, а может, дело было в понижении с параллели на параллель, но ощущение холода ей не нравилось. Определённо - противное ощущение. Ноги (босые) уже затосковали по горячим и пыльным площадям Оррмалена, и Алайя невольно поджала их под себя.
   
И только сейчас осознала, что к ней кто-то подошёл. Кто-то без крыльев, относительно невысокий, вероятно, женского пола - хотя, говоря честно, не разбирающаяся в расах и народах Алайя подвергала сомнению даже такой очевидный пункт - и без каких-то агрессивных намерений. По меньшей мере, сейчас. "Голос". А, точно, говорит что-то на Общем наречии. Такая оборванка как Алайя не сильно хорошо его знала, но разобрать слова смогла. И, чуть помедлив, кивнула.
   
- Академия. Мне сказали, что в Академии путешествуют туда, вниз, - она неопределённо махнула рукой, явно имея в виду нижние параллели или даже то, что за ними, однако на понимание этого жеста не надеялась. С некоторым осторожным интересом крылатая подняла взгляд на незнакомку, не то желая рассмотреть получше, не то ожидая какой-либо реакции. - Ты... Вы... Не знаете, как туда попа...
   
Окончание фразы пропало где-то в груди, так и не поднявшись выше. Подошёл ещё один человек, только вот по сравнению с девушкой (точно девушкой?) - более внушительного вида. Такого, что Алайя зачарованно умолкла. Сила - вот чем веет от такого человека. А сила всегда может быть полезна... И не так страшна, если ты - не крылатый аристократ. Но парень (???) крылатым не был, и особого ужаса Алайя не испытала. Лёгкое любопытство, ожидание, продиктованные всё той же осторожностью.
Кажется, девочка даже чуть выпрямилась, уставилась в ответ - правда, не столь изучающим взглядом - и склонила голову набок. "Люди смешные. Крылатые бы мимо прошли".
   
- Я ищу Академию, - не преминула ответить Алайя на вопрос, заданный не ей. И поморщилась: рука напомнила о себе. - Или же путь вниз.

0

5

Вэлльер'Риан даже не думал скрывать улыбки. Его изумрудные глаза были открыты широко-широко, чтобы видеть весь мир!
Потому что мир того стоил.
Столица оказалась совсем не такой, каким был Орриармиаленирр'А'Скриар, и что уж точно, она даже близко не походила на дворец листьев. Она была намного более уродлива, приземлёна и такая... человеческая. Да-да, именно так! Зимнему не довелось ознакомиться с ней всей, целиком, но в его сердце уже засело это требовательное прилагательное.
...человеческий.
Он попробовал его на языке, проговаривая беззвучно, увлёкшись своими мыслями, а Марта, прозванная за свои нравы Святой, невольно улыбнулась такой чистой искренности мальчика.

Святая Марта, сопровождающая нынче Лето, была по-своему известной леди в Столице. И Ваэлльер'Риану действительно повезло, что он попал в эти руки, хотя гадкие языки, те, что болтают за чужими спинами, не упускали случая упрекнуть Марту в немыслимых грехах.
А всё потому, что Святую Марту считали сумасшедшей. И стоило признать, несколько несомненно важных аргументов в пользу этой точки зрения были.
Например, Святая Марта была чрезвычайно богата. Но при этом ходила в неряшливой поношенной одежде, точно нищенка, а большую часть денег тратила на содержание детского приюта.
Кроме того, Святая Марта давным давно потеряла всю свою семью. Сначала мужа, заболевшего эмберитовой чумой, потом — сестру. Вскоре от старости умерли её родители, и остался лишь сын, радостный и добродушный мальчуган, который просто оказался не в том месте, и не в то время. Никто точно не знает, что с ним произошло, но однажды он пропал, а через несколько дней стража нашла юное растерзанное тельце в канаве близ Столицы. Тогда-то, говорят, Марта и поехала по наклонной.
Она стала по-своему одержимой. Женщина искала и хваталась за любую возможность подарить кров детям, которые остались без родителей, и тем самым помогла многим людям, но по её словам она искала лишь одного-единственного — своего сына. Ведь тот обезображенный труп не обязательно он, не так ли? А значит, он ещё может быть где-то там, далеко, ищущий свою мать и отца...

Но Вэлльер'Риан всего этого не знал.
И любовь женщины к себе воспринял как должное. В конце концов, во Дворце Листьев все к нему именно так и относились.
Он не захотел прятать крылья под плащом или накидкой, да и Марта, честно говоря, скрывать такое великолепие не хотела. А потому сейчас Зимний степенно шёл в шёлковой белоснежной рубашке, парчовых багровых штанах и изящных сапожках, — вестимо, бывших женскими, но идеально лёгших на юную ногу, — не испытывая никакого стеснения. Марта предусмотрительно вырезала на спине рубашки полосы для величественных крыльев Лето, и те нынче радовали глаз всякого зеваки, озаряемые бирюзовыми искрами-перьями, падающими вниз и растворяющимися в воздухе, не достигая земли, без остатка.
Марта, — Вдруг спросил он чистым и нежным голосом, — А что происходит вот там?
Он указал ладошкой на сомнительную компанию, во главе которой находился высокий мужчина. В отличие от Алайи, Лето точно знал его половую принадлежность, поскольку читал, что в действительности люди, внешне, не слишком-то отличаются от крылатых. Прочих отличий было предостаточно.
Женщина, в свою очередь, сначала ощутимо напряглась, но потом расслабилась, когда поняла, что никого действительно плохого в компании, привлекшей внимание Лето, нет. Она узнала Дзюго, который уже давненько поселился в Столице, и опознала Софи, по одежде, как механика корабля. Такие люди, к счастью, редко были замешаны в чём-то действительно плохом. Малышка же и вовсе вызвала у Марты непроизвольное желание забрать её к себе.
Давай! Подойдём поближе! — Широко улыбнулся Ваэлльер'Риан и потянул женщину за ладонь, в сторону к остальным людям.
Не доходя до них пары шагов, они остановились. Наивный в своей простоте, Зимний решил не мешать компании общаться, но при этом бесстыдно помахал ладонью девочке, в которой узнал крылатую. Ему не нужно было для этого даже глядеть на её крылья; куда важнее был тот факт, что он её чувствовал.
Здравствуй! — Едва уловимо, словно дыхание летнего ветра, прошептал Вэлльер'Риан незнакомке на безупречном языке крылатых.
Внешний вид бродяжки его ничуть не смущал. Он улыбался ей чисто и искренне, и, по правде говоря, не ждал от неё откровения. Прежде всего он хотел с ней поздороваться и, может, узнать, какова у неё жизнь в Столице?
Остальные же люди пока не заслужили внимания крылатого, так что он их, столь же просто и невинно, проигнорировал.

0

6

Наверняка, у каждого были такие моменты, когда они вполне четко ощущали прибытие каких-то совершенно диких изменений, однако, не могли списать это чувство ни на что иное, кроме как как на паранойю. Саливан-Фьюз прочувствовала это в тот момент, когда до ее ушей, сквозь шум идущих туда-сюда по улице Св.Аврелия людей послышались ритмичные удары каблуков, отстукивающих, словно спешащие часы, мелодию, не предвещавшую ничего иного, кроме хтонического ужаса. Конечно, с хтоническим ужасом Софи переборщила, хотя бы потому, что сейчас она была в Столице, а в этом месте крайне редко случались моменты, когда ни с того ни с сего на улицах города появлялись жуткие существа с щупальцами, но почему-то мозг ее подсказывал именно эту картину, или по крайней мере что-то сродни этим кошмарным существам, и когда капитан повернула голову в ту сторону, откуда этот стук раздавался, при этом все еще стоя чуть наклонившись в сторону безымянной крылатой, по спине ее пробежался холодок.
Это был Дзюго. Казухира Дзюго. Кажется. Фьюз все еще не могла запомнить его иностранную фамилию, но в свое время постаралась запомнить хотя бы имя, и этого был ей, честно говоря, уже достаточно, учитывая, что после случая с поездкой на Айрон уже не думала его встретить, и распрощалась так же, как прощалась с другими пассажирами. То бишь, с расчетом, что на этом история закончится и самурай больше ей не встретится. Никогда.
Не стоит, правда, думать, что Софи недолюбливала выходца с Айрона. Ничего подобного, хотя бы потому, что этот спутник уже давно доказал, что является он человеком порядочным, хоть и довольно устрашающим. Просто такие встречи сами по себе были внезапны, и когда Дзюго подошел практически вплотную к капитану, у той словно что-то перехватило в горле, из-за чего ответ родился не сразу, а лишь после долгой паузы, во время которой Фьюз с некоторой паникой, не отрывая взгляда, смотрела на человека с мечом, а затем откашлялась, словно длительное молчание было связано с проблемами со здоровьем:
- Я, кх-кх, нет... Кхм. Здравствуйте. - постепенно краснея и отводя взгляд ответила Фьюз, постепенно чувствуя, как земля уходит у нее из под ног, вместе с ее зоной комфорта. - Не ученица. -
Если бы здесь был Ульв, она могла бы еле незаметно его толкнуть, и он бы точно что-нибудь сказал. Веселое. Ну или грустное, что-нибудь. А если бы Карин, то она бы ничего не сказала, но уже ее одного присутствия было бы достаточно, чтобы не заводить разговор. Вероятно. Опять же, не то чтобы Софи считала ее плохим человеком, но, вполне возможно, один вид ее подруги требовался для того, чтобы оставить двух девиц в покое. Но их не было, и из всей команды Жестянки была только Фьюз,  которая не могла связать и двух слов, не находясь в той самой зоне комфорта, которая кончалась за порогом трапа ее корабля. И это раздражало больше всего, даже больше нависающего над ней самурая, что только усугублял своим видом и без того сильное желание свернуться в клубочек и заплакать. Потому что раньше Саливан-Фьюз подгоняло желание избежать конфликта с боссом и при этом не отправлять по ужасному пути общения с местной стражей бродяжку, теперь же все, что ей хотелось, это вернуться обратно, домой, лечь на койку и закрыться в одеяло... По крайней мере до того момента, как бродяжка не произнесла вопрос, на который у Софи был ответ, и это была единственная причина, по которой девица смогла найти в себе силы все же поднять взгляд, посмотреть украдкой на Дзюго, который был поглощен изучением незнакомки с крылышками, перевести на нее же взгляд и чуть наклонившись, будто так ее было бы лучше слышно, ответить:
- Академия это самое большое здание в городе... Ну, вот эта башня... - Софи повернула голову, почти успела поднять руку, чтобы указать в сторону возвышающейся над соседним здании башни, принадлежавшей, собственно, самой Академии, и тут же, резко опустила ее, так как как раз с той стороны на них шло двое. Нет, не двое бугаев, готовых порезать глотку за кошель монет, а вполне себе цивильных людей, но почему-то в тот момент Софи показалось, что лучше бы это было двое бугаев, а не женщина и ребенок. Крылатый ребенок. С которыми надо было вести разговор, а не убегать, как от бугаев. Убегать Софи умела. Говорить — нет, поэтому дальнейшие слова потонули в воздухе, будто подбитое судно падающее вниз — Я.. Оттуда.. Была. Там. -
Много людей. Очень много людей. И совсем никакой Жестянки. И, что самое ужасное, никого из знакомых людей, кроме Дзюго. Брутального и страшного Дзюго, который, конечно, не имел пока что желания располовинить Софи на две ровные половинки, но с которым общаться также было немного тяжело. И единственным решением в данной ситуации, что пришло в голову Фьюз, было потупить взгляд, согнуть в локте правую руку, на которой слегка подрагивала ладошка, помахать новопришедшим и помолчать. Боже, как же хотелось домой... Или к Карин. У нее хотя бы чай есть. И, кажется, отсюда до нее была всего лишь пара минут ходу через подворотни. Или чуть больше, если по главной улице. Определенно, надо было бы к ней зайти...

0

7

Тэнга невольно усмехнулся. Не слишком изменившись в лице, впрочем, но даже малейшие изменения гранитной массы можно легко заметить, и посчитать их значительными. Так произошло и здесь.
Кроме того, этому впечатлению способствовал характерным звук.
Успеешь ещё вниз. Для этого много ума не надо. Начни с Академии. — Отозвался он голосом холодным и уверенным, тёплым, что ваши ветра Нортдира, пробирающие до костей, но с ноткой неуловимой, и в то же время ясной, не оставляющей сомнений, что злых намерений у Тэнги нет, скорее наоборот, они даже дружелюбные. Настолько, насколько себе может их позволить столь приветливый человек как Дзюго.

От Тэнги не уклонилось сморщенное, пусть и на мгновение, личико, но в следующее мгновение его вниманием завладела Софи.
Правда, он невольно подумал, что внимания этого девушка совсем не хотела. Она покраснела, точно закатное солнце Айрона, — мудрецы говорили, что это как-то связано с остаточной магией с Цисфора, заносимой так далеко мощными эфирными ветрами, — а потом явно потеряла самообладание. Ну, не впервой, хоть Дзюго и успел позабыть, каково это, общаться со столь социопатичной особой.
А жаль. Она чем-то похожа на тебя, — Заметил Дзюго, подразумевая неряшливый облик. Что одна, что другая напоминали то ли бродяжек, то ли нищих, то ли каких-нибудь полусбрендивших (в хорошем смысле) механиков-капитанов. Сам-то Кацухиира едва ли не сиял в своей обычной одежде, а потому других судил строго.
Право ответить на запрос девочки взялась Софи, но сделала это несколько сомнительно. Тэнга не осуждал её, нет-нет, но едва ли малышке в лохмотьях, пусть даже у неё есть крылышки, поможет указание "Ну, Академия — это во-о-он то большое здание", ибо пробраться через город было не так просто, как увидеть Академию издали. А внутрь попасть — так и подавно. Кроме того, не верилось как-то Дзюго, — на этом моменте его взгляд перешёл обратно в Алайе, — что на таких хилых крыльях можно далеко улететь. Да и можно ли вообще?
Если бы Дзюго курил, он бы в этот момент многозначительно затянулся и выпустил бы сизую струю дыма, полную сомнений и нерешённых конфликтов, но увы — этот порок обошёл его стороной. Поэтому он сублимировал отсутствие столь эффектной привычки пристальным взором, который дал плоды в виде неожиданной догадки.
Эй. — Обратился он к Алайе неожиданно серьёзно. Даже привычной мрачности в голосе, кажется, поубавилось, и теперь она даже не сравнилась бы с лесом висельников посреди ночи (максимум — одинокая заброшенная башня, полная призраков, посреди мёртвой пустоши). — У тебя, часом, не сломана рука? Ты бы лучше ей занялась, прежде чем в Академию лезть. О таких вещах стоит заботиться своевременно.

Вот у кого крыльев было предостаточно, так это у нового гостя. На таких, кажется, и сам Дзюго смог бы улететь куда-нибудь, не говоря уже о щуплом подростке лет двенадцати? Тринадцати?
Не суть. Кацухиира невольно чуть ли не сплюнул от того, с какой ненавязчивой помпой появился Вэлльер'Риан, имени которого он, конечно, не знал, и не слишком горел желанием узнать. Но вместе с ним пришла ещё одна особа — Святая Марта, и вот той повезло услышать последние слова Дзюго.
Быстрый оценивающий взгляд, и уже через секунду Марта падает на колено перед Алайей, с лицом, выражающим искреннее желание помочь, и словами, которые вполне укладываются по смыслу во что-то вроде "Позволь я тебе помогу, чудо небесное!". Честно говоря, Тэнга не слушал; он был больше рад, что девчонке так повезло найти помощь. Сам он Святую Марту не знал, но слышал о ней много хорошего.
Сам Кацухиира обратился вниманием к Софи. У него был к ней важный вопрос.
Софи, тебе случайно не нужен телохранитель? — Ненавязчиво, так, будто вопрос этот задала себе сама Салли, а не Дзюго, поинтересовался он. Интонации его, разумеется, оставались предельно невозмутимыми. — Или, может, кому-то из твоих знакомых?

0

8

…На это ушло очень много времени, но всё-таки затея удалась на славу! Пусть стоило это почти неделю беспрерывной работы трёх человек, споров, ссор и дрязг, но ведь стоило! Теперь «Жестянка» – изнутри и снаружи – блестела, словно свежесобранная. Ну, «блестела» – слишком сильно сказано для судна староватой конструкции, но по крайней мере товарный вид кораблю был придан. Теперь насмешливое «ржавый летающий кусок железа» можно было менять на уважительное… А вот этого уважительного прозвища команда пока не придумала. Посовещавшись, штурман и врач решили втихаря обозвать вымытую «Жестянку» просто и незамысловато – «Железка». Ну а что? Тоже сойдёт.

После этого экипаж корабля разбрёлся по Столице. Софи – к боссу, Ульв – куда-то по своим львиным делам, а Карин решила попросту навестить свой дом. И заодно навести порядок ещё и дома. В конце концов, после того, как Саммерсет стала частью команды «Жестянки», времени посещать дом в Столице у неё было не так уж и много. А стоило бы уделить хоть чуть-чуть – там ведь не только жилплощадь, там ещё и её врачебные принадлежности. Инструменты сменные и всё такое… Нельзя это всё без присмотра оставлять… И в пыли – тем более.
И таким образом, Чистильщица, захватив ведро и швабру, отправилась из доков прямиком до дома. Сегодня, правда, её работа заключалась не в том, чтобы избавиться от кого-то, на кого указал «почти всесильный» перст столичного криминала, а всего-навсего провести дома генеральную уборку. Ну а что? Надо пользоваться тем небольшим окном, которое появилось у Карин во время стоянки корабля. Часть этого времени она использовала, чтобы привести в порядок саму «Жестянку», часть она потратит на наведение порядка дома. В теории. До тех пор, пока не случится чего-нибудь сверхъестественного, всё должно быть просто.

Столица была разделена на несколько крупных районов. Районы же, в свою очередь, разбивались на кварталы со своими предприятиями. Одни – жилые, другие – торговые, третие – производственные… Ну знаете, всё упорядочено. И каждый район имел в себе чего-то больше, а чего-то меньше – от этого он и получал название. С дорогами и улицами проблем обычно не было… Хотя ориентироваться на местности было, как минимум, тяжело, для новоприбывшего. Как однажды сказал один знакомый Карин: «Если бы изобретательность, с которой жители Столицы придумывали названия для улиц была направлена в мирное русло, они бы давно покорили бы нижние параллели». Где-то улочка с сиарским названием, потом попадаешь на площадь, названную в честь какого-нибудь айронского героя из легенд… Брр… Ужас, одним словом. Но, ничего слишком уж сложного не было.

Карин уже довольно долго (как минимум – пять или шесть лет) жила в Столице и научилась хорошо в ней ориентироваться. Наконец, стали появляться знакомые улицы. Кажется, та, по которой сейчас шла девушка называлась как-то странно… Что-то вроде «Лазурного брода» или что-то в этом роде. С чего бы такое название? Может из-за того, что на этой улице крыши всех домов выложены характерного вида черепицей? Или из-за того, что совсем рядом был парк с небольшой речкой?.. Карин не особо задавалась этим вопросом. Важно то, что эта улица пересекала собой другую, более старую. На ней и стоял домик Саммерсет. У неё тоже было странное название.

И вот, пока девушка шла по улице, стараясь по возможности обходить особо крупные кучки людей (Карин привыкла только к компании Софи и Ульва – на остальных разумных обитателей Эйри это не распространялось), её взгляд выхватил из толпы розоватую шевелюру капитана. А что она-то тут делает? Неужели к ней в гости собралась? Не то, чтобы это было плохой вещью, просто Софи могла бы сказать ей об этом ещё на корабле! Ближайший осмотр, правда, показал, что девушка не заблудилась и пытается вспомнить направление, нет. Её внимание привлекла малышка-сильф. И одного этого было достаточно, чтобы Карин остановилась в недоумении, а затем подошла ближе, заглядывая через плечо Софи.

Сильфы даже в многонациональной Столице были редкостью. А уж тем более те, что выглядели, как бродяжки. А тот экземпляр, который сейчас сидел перед весёлой компанией, определённо являлся бродяжкой. И у неё был, откровенно говоря, болезненный вид. Акклиматизация – также одна из причин, по которой сильфы были редкими гостями на нижних параллелях. Оно и к лучшему.

Кроме откровенно печального внешнего вида, Карин также приметила в незнакомке сломанную руку. Ничего особо страшного – судя по всему, шину уже наложили, правда, весьма небрежно, но рано или поздно, кость должна была срастись. Она ещё ребёнок – оправится, несомненно.
Ну а потом начался цирк. Конечно Карин слышала не раз о Святой Марте, но, если честно, не питала особой симпатии к этой старушке. Не то, чтобы она недолюбливала её или откровенно презирала по какой-то определённой причине – нет. Просто она её не любила. Ну, что тут скажешь. Каждый сходит с ума по-своему. И как будто одного присутствия женщины было мало, она ещё и притащила с собой другого сильфа. На этот раз – мальчика.

Карин тяжело, практически беззвучно, вздохнула. Затем потрогала бантик на шее. Что ж, испугаться её не должны – большая часть шрамов всё равно скрыта.

0

9

Паршивая-паршивая Столица. И не минусовая параллель, где, как сейчас казалось Алайе, было бы комфортнее и телу, и душе, и не высшая, где достаточный уровень эфира и свободы для того, чтобы  воздух приятно грел и давал силы. Здесь же, в огромном городе, даже золотой середины не было: только каменные стены, дома, куча людей. Алайя, привыкшая к трущобам и чистым, почти пустым, площадям Великих Домов, чувствовала себя, мягко говоря, отвратительно. Не то, чтобы она была такой уж социопаткой... Но вот любительницей малого количества людей - определенно.
"Телохранитель", - отпечаталось на миг в помутнённом сознании девочки. Телохранитель - тот, кого нанимают для охраны тела или вещей. Иначе говоря: наёмник.
Пожалуй, эта-то фраза - и внезапное появление ещё одного крылатого, явно из высших слоёв населения, - сыграла главную роль в том, что сейчас случится.
   
А случилось следующее.
   
Во-первых, не придав значения прочим речам людей и уже слабо внимая окружению вообще, Алайя глубоко вздохнула. Сказывалось переутомление - и откровенно плохое самочувствие, естественно. К тому же, если Софи с Тенгой не напрягали девочку хотя бы своим спокойствием и немногословностью, то явившаяся женщина неизвестных лет вызывала у юной сильфы если не мурашки, то уж точно дискомфорт. Такое поведение и отношение к незнакомым людям - это что-то ненормальное. И соглашаться на какую-то помощь от подобной женщины, которая ещё и с крылатым аристократом явилась... Нет уж, спасибо.
   
Во-вторых, здоровой рукой девочка нащупала за пазухой мешочек с остатками денег. Конечно, их было немного: какое-то неопределенное количество медяков и пара серебряных, которые Алайя думала потратить на еду и ночлег. Но сейчас она понимала одну вещь: если она сейчас что-то не решит, то до той же таверны точно не дойдёт. Просто потому что нет сил. Потому что тут много людей. Потому что слишком запутанный город.
   
А в-третьих... В-третьих Алайя сделала то, чего не ожидала сама от себя: протянув мешочек с деньгами самураю, она негромко произнесла:
- Мне нужен телохранитель. Ненадолго. Я тебя нанимаю, - и упрямо так глянула исподлобья. Идти с незнакомым крылатым девочка не собиралась. С девушкой-механиком? Но разве её можно как-то нанять? Незнакомка, стоящая поодаль и выглядящая чуть старше ребёнка, и вовсе оказалась слишком неблизко от Асель`Диастре. Была, конечно, ещё какая-то сумасшедшая женщина, но ей, как пришедшей с сильфом и ведущей себя столь... Назойливо... Доверия не было совершенно.
Но был наёмник.
Алайя знает одно: пока ты платишь, человеку можно доверять. А немного денег у неё было. И даже если этот мужчина просто проведёт её до Академии или хотя бы укажет путь - этого будет вполне достаточно.
Ну, когда Алайя очнётся.
А сейчас, вместе с внезапным предложением (скорее требованием), на девочку окончательно надавила болезненная усталость. Чёрные круги перед глазами, туманившие ранее разум, перешли сейчас на глаза - и окончательно застлали всё вокруг тьмой. Пожалуй, не сиди сильфа у стенки, так бы и упала. К счастью, хоть в чём-то ей повезло - и она лишь сползла набок, потеряв сознание.

0

10

Можно было подумать, что Вэлльер’Риана расстроил тот факт, что на него никто не обратил внимание. Это не так.
Напротив, Лето искренне возрадовался тому факту, что никому до него, в сущности, не было никакого дела. Вот она, Столица! Будь ты хоть трижды Изумрудом Короны Вечности, да только большинству жителей эти слова ничего не скажет, а остальные только переспросят, а где этот самый изумруд можно перепродать.
И хотя Зимний, конечно, такими циничными материями не размышлял, где-то на уровне подсознания он получал искреннее удовольствие от того факта, что никто не порывался выразить ему своё восхищение при малейшем случае. Это было чем-то… новым?..
Марта, разумеется, не в счёт. Она-то как раз наоборот вела себя привычно. Разве что, чуть более раболепно, но это простительно; Лето читал, что у людей, в отличие от крылатых, чувство собственной важности не так активно стимулируется обществом. У некоторых так и вовсе, наоборот…
От крылатой же Лето тоже ничего не ждал. Она ведь была девочкой из Столицы, а значит — почти что человеком. Да и не нужно ему было её восхищение.

Поглядывая за окружающими, — интереснейшие люди! — больше всего внимания Лето уделил, как ни странно, Марте.
Поначалу он подумал, что так хорошо женщина относится исключительно к нему, однако сейчас постепенно осознал, что Святая Марта ко всем расположена дружелюбно. Вероятно, если они являются крылатыми. И, пожалуй, детьми. На взрослых людей она уж точно не кидалась.
На мгновение Винтерриар испытал смутное чувство, желание сказать, что от Святой Марты не будет зла, поскольку все вокруг словно бы негласно ополчились против женщины, но, не имея такой привычки, крылатый пока промолчал.
Незнакомка же осталась глуха к предложениям Марты. Справедливости ради, девочка проигнорировала вообще всех, кроме, неожиданно, Тэнги, который, судя его недовольному лицу, такому раскладу не был особо рад.

На лице Вэлльер’Риана скользнула обеспокоенность. Хоть он и молчал, и не обращал внимания на людей, он не был глух, и не был рассеянным, а потому все слова услышал и выводы сделал.
У нее правда сломана рука? — Спросил он тихо, обращаясь к Тэнге. Взгляд на мгновение встретился с глазами воина, и даже не дрогнул. Сила Дзюго не пугала Винтерриара.
Мужчина сперва промолчал, но от заказа отказываться, видимо, не собирался, либо в нём взыграли какие-то иные чувства, и потому он опустился к бродяжке, не давая ей упасть окончательно, и осторожно коснулся пальцами повреждённой руки.
Можно, я помогу? — Улыбнулся Лето. И хотя ответом ему стал скептичный взор со стороны Дзюго, ответа «Нет» Зимний не услышал, и потому двинулся вперёд.
Лёгким, исконно-царственным движением руки он отстранил в сторону Марту. Затем прошёл мимо остальных людей.
В зелёных глазах загорелось изумрудное пламя, а поднятая ладонь озарилась эфирными кругами. Огромные прекрасные крылья вспыхнули оттенками бирюзового, синего и зеленовато-голубого, — эфирная магия здесь, на первой параллели, была намного слабее, но таким мощным крыльям не составляло труда уловить её, — а затем он плавно склонился к Алайе и едва уловимым касанием провёл ладонью по её руке.
Голубое колдовство скользнуло по жилам и венам девочки, удивительно тёплое и свежее, точно летнее небо, озарив её на каких-то несколько мгновений, а затем Вэлльер’Риан встал, совершенно спокойно, и его ауру чистого неприкрытого могущества словно ветром сдуло. Лишь бирюзовые перья-искры вновь нет-нет, а срывались с крыльев.
Он тряхнул головой, словно прогонял остатки колдовства, а затем протянул руку Марте.
Идём! Ты обещала показать мне город. С девочкой всё будет в порядке. — Заверил он женщину. — Когда она очнётся, её рука уже будет исцелена.
Женщина рассыпалась в привычных уху Лето возгласах восхищения и восторгов, а тот увёл её прочь, вглубь Столицы.
Ему хотелось, чтобы злые люди не беспокоили Марту своим равнодушием и предвзятостью. В конце концов, она помогла ему, а теперь он помог ей. Это было честно.
Возможно, не только ему повезло, когда он встретил бескорыстную помощь по прибытию в Столицу.

0

11

Постепенно, мгновение за мгновением, ситуация выходила из под контроля. Честно говоря, Софи вообще затруднялась сказать, имела ли она вообще хоть какой-нибудь контроль во всем этом разговоре, но теперь было очевидно, что его не было вовсе. Много незнакомых людей, и лишь один из них, кто был относительно знаком Фьюз, постоянно тикающий таймер, отсчитывающий секунды до того момента, как придет босс, вызовет стражу и их всех загребут куда-нибудь в нехорошее место. Ну, может, кроме Софи, хотя, нет, ее тоже просто чтобы проучить, что не стоит лезть в свое дело. Да, Йор вполне мог сделать что-то похожее, поэтому когда в разговор вплелась старушка, о которой Салли не знала ровным счетом ничего, и странный светящийся мальчик, все, что оставалось бедному механику — это молчать.
Даже тогда, когда к ней обратился Дзюго, девушка лишь взглянула на него слегка паническим взглядом и то ли задрожала, то ли попыталась помотать головой из стороны в сторону, дав таким образом отрицательный ответ. Возможно, это было грубо, и надо было сказать о том, что на торговых маршрутах Жестянки редко встречается кто-то, кто может перерезать глотку, просто потому, что даже дорога до Девичьих Островов, по крайней мере от Столицы, сейчас считалась относительно безопасной. Возможно, надо было сказать о том, что пару недель назад она уже набрала двух человек, и если наберет третьего, четвертого и пятого, то босс подумает, что она что-то затевает, а не пытается просто набрать экипаж для дальних полетов, о которых говорилось ранее. Возможно, надо было сказать о том, что у Фьюз банально не было денег. Ульв просил за свои услуги полную ставку, ради которой Софи пришлось выпросить у Йора прибавку, Карин же согласилась на половину, и то только потому, что Фьюз не заставляла ее летать каждый раз, олько когда у той было время и возможность, а у хорошего хирурга их было мало. И не смотря на вполне себе дружеские отношения, вопрос денег по крайней мере для Софи стоял очень остро, и нанять еще одного человека означало остаться без порток. Честно говоря, в тот момент девушке хотелось быть одним из тех магов, что умели разговаривать, не открывая рта, а передавая мысли из головы в голову, хотя бы потому, что будь ситуация немного другой, она могла бы дать более развернутый ответ, но сейчас ее челюсти  будто были слеплены клеем. Или ирисками.
Мысль об ирисках помогла немного переключиться. Из этого места определенно стоило уходить, ибо спектакль переключился с механика на девочку с крыльями, что рухнула в обморок, ее только что нанятого телохранителя и светящегося мальчика. Почему-то старушка и Софи оставались все это время не удел, но если в плане Святой Марты трудно было сказать, радовалась ли она этому раскладу или нет, Фьюз это отвлечение внимания в каком-то смысле радовало. Поэтому, отойдя назад, она попыталась снова что-то сказать, на этот раз на тему того, что у нее кипит чайник, а затем развернулась на 180 и закричала. Точнее, закричала бы, если бы ее рот открывался, а так этот крик, вызванный внезапным появлением незнакомого человека прямо за спиной у Фьюз, был больше похож на тихое скуление, прервавшееся как только глаза Софми разобрали в незнакомце незнакомку. Точнее, знакомку. Точнее, Карин. Которая была все же знакомым человеком, хотя для данной ситуации скорее подходило не слово «человек», сколько «остров спасительного спокойствия», и только благодаря тому, что Софи прекрасно знала о нелюбви Саммерсет к прикосновениям других людей, капитан удержалась от того, чтобы прямо сейчас на месте обнять корабельного врача и унести ее подальше от этой суматохи с криками «пошли пить чай!». Честно говоря, Фьюз не знала, почему чай опять пришел ей в голову, возможно, тому виной была мысль об ирисках, и когда мозг ее снова переключился с того ужаса, что творился за спиной у нее, капитан мельком обернулась, всего на мгновение, затем тут же повернулась обратно к Карин и прошептала так, чтобы из присутствующих слова псевдо-механика слышала только ее подруга
- Забери меня отсюда, пожалуйста. -
Определенно, это было слишком. В смысле, вся ситуация. Ты не ожидаешь целых разборок с вундеркиндами и злыми самураями, когда просто провожаешь своего начальника до работы, одновременно компостируя ему мозги на тему того, что ты хочешь полететь с аристократами валить китов. Кита. Подобные суматошные ситуации больше подходили для доков, где жизнь всегда кипела, в особенности рядом с торговыми рядами портовых районов, которые Софи обходила за милю, потому что нарваться на такой скандал означало потерять минимум час своей жизни просто потому, что она не знает, как вовремя уйти из разговора. Но, возможно, это знала Саммерсет. По крайней мере Софи на это надеялась.

0

12

Ну, нет так нет, — Равнодушно пожал плечами Дзюго.
Откровенно говоря, он ни на что особо и не рассчитывал. Так, спросил, чтобы убедиться, что здесь ему точно ничего не светит. В конце концов, Софи не показалась ему особо богатой ещё тогда, и, судя по её виду, ныне едва ли изменилось многое. Вот у Святой Марты, кажется, деньги водились, но Кацухиира не был ни вором, ни мошенником, ни даже ребёнком, чтобы их хоть как-то получить, а аура лёгкого сумасшествия вокруг женщины невольно огораживала её от притязаний даже вполне криминальных элементов, так что и услуги телохранителя едва ли ей требовались.
Внимательный взор самурая уловил в глазах Фьюз панику, и ему потребовалась добрая секунда, чтобы понять, с чем это связано. Затем в голову пришло осознание того, как она повела себя наедине с ним, — тогда девушка вернулась в колею только тогда, когда дело обратилось в деловое русло, — и всё стало ясно.
Но сказать он ничего не успел.
Внимание Тэнги привлекла та самая оборванка, заслужившая неприлично много внимания. Смерив её недовольным взором, — Дзюго не скрывал, что не любит детей, да и крылатым особой приязни не питал, — Кацухиира, казалось проигнорировал её требование, но в следующий миг, когда Алайя начала терять сознание, невыразимо быстро среагировал, подхватив и мешочек с деньгами, спрятав его в кармане, и мешочек с костями, осторожно усадив её на прежнее место.
Мужчина невольно цыкнул. На эдакое дерьмо он не напрашивался. И в то же время чётко понимал, что отказаться едва ли сможет. Несмотря на свой мрачный вид, Дзюго был знаком и с благородством, и с банальной человечностью.

Тут в дело вступил мальчишка, никак особо не проявлявший себя дотоле.
Дерзай. — Спокойно отозвался Тэнга.
Едва ли малышка хоть чем-то рисковала, а если этот принц голубых кровей (к тому же, похоже, буквально) не просто так кичится, то её ждал приятный сюрприз по пробуждению.
Спецэффекты Дзюго не слишком-то впечатлили, и не такое видывал, а вот эффект от заклинания был налицо. Взял девочку за руку, Кацухиира тщательно проследил за изменениями, которые легко угадывались по просвечивающему через кожу голубому сиянию, и не смог не оценить весьма талантливой работы. Кость, видимо, не только срастётся в ближайшие минуты, но ещё и сделает это правильно.
Дзюго почесал затылок, а затем достал мешочек с деньгами и внимательно их пересчитал. Гроши, которые у ребёнка даже в качестве платы брать грешно.
Послышался тяжкий вздох. Отказываться от своих намерений Кацухиира не собирался. К тому же, он всё равно собирался заглянуть в Академию рано или поздно (пускай и не сегодня), чтобы узнать, есть ли чего интересного у них для него. К тому же, крылатые ведь, кажется, не были частыми гостями в Академии? Так что, может, ей повезёт сегодня трижды, и кто-нибудь заинтересуется необычной девчонкой.
Почесав макушку, Дзюго спрятал деньги обратно в карман. Вернёт, когда она очнётся.

Легко подхватив Алайю подмышки, Дзюго осторожно закинул крылатую девчонку на плечо, ничуть не стесняясь того факта, что теперь крылья были видны всем. Пусть только позарятся! Отрежет руку по плечо всем особо ехидным и вороватым.
До слуха его донёсся ветер шёпота Софи, и хотя он не разобрал ни слова, это напомнило ему о механике и тех беспокойствах, которые он разглядел в её глазах раньше.
Всё также с Алайей на плече, Дзюго подошёл к Софи и бесцеремонно потрепал её по голове, точно маленького ребёнка. Каменный лик его, при этом, не изменился даже на йоту.
Сумрачный Дзюго всё также оставался сумрачным. Разве что тон его голоса, ледяного, точно дыхание снежных вирмов, потеплел на пару градусов. Если бы недалеко нашлись тонкие ценители интонаций Кацухииры, они бы непременно обратили внимание на столь разительное преображение, но увы — едва ли хоть кто-то из присутствующих смог бы отметить подобную теплоту.
Не паникуй, все уже разошлись. — Он указал большим пальцем свободной руки (другая рука придерживала безвольное девичье тельце на плече) в сторону уходящих, Святой Марты и незнакомого крылатого, — А мы уйдём прямо сейчас. Девчонку я заберу с собой, я всё равно собирался в Академию, раз уж… она меня наняла. Пха.
Саркастичный смешок, увы, получился даже слишком молодцеватым для задуманной язвительности. Но главным образом этим звуком Кацухиира хотел показать Софи, а заодно и всему миру вокруг, что он не опустился ещё до той степени, чтобы за простую прогулку до Академии забирать все деньги мелкой бродяжки со сломанной рукой. Рука, конечно, видимо была уже более-менее цельной, но вот все остальные факты эта деталь не перечеркивала. А Дзюго уважал факты. Особенно если они касались его.
Взгляд Тэнги, мрачный, словно эпитафия для особо опасного маньяка, на мгновение задержался на незнакомке. Её он раньше не видел, но быстро сообразил, что раз Софи шептала что-то ей, а больше и некому, значит она этой девчонке доверяет.
Позаботься о ней. — Равнодушно бросил он, подразумевая, что речь идёт о капитане Фьюз, после чего, уже не оглядываясь ни на кого, пошёл прочь.
И лишь звонкий звук уверенно стучащих каблуков на мгновение повис в воздухе.
А затем пропал и он.

0

13

Надо сказать, что за всё время их совместной работы, Карин успела узнать Софи поближе. И зная то, как она зависима от Жестянки - её маленькой крепости, своеобразной «твёрдой земли» - она искренне ей сочувствовала. По крайней мере, то чувство, которое Саммерсет испытывала, глядя на скулящую от ужаса девушку, можно было назвать сочувствием. В конце концов, у Карин тоже был перечень проблем, затрудняющих общение, нормальное общение, с людьми. Так что, наверное, девушки прекрасно друг друга понимали. Поэтому, Карин решила смилостивится над несчастной Софи и поскорее увести её куда-нибудь в другое место…

О странной крылатой Карин не беспокоилась совсем. Не то чтобы она была бессердечным человеком, просто, когда какой-то крылатый пацан творит свою волшобу, тем самым отнимая у тебя работу, а потом нехило выглядящий мужчина подхватывает эту самую девчушку на плечо, то что-то подсказывает тебе, что ты, в общем-то, лишняя. Тобишь, делать здесь тебе нечего, даже если ты будешь действовать просто по доброте душевной. Впрочем, Карин добротой душевной страдала очень редко и то – только по отношению к животным, с которыми ей наладить контакт было куда проще. Опять же, бессердечной она не была, просто доброта – это было не про неё.

На мгновение Карин отвлеклась, провожая взглядом странную парочку, состоящую из крылатого паренька и странной женщины. Да уж, кого только судьба вместе не сводит. Впрочем, чем занимаются всякие аристократы – не её дело. Никогда не было её делом.

Вернувшись к Софи, Карин поймала на себе взгляд того мужчины, на плече которого покоилась крылатая нищенка. И, честно сказать, ей он не понравился. Совсем не понравился. Взгляд Казухиры и взгляд Карин столкнулись, словно две скрещенный шпаги и почти физически можно было почувствовать, как скрежетал воображаемый металл. Нет, Саммерсет не собиралась нападать, но стоящая в пол обороте к мужчине и внимательно наблюдая за его действиями, она была готова не только защищаться самой, но и, возможно, Софи. А то как-то уж не слишком дружелюбно выглядел этот славный малый.

Последующие слова незнакомца лишь чуть-чуть заставили Карин скрипнуть зубами и испепеляющим взглядом чиркануть по спине мужчины. Ещё чего! Пусть кому-то другому указывает! Впрочем, самообладание довольно быстро вернулось к девушке… Или нет? Потому что вместо того, чтобы привычно, жестом позвать Софи за собой, Карин крепко взяла её за руку и потащила по направлению к своему дому. Правда, уже на половине пути девушка опомнилась и отпустила руку Софи. Чего это на неё нашло?.. Быстро помотав головой, прогоняя наваждение, Карин, уже жестом, позвала подругу за собой. Оставалось надеется, что эта неожиданная вспышка не отпугнёт Фьюз и она поможет Чистильщице навести порядок у неё дома…

0


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 28.08.1443. Такая странная Столица.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC