http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Остров грёз » [A] Эйри 1840: Лев и овечка


[A] Эйри 1840: Лев и овечка

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата и время | погода:
Ранний полдень 12-ого августа, 1840-ой год.
Свистит сильный ветер, облачно, но солнце сильное и яркое, а потому всё же скорее тепло, чем прохладно.

2. Место действия:
Столица, отель «Ночная Жатва», особенно популярный у тех, кто работает на Клан Ночи. Поговаривают, собственно, что его специально для этих целей в незапамятные времена и построили, а потому он до сих пор сохранил в числе традиций качественное обслуживание, невысокую цену, чистое постельное бельё и приватность.
Впрочем, попасть сюда без лицензии Клана Ночи достаточно сложно, что для Ульва, штурмана, работающего на Эйтейроса, не проблема.

3. Участвующие лица:
У л ь в Э й т е й р о с с о н — ему двадцать четыре года, но он уже штурман Эйтейроса, работающий на Клан Ночи. За годы службы зарекомендовал себя с наилучшей стороны, а потому пользуется многими привилегиями, о которых более родовитые пилоты и механики могут только мечтать. Этой ночью прибыл в Столицу с регулярным рейсом, и теперь вдоволь отсыпается в «Ночной Жатве» за все свои благие дела.
Д ж е к Т ы к в а — конечно, псевдоним. Никто не знает точно, сколько ему лет, и кто он вообще такой (либо знают, но в другом амплуа, с которым Джека Тыкву не связывают), однако одно ясно наверняка — он тот ещё прохиндей. По крайней мере, так считают некоторые люди в узких кругах, и у них на то есть веские основания. В настоящий момент скрывается от погони, и стоит признать — весьма успешно!

4. Завязка:
Что делать, когда тебя преследуют неизвестные люди, явно не желающие тебе добра?
Верно! Бежать! Если, конечно, вы не умеете сражаться или не опасаетесь того, что преследователей окажется слишком много.
Джек Тыква, — его так прозвали за головной убор, который и не тыква вовсе, если приглядеться, и даже на неё не похож, но среди людей первое простое прозвище закрепилось быстро и легко, — хорошо умел и драться, и бегать, но предпочитал второе. Поединки требовали слишком много времени и сил. Поэтому — он бежит. Быстро, ловко, и уверенно.

5. Тип эпизода:
Открытый. Но учитывайте обстоятельства сеттинга!

0

2

Ульв мирно спал в своей постели.
Комната была небольшой, но уютной и аккуратной. Люди, обслуживающие отель, явно знали толк в своём деле и предпочитали вкладывать деньги не во внешний лоск, а в качество и профессионализм. Черта в целом характерная для Клана Ночи, хотя формально отель «Ночная Жатва» им не принадлежал.
Ничто его не тревожило.
Лишь робкие лучи солнца пытались пробиться через шторы, — увы, безуспешно! Только тонкая золотистая полоска в изножье кровати была их успехом, — и намекнуть хозяину комнаты, что время сна давным давно прошло.

Джек же бежал.
Ему было привычно это действие. Более того, Джеку она нравилось.
В такие минуты юноше казалось, что он воплощается в само событие, самую стихию перемещения; он скользил по парапетам и крышам, точно птица, — поэтому у его маски и был клюв, — а в нужные мгновения буквально взлетал, парил мгновение-другое, приземлялся и бежал дальше. Его тело привыкло к нраву своего хозяина, и отзывалось на такой ритм не усталостью или, тем паче, болью, нет-нет, оно ликовало и торжествовало вместе с ним. Гибкое, ловкое, жилистое, с необходимым минимумом мышц, чтобы и себя подтянуть без труда, и в нос дать с лихвой. Одним словом — оно ему соответствовало. А рост... что же, на рост он тоже никогда не жаловался. Не слишком высокий, зато пролезет туда, куда ваши двухметровые шланги никогда не протиснутся.
До ушей донеслись звуки в отдалении.
Что же, они тоже были хороши. Нужно было придумать, как от них избавиться.

Хозяева «Ночной Жатвы» никогда не задавали вопросов.
Некоторых их постояльцев ценили, несмотря на эксцентричность натуры. По правде говоря, это было настолько привычным явлением, что слуги нередко спорили об заклад, шутки ради, какая картина будет их ждать, когда из призовут убираться в комнатах. По правилам отеля, комнаты убирались исключительно в двух случаях: когда хозяин комнаты того пожелает сам, либо после его ухода. Считалось, что это позволяет постояльцам создать комфортную обстановку конкретно для себя, экономило силы работников отеля, а кроме того — никакого лишнего внимания.
Одним словом, никто не знал, во что Ульв превратил свою комнату, когда пришёл в неё, хотя многие полагали, что ничего особенного там и нет: Ульва хорошо знали, и он считался одним из самых спокойных клиентов, за что был любим. Тем не менее, случалось всякое. Кто знает, был ли он также сдержан сейчас?

Джек резко огляделся по сторонам.
Туда-сюда, уловить отблеск солнечного зайчика и не забыть оттолкнуться от черепицы; подпрыгнуть чуть выше, забраться на новую крышу и обогнуть дымоход (кто ими ещё пользуется?), а затем — прыжок на несколько футов через всю улицу, вниз, кувырок — и дальше вперёд, вперёд, вперёд!
Мысль озарила внутренний лик Джека, когда он увидел хорошо знакомые буквы.
«Ночная Жатва». Идеально. Туда даже они не сунутся — чревато! А если ему повезёт, то в комнате, куда он попадётся, будет пусто. Да и даже если сунутся, он успеет выиграть достаточно времени. Клана Ночи он не боится, он работал на них в прошлом. Чай, простят за былые заслуги. Ну или накажут не так сильно, верно? Рискнуть стоит.
Лёгкое движение, толчок ногой, и Джек повис на перилах балкона. Лёгкое, уверенное движение, и он поднимается на сам балкон. Ручка, разумеется, заперта, а вот окно — нет. Аккуратно приподняв его, он в одно движение проскользнул внутрь, уже в комнате соскользнув, увы, ненароком, на пол.
На мгновение Джек замер, прислушиваясь к окружению, и вдруг понял, что окно-то открыто! И если он не поспешит...
Мгновение потребовалось ему, чтобы как есть, в одежде, нырнуть под одеяло к незнакомцу, который там уже был. Он настолько отчаянно осмелел, даже не обратил на это никакого внимания.
Тсс! — Прошептал он заспанному, но явно проснувшемуся воину. — Позволь мне спрятаться под твоим одеялом! Пожалуйста!
И нырнул под одеяло, прижимаясь к мужской груди так, чтобы через окно нельзя было увидеть его силуэт.
Угораздило же! А он подумал, что тут никого. Впрочем, ладно, могло быть и хуже...[AVA]http://s7.uploads.ru/QLVoh.png[/AVA]

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-10-04 19:02:00)

+1

3

"Ульв мирно спал в своей постели."
Собственно, так и было. Штурман Эйтейроса никогда не жаловался на бессонницу вне зависимости от места, времени или своего состояния. Отличавшийся почти богатырским здоровьем оборотень (как впрочем и большинство его сородичей) мог спать везде и в любом положении. "Если не можешь уснуть - значит, ты не хочешь спать," - гласила одна из его внутренних установок.
На сей раз же, конечно, условия его отдыха после очередной поездки были весьма и весьма комфортными. Клан Ночи владел многими заведениями, но в одно из них лев заходил с особенным удовольствием.
"Ночная Жатва" не смотря на слегка мрачноватое название обладала всеми качествами хорошего трактира, да ещё и хозяева были не болтливые, а персонал исполнительным. Вот и сейчас Ульву выделили его любимую комнату, одно из двух окон которой выходило не прямо на соседний дом, а на улицу. Ульв всегда держал его открытым. Прошлой ночью было душно, поэтому хоть и Норд и прикрыл второе окно, но запирать не стал. Воров он не боялся. Ну, во-первых, вряд ли кто посмеет воровать в "Жатве", а во-вторых, воровать-то было особо нечего. Ульв не имел привычки накаливать материальные блага. А смысл? С собой их не утащить. Кормить особо некого. Деньги он тратил в основном на бытовые нужды и нехитрые развлечения.
А посему в комнате Ульва не было практически ничего, кроме первоначальной утвари. Несколько комплектов одежды, одна-две книги из местной библиотеки, которые нужно вернуть до следующего плаванья. Это вовсе не означало, что Ульв аскет, просто все это было ему не нужно.
Какие сны снились Северянину в тот момент, она забыл тотчас, как только увидел перед своими ещё до конца не раскрытыми глазами маску птицы. Вообще-то Ульв был не из робких, поэтому он не издал ни звука, лишь удивленно смотрел на кого-то, чья комплекция несколько уступала мужчине, что сейчас прижимался к теплому телу оборотня. Честно говоря, такое прикосновение не назовешь приятным. Не то, чтобы кожа незнакомца была сильно-холодной (по его дыханию, хоть и судорожному было видно, что он или она бежал), просто после 6ти часов сна под тепленьким одеяльцем руки незнакомца на своей талии - не то самое...
"Это что ещё за птица?" - думал Ульв, всё ещё молча разглядывая гостя. В это же время в окно просочились ещё несколько незваных гостей, а это было уже на несколько человек больше, чем довольно гостеприимный Эйтейроссон был готов терпеть спросоня. Сдать пернатое чудо он всегда успеет, поэтому лев, прижав к себе парня, высунул недовольную золотистую голову из-под одеяла.
- Чего надо? - спросил он весьма грубо. Ну, а как ещё себя вести в подобных ситуациях?
- Видел парня в маске птицы, - ответил кто-то из непонятных личностей.
- Нет. Валите. Здесь апартаменты Клана Ночи, так что уносите свои задницы, пока я добрый.
Мужчины нехотя повылазили обратно в окно. Последний цыкнул и произнес:
- Пф. Придурок.
Жаль под рукой не было ничего, иначе мужчина бы остался бы на балконе с серьёзной черепно-мозговой травмой, ибо нехрен удить льва в выходной. Но тот уже исчез. С Кланом Ночи никому связываться не хотелось, а значит... Объятия Норда плавно превратились в удушающий захват:
- Эй, птенчик, какого рожна ты тут делаешь? Объясняй быстрее, я не в духе по утрам.

Отредактировано Ulv Eiteirosson (2017-10-04 15:06:14)

+1

4

Ситуация казалась почти комедийной.
Мало того, что Джек забрался в чужую комнату, затем — в чужую постель, на конец — под одеяло к мужчине, так и его преследователи залезли в окно следом за ним! Откровенно говоря, юноша считал их более умными, чем они себя показали в итоге. А может, они просто подумали, что получится взять «Жатву» наскоком, и с другой стороны — продемонстрировали недюжинную смелость.
Значит, Клан Ночи их не пугает. Весьма… опрометчиво. Джек слыхал из источников, заслуживающих доверия, что случается с теми, кто недооценивает оборотней с Края Вечной Ночи.
Впрочем, это их собачье дело.
В любом случае, ему было не слишком смешно, хоть и забавно, когда незнакомец решил поговорить с преследователями. Те отступили удивительно легко, — видимо, они всё-таки не заметили его под одеялом, и решили, что овчинка выделки не стоит, и лучше сейчас перегруппироваться, — а уже через секунду хватка усилилась.
От такой смены отношения Джек невольно кряхнул, точно котёнок, упёршись руками в крепкий локоть, а затем вдруг расслабился и бессовестно легко выскользнул из рук норда, оставляя, правда, свою птичью маску в его руках. Разница в размерах всё-таки давала о себе знать, да и несколько фокусов в запасе у Джека имелось.
Взмахнув короткими вьющимися, точно у барашка, иссиня-платиновыми волосами, Джек обнаружил у себя небольшие, плотно прилегающие к вискам, витые рожки, начинающиеся у затылка, после чего вскочил, точно воин революции, на кровати, и, гордо выпятив грудь, молвил открыто и честно (но тихо, чтобы недавние преследователи случайно не услыхали):
Джек Тыква к вашим услугам! — Он театрально прикрыл глаза, одну руку поднёс ко лбу, другую — отставил в сторону, и продолжал в позе, точно поэт Вестфолла (скульптура руки Марчинелло, 1652 год), эффектно освещаемый сзади солнечным светом, — Борец за справедливость, равенство и право! Бежал прочь от злопыхателей всякой добродетели, жаждущих моей крови, невинности и жизни! Второе — не точно, но ты сам видел их лица, о незнакомец!
С каждым словом Джек неуловимо избавлялся от одежды, которая создавала впечатление уличного бродяги, скидывая неугодные её части в неприметные места комнаты. Под многочисленными слоями ткани обнаружился юноша с бледной серебристой кожей, очевидно — сиар.
Твоя обитель, о храбрый воин, стала моим убежищем, местом, куда я смог сбежать, спастись, и сбросить хвост! И в общем, собственно, сказал я всё, что мог сказать такой, как я, прохвост.
Джек развёл руками, — к этому времени он оказался в одном нижнем белье, явно не смущаясь своего тела, — метнулся к окну, запирая его, а потом также проворно нырнул обратно под одеяло, откуда на расстоянии в дюйм, едва-едва не касаясь носа норда своим носом, упёрся взглядом в незнакомца. На лице его расцвела беспечная улыбка самого нахального на свете авантюриста.
Короче, упёр кое-что у говнюков, и думал, что здесь никого нет. — Он вернулся в захват норда, точно послушная жертва, — Как я могу искупить свою вину и заручиться твоей поддержкой?
Голубые глаза рогатого буквально сияли чистой и неподкупной невинностью. Разве ж такой действительно может быть вором?[AVA]http://sf.uploads.ru/pXw2q.png[/AVA]

+1

5

То, как быстро вывернулся мальчишка из его захвата нанесло серьёзный удар по самолюбию норда, ведь в своих силах мужчина был уверен. Попытаться списать это на недавнее пробуждение было бы трусостью, оставалось признать, что сиар, который обнаружился под птичьей маской, весьма хорош, и, вероятно, у него есть серьезные причины для срочного побега.
Тем не менее, это не освобождало его от того, что лезть в чужие окна невежливо. Очень невежливо. И Ульв был готов "намекнуть" об этом барашку, который проворно встал на кровати, в весьма сильных выражениях, возможно, с небольшим рукоприкладством, однако, когда мужчина раскрыл рот, чтобы что-то сказать, произошло одновременно две вещи: а) парень внезапно заговорил; б) соскочив с кровати, принялся раздеваться.
Брови Северянина медленно поползли вверх и не останавливались, пока мальчишка говорил. Если б это было возможно, вероятно, они бы уползли прочь со лба оборотня, однако предусмотрительная природа заранее лишила их такой возможности, ограничив работу мышц. Тихое рычание раздалось из горла оборотня. Что вообще происходит?!
Повидав множество наглецов за время работы на Клан, Ульв был уверен в одном: наглость частенько ведёт к проблемам. Однако тут, прямо перед ним совершался акт вопиющего нахальства, а лев все также был неподвижен. Вероятно все дело было в том, что он не ожидал столько смелости в этом тонком юношеском теле. По мере избавления от тряпья, которое было надето на "Джеке" (Эйтейроссон не питал иллюзий насчёт того, настоящее ли это имя), Ульв заметил, что парень не так тщедушен, как могло показаться, однако в сравнении со львом по-прежнему выглядит котёнком.
Когда паренёк вернулся в постель (что собственно было ещё более наглым поступком, чем всё, что было сотворено ранее), Ульв даже задохнулся от возмущения. Из горла оборотня вновь послышался рык. Мальчишку стоило проучить.
Так как Джек вернулся в его объятия(почему-то это слово смущало обычно безразличного к таким мелочам Эйтейроссона), леву удалось, предварительно схватив парня за руку, перевернуть его лицов в подушку, то есть на живот. За сим мужчина прижал его своим телом, чуть заламывая одну руку барашка, и прижав второй рукой другую к постели. Ульв наклонился к уху парня. Кудрявые волосы защекотали ему нос и он непроизвольно улыбнулся. Впрочем совладав со своей улыбкой, оборотень вернул себе угрожающий вид.
- Как отплатить мне, говоришь? - прошептал он на ухо мальчику, - Как думаешь, что это за заведение?
Поняв внезапно, какую чушь он говорит, мужчина отстранился в смущеннии. Затем он просто спихнул парня с кровати. Его приобрело непроницаемое выражение:
- Для начала, собери свои вещи. Терпеть не могу бардак. А ещё, с тебя завтрак, - произнёс норд, изо всех сил пытаясь сделать голос как можно более ворчливым, а выражение - хмурым. За такую мелочь, как пара слов возмущения в адрес каких-то идиотов никто не будет брать денег, ведь единственное, что было испорчено в ходе происходящего - это сон мужчины. А это никогда не являлось для Ульва существенной ценностью. Он даже полагал, что если парень прямо сейчас оденется и уйдёт, то лев не станет его останавливать, требуя свою награду.

Отредактировано Ulv Eiteirosson (2017-10-09 14:57:12)

0

6

Откровенно говоря, Джек часто становился жертвой насилия. В той или иной степени. И, как правило, эта степень звучала так: «жертва насилия — это громко сказано», поскольку обычно такие отношения не заходили дальше того лимита, который устраивал Джека.
Впрочем, правдой было и то, что рубеж этот был не так уж низок. Более того, обычно Джек Тыква, субтильный и откровенно женственный, в чертах лица и тела, юноша,  предпочитал девушек, но не простых, а сильных; тех, которые, обладая избытком тестостерона в крови, не находили признания среди мужчин и подсознательно искали кого-то слабого и виктимного. Но не исключал и возможности взаимодействия с мужчинами; такое в его практике несколько раз уже случалось, и это было по-своему приятно.
В общем, действия Ульва его не слишком обеспокоили. И даже не встревожили хоть сколько-нибудь.
Да, мужчина рычал, аки зверь, говорил грозно и строил страшное лицо, но Джек чувствовал в глубине его души некоторое смятение и был достаточно бессовестным, чтобы успешно игнорировать угрозы в свой адрес. Иначе как бы он тогда стал таким успешным вором? То есть, вор — это не совсем правильно; скорее «экспроприатором».
Экспроприатор, да, определённо.

Буль-буль-буль, — Честно, не скрывая яркой улыбки, неразборчиво пробормотал Джек в подушку, ничуть не смущаясь своего положения (хотя определённый румянец на щеках всё-таки появился!). Лишь повернув голову набок, уткнувшись в подушку щекой, он сурьёзно нахмурился и важно кивнул, насколько позволяло положение, — «Ночная Жатва», лучший бордель во всей Столице!
И рассмеялся бы, и даже сделал это, вот только в следующую минуту незнакомец решил сменить гнев на… милость? Послабление? Прощение? Как это назвать? В любом случае, не прошло и минуты, как Джек оказался на полу. Не прохладном, как можно было бы подумать, а мягком и даже тёплом; персонал «Жатвы» не гнушался пользоваться коврами и, что даже более важно, чистить их своевременно.
А тут неплохо! — Весело отозвался Джек, положив подбородок и пару ладошек на край кровати, словно бы «спрятавшись» за ней и глядя сапфировыми, с оттенком неба, глазами в глаза Ульву. — Всего-то! А я думал, что мы переспим, отдохнём, я согреюсь у тебя в постели всласть, и потом сбегу, когда ты потеряешь бдительность… Эх.
Джек вздохнул, положив голову набок.
А ты завтрак хочешь… это же отель! У тебя тут даже кухни нет… Эх. — Джек вернул небесный взор к Ульву и на его лице чудесным цветком расцвела улыбка. — А у нас одинаковые глаза, эй! Ладно, раз ты настаиваешь, сейчас всё будет!
Джек плавно поднялся, прошествовал к тумбочке около входа, где находился отельный телефон, после чего набрал 001, — код администратора, — и не прошло и одного гудка, как ему ответил приятный женский голос. Барашек успел за это время фривольно усесться на тумбочке и начать закручивать провод телефона пальцем, точно непослушный локон.
Доброе утро!.. Да-да!.. Ох, что Вы, Вы меня узнали! Я так рад! Должен отметить, что те занятия не прошли для Вас даром, и мои уши буквально мироточат! Но я звоню по другому поводу, извините… О, мой господин желает завтрак в постель! — Джек взглянул на Ульва и залихватски подмигнул ему. — Да-да, сойдёт. Нет-нет, на одного, я не голоден, спасибо. Вы очень милы, и буду рад, если Вы заглянете тоже! Нет? Ох, очень жаль… Может, позже? Ну ладно!
Он положил телефон, после чего сощурился сладко-сладко на каких-то несколько секунд, упёршись руками в тумбочку, точно кот, а затем взглянул на Ульва с широкой улыбкой.
Сейчас всё будет!
Джек поднял ладонь, указательным пальцем вверх, и пробормотал пару заклинаний, водя руку по кругу в воздухе. В ответ его одежда взмыла в воздух, а потом аккуратно собралась в осторожную кучку где-то поодаль, в уголке.
Ты же не возражаешь против сочной отбивной? Мне показалось, что ты любишь мясо. — Джек плавно скатился на ковёр и растянулся по нему, бессовестно выгнувшись животом вверх.
Короткие кудрявые волосы цвета серебряных льдов Нортдира тонули в торжественном тёмно-тёмно сером, с алым, цвете ковра «Жатвы», эта же поверхность выгодно выделяла и молочно-бледное тело Джека. Одним словом, засранец действительно был красив, хоть и не без некоторой женственности, и хорошо знал это.

[AVA]http://sf.uploads.ru/pXw2q.png[/AVA]

+1

7

Большой кот в растерянности мотнул блондинистой головой. Парнишка был просто непрошибаемым наглецом. Он чувствовал себя аки рыба в воде, несмотря на смутившие бы любого другого человека действия. Ульв чувствовал себя... М... Побеждённым? Нет, не то. Скорее обведённым вокруг пальца, хотя физически взять в комнате оборотня было нечего.
Лев наблюдал за тем, как Джек с довольной миной болтает с администраторшей отеля, ловя себя на мысли, что парень хорошенький. Воу, вот отсюда следовало быть несколько осторожным. Слово "хорошенький" неприменимо к мальчикам с лингвистической точки зрения, для начала. Кроме того, норд был абсолютно и на сто процентов уверен в своей гетеросексуальности. Ну, то есть, до сих пор.
Отогнав непрошеные мысли сознанием того, что это Тыква своим поведением, жестами специально заставляет норда себя так чувствовать (да-да, определённо, этот хитрец может и не такое!), Ульв сел на кровати. Спать ему,однозначно, уже не придется, поэтому мужчина меланхолично нашарил на тумбочке гребень и веревочку. Завязав светлые волосы в тугой хвост, норд вновь поднял глаза на паренька.
Тот как раз потягивался возле тумбочки. Из них двоих натуральным котом был северянин, но барашек выглядел куда более подходящим кандидатом на эту роль. Все его движения были гладкими и в какой-то мере изящными. Единственное, чего не доставало - это охотничьего инстинкта. Ульв мысленно пожал плечами. А с чего бы ему быть сейчас? О пареньке, Эйтейроссон знал чуть больше, чем ничего. Исключение составляла его абсолютнейшая наглость, которую... Очень хотелось простить. При чем за просто так. Но статус страшного большого мафиози не позволял норду проявлять слабости. Поэтому кислое выражение (Не кислое, хмурое! Хму-ро-е!) не покидало лица штурмана.
- Да, я люблю мясо, - подтвердил мужчина всё тем же ворчливым голосом.
Его псевдобезразличный взгляд следил за движениями Барашка, который катался по глубоком ковру как котёнок. Зрелище было расслабляющим и забавным. Да и Джек видимо наслаждался великолепием ковров "Жатвы". Укол зависти. Норд все же оставался котом, и именно поэтому он так любил эту комнату и эти, черт побери ковры. Когда у него не было зрителей, суровый северянин обожал валяться прямо на полу, дремать или читать, но сейчас его любимое место, как раз там, где солнечные лучи (если бы шторы не были задвинуты), касались узоров на ковре было занято.
Ульв встал, склонив голову поочередно на каждый бок. После каждого такого движения раздавался весьма неприятный щелчок. Затем Эйтейроссон потянулся, ощущая как болят мышцы спины и шеи. Хотя прошлый "рабочий день" и не был сильно изматывающим, все его тело ныло и болело. Позвонки довольно хрустнули, вытягиваясь и вставая на место, и нагой норд двинулся к полке с одеждой. Там он взял холщовые штаны и, надев их, обернулся к Джеку.
- Джек, ты улегся на моем любимом месте. Двигай, - кивнул он "Птенчику", - И да, раз уж ты уже закончил разговор с администратором, то сделай мне массаж. А заодно расскажи мне подробнее, что такого важного умудрился стащить у этих недонегодяев.
Собственно, выраженные в императивной форме предложения не подразумевали отрицательного ответа.

+1


Вы здесь » Aerie ~ » Остров грёз » [A] Эйри 1840: Лев и овечка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC