http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 28.08.1443: Академические трудности


28.08.1443: Академические трудности

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дополнительные сведения

1. Дата и время | погода:
28 августа 1443 года, полдень. Погода тёплая, не жаркая, но не холодная - это точно. Солнце приятно греет, вокруг почти зелено за исключением редких жёлтых и рыжих листьев.
Небо чистое, ясное. Дождя не предвидится.

2. Место действия:
Столица, Академия и прилегающие окрестности. Преимущественно в помещении гостевой комиссии.

3. Участвующие лица:
А л а й я — чернокрылая девчушка, сбежавшая с Оррмалена, ведомая неким низинным зовом, а может — просто уставшая от жизни в высоких кругах аристократии крылатых, где ты либо князь, либо грязь. В текущий момент находится на плече Тэнги и без сознания.
Д з ю г о — самурай родом с Айрона, с не самой простым прошлым но умопомрачительно простым настоящим. Ищет работу, и нашёл её в лице Алайи, которая потратила все оставшиеся деньги, чтобы добраться до Академии. Вернее, хотела потратить.

4. Тип эпизода:
Открытый, но без абсурда, пожалуйста.

5. Завязка:
Всё донельзя просто: Алайя наняла Тэнгу, а тот просто выполняет свой долг и доставляет бесчувственную девицу в Академию.

Тэнга создавал впечатление мрачного человека. В целом, он таким и был. Не самое счастливое прошлое тяготило его душу, и когда-то давно, еще на Диких Островах, Дзюго принял решение, которое определило его дальнейшую судьбу.
Он будет хладнокровным. Спокойным. Серьезным. И он не будет убивать людей просто так. Никогда.
Все же, кто бы что ни думал, а Тэнга никогда не был действительно плохим человеком. И хотя дети его скорее раздражали, чем вызывали симпатию, Дзюго не мог отказать в помощи, если это ему ничего не стоило.
Впрочем, будь у этой крылатой малышки чуть больше денег, он, быть может, и согласился бы. Но внутреннее чувство справедливости не позволяло обирать до последней нитки ту, у которой ничего кроме ниток и не осталось, а эта храбрая бродяжка, — не постеснялась же она подойти к Тэнге, самому страшному человеку из тех, что окружили ее на тот момент! — такой и была.

Вот будь ты богатой неженкой, думал про себя Тэнга, я бы не постеснялся забрать все положенное до последней монеты. А так… так ему казалось, что ей еще пригодятся эти деньги.
Звонкие шаги, отмечаемые ярким стуком каблуков о камень уличной дороги, отмеряли движение Дзюго, который неумолимо приближался к башням, с которых можно было добраться до Академии тем, кто обделен волшебными талантами или подходящими средствами передвижения. Алайя все еще была без сознания, когда он начал подъем.
Интересно, а получится ли у нее хоть что-нибудь? Академия, конечно, славилась тем, что не упускала ни единого случая ухватить волшебство за хвост, а крылатые и были магией во плоти (почти как сиары), но незнакомка оставляла в сердце Тэнги стойкое впечатление той, кто не знает, во что ввязывается, и чего вообще хочет на самом деле. Проще говоря, интуиция воина подсказывала, что ничего-то у нее не выйдет.

Он прошел по мосту, ничуть не смущаясь бренного тела на плече, к главному входу в Академию, но свернул перед ним вправо, на дорожку, выделанную аккуратно обточенным бежевым кирпичом, где, как ему помнилось, находилась гостевая комиссия. Если кто и нужен был Алайе (да и ему самому), то это именно эти ребята.
Дзюго вошел в помещение с тусклым, но удивительно мягким светом, проникающим внутрь через мутные песчаные витражи, прошел немного вперед, обнаружил неподалеку скамью и, наконец-то, снял Алайю с плеча, чай та уже вроде и сама потихоньку начала приходить в себя. А может это была заслуга того самого крылатого принца голубых кровей, черт его разберет.

Проснись и пой, — Дзюго потрепал девочку по щеке, усадив ее на кресло, кои во множестве расположились вдоль стен, неподалеку от входа. Сам он присел на корточки и привычно-мрачно глядел прямо в глаза своей нанимательнице. Голос его не был теплее даже на градус в сравнении со своими обычными интонациями, и потому отдаленно напоминал промышленные охладильники мясных боен Столицы. — Вот она, твоя Академия. Ты меня слышишь?
Тэнга удивительно ласково провел большим пальцем по ее скуле, после чего больно ущипнул ее за щеку. Некогда было разнеживаться и просыпаться, у него и других дел хватало. Убедившись, что мера возымела действие, он удовлетворенно кивнул.
Мальчишка с крыльями потрудился над тобой и сказал, что с твоей рукой все будет в порядке. Судя по всему, теперь так и есть. — Каменное лицо Дзюго выражало все возможные грани эмоций, как это делают сумрачные скалы Иш-Мираша: никак. Оно было совершенно равнодушным и спокойным, и лишь фактическая информация, которая содержалась в словах Тэнги, показывала, что ему не все равно. В сущности, так и было. Его рука указала в сторону юноши с зеленоватыми волосами в красных очках, сидящего за стойкой, который наблюдал за странной парочкой вот уже несколько минут. — Если ты еще не передумала, тебе к нему. И вот еще что…
Тэнга достал мешочек Алайи из кармана, достал оттуда самую мелкую монету в качестве символической платы, а остальное отдал крылатой девчонке.
Мы в расчёте. Если тебе нужна помощь, то в следующий раз не стесняйся сказать, что она тебе нужна, ладно?
После чего встал и бессовестно ушел по своим делам.

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-10-06 18:33:56)

+1

2

Ей больше не снилось пение. Не было голосов откуда-то оттуда, снизу, не было и просьб. Алайя не знала, в чём дело, да и пока не осознавала этого, честно говоря: она наконец-то просто мирно спала. Ну, настолько мирно, насколько мирным вообще можно назвать обморок от усталости и другого климата.
Но, по меньшей мере, больше девочку ничего не тревожило. Ни рука, удивительно быстро излеченная тем крылатым пареньком, ни сны, которые, видимо, тоже были прогнаны слишком сильной магией сильфа. И выходить из заспанного и донельзя уютного состояния совсем не хотелось. В конце концов, она наняла себе защитника, может, он и её спокойный сон защитит?
Я не умею петь, — тихонько, умудрившись закашляться, пробормотала Алайя. Нет, самурай явно не хотел находиться с ней тут какое-то ещё время: его прикосновения хоть и были мягкими (кроме того щипка за щёку), но выдавали все намерения поскорее разбудить и... И что? Забрать деньги? Так девочка уже отдала их. Просто поскорее уйти? Может, он слишком дорогой наёмник?
Она вздохнула. Нехотя приоткрыла глаз, раскрыла тут же оба, едва поняла, что рука больше не болит, а в душе ничего не ноет... Ну, в некоторой мере, естественно. И резко присела, пошатнувшись от смены положения и едва не вернувшись обратно в объятия обморока. Перед глазами противно замигали чёрные круги, голова тягуче заболела. Но проявить в кои-то веки вежливость она умудрилась: — Спасибо.
   
Итак, вот она. Академия. На самом деле, место, о котором Алайя знала лишь толику: от капитана корабля да той девушки-механика. То есть, ровным счётом ничего особо полезного.
А ты вернёшься? — уточнила было крылатая, проигнорировав слова о просьбах помощи и всего такого. Момент с деньгами слишком уязвил: она была готова к тому, чтобы спокойно распрощаться со всеми чёртовыми монетами, а не прибегать к идиотскому нытью и попыткам найти помощь за просто так (так она даже в детстве не делала!), а её ставят куда-то на низенькие ступеньки просто "потерянного ребёнка, который не в состоянии оплатить ничего". Что за гадость.
Показывать свою уязвлённость Лайя, конечно, не стала. Опускаться ещё ниже — ну нет. Спокойствие, равнодушие и... Что уж теперь-то делать?
   
Ладно.
Самурай (этого названия она не знала, и в мыслях Тенга наверняка имел простые ассоциации с наёмниками или воинами) всё же ушёл, как и говорил. Сама девочка осталась здесь, в гостевой комиссии: уже на ногах, чуть отряхнувшаяся (это не сильно помогло образу бродяжки) и откровенно сомневающаяся. То есть, она, естественно, хотела прийти сюда. Только прийти. Дальнейших действий она не продумывала. И так и решила идти до конца: безо всяких попыток выстроить планы или хоть как-то подготовить речь.
   
...
   
Конечно, ничего не вышло.
Ну, как "ничего". Что-то вышло: Алайя узнала о том, что вообще требуется для посещения или поступления в Академию, и не смогла решить даже какой-то там тест на основы теории магии и механики. Её пожалели (максимально вежливо и равнодушно), проигнорировали рассказы о каких-то пениях снизу (неужели решили, что она просто сумасшедшая?) и аккуратно отослали "Поучиться по книгам, такие-то и такие можно найти в библиотеках городских".
Не слишком хорошо себе представляя, что делать дальше, а может, попросту не желая задумываться об этом, девочка с абсолютно пустой головой вернулась к скамье. И уставилась в потолок. Надо думать и решать, но... Может, если закрыть глаза, всё окажется всего лишь глупым сном?

0

3

Столько дел, столько дел! И совершенно нет времени сидеть на месте!
Чтобы оценить всю серьёзность настроя Уилла, достаточно было узнать, что он, величайший Демогоргон Академии (с некоторых пор практически официально!), отказался от традиционной партии с младшеклашками ради подготовки к предстоящей экспедиции. Немыслимо, не правда ли? То-то и оно…
Впрочем, тому были объективные причины.
Экспедиция, пускай и в Артелос, одни из самых изученных (и потому немыслимо скучных) руин айлиров, была в жизни Уиллема, также известного как Либерт, попросту первой! И он, будучи где-то в глубине души действительно ответственным юношей, решил подготовиться к своей задаче как следует. Ведь в конце концов, да ещё и кроме того, он был не просто исследователем; он был назначен как официальный целитель всей экспедиции! А это — очень большая честь (и ответственность).

Наверное, в этом как-то замешана Майя, думал Уилл, к слову — совершенно ошибочно. Поскольку это вполне в её духе, делать всякие приятные штуки.
Он любил свою наставницу всем сердцем и чистотой молодого юноши, но, как и многие мужчины его возраста, напрочь не замечал в наставнице Орфамер женщину. Даже Ноэль, которой до женщины было как Уиллу до мужчины, он воспринимал на порядок романтичнее, даром что о романтике не думал вообще.
Ну, оно и к лучшему.
Сейчас Уиллу требовалось отправиться в Столицу. Некоторые популярные реагенты на целительском факультете иссякли, и их должны были привезти послезавтра, но Уиллем не мог столько ждать, и потому, получив официальное разрешение от декана, он взял дело в свои руки.
На бегу он успел отмахнуться в смущённом приветствии Дзюго, клёвому самураю с Айрона, которого многие мальчишки знали как регулярного телохранителя экспедиций (лишнее подтверждение того, насколько серьёзная экспедиция предстоит; пускай Уилл и не знал, что Дзюго пришёл сюда случайно). Тот шёл в администрацию, где обычно и получал поручения и взглянул на мальчишку, чего было более, чем достаточно, чтобы Уиллем расцвёл в довольной улыбке. Многие отдали бы руку за то, чтобы быть таким же крутым, сильным и высоким как Дзюго! И Уилл не был исключением. Частично. Кое-какие детали в себе, если бы он стал Дзюго, Уилл бы всё-таки изменил.
Через главный вход Уилл бежать не хотел, слишком долго, и потому спустился через боковой, там, где располагалась гостевая комиссия. Сам он там по делам никогда не был; в отличие от других студентов, Уилла притащила в Академию всё та же Майя в обход всех возможных формальностей. Но ему нравилось смотреть на новичков, когда он пару раз попадал сюда в подходящее время. Вот и сейчас…

Девушка (она, кажется, была одного года с Уиллом, или около того, а значит девчонкой назвать её язык не повернётся!), кажется, слегка потерялась. Ну, если судить по её виду.
Уилл невольно притормозил и подошёл к юноше, который занимался приёмом новых студентов. Тот сказал, что девчонка очень странная, потому что провалила вообще все возможные тесты, и, кажется, свалилась сюда прямиком с Оррмалена.
Он даже не подозревал, насколько был близок к истине в своей сальной шуточке.
Уилл, к слову, тоже.
Глаза мальчика уловили маленькие крылышки у незнакомки, и тут в нём проснулся интерес. Да ещё какой! Будучи, как и все юноши его возраста, исследователем в третьем колене, Уилл решительно не мог упустить случая пообщаться с представительницей крылатого рода. Не кривя душой, он мог честно признаться, что ему это удавалось считанные разы в своей жизни.
Кроме того, девушка была хороша собой (но это, как раз, сущая мелочь… кажется).

— Здравствуй! — Материализовался перед Алайей Уилл, взяв её руки в свои ладошки и сияя на крылатую взглядом Энтузиаста. На лице его царила самая дружелюбная улыбка.
Но, вдруг, Уиллем проявил талант, о существовании которого пока лишь смутно догадывался.
Эмпатия.
Уилл вдруг понял, что девушке немного… пусто.
Его настрой как ветром сдуло; что неуместную, пожалуй, улыбку, что яркий сияющий взор. Не то, чтобы Уилл изменил себе в привычной солнечности (отнюдь, совсем нет), но сейчас его общий оптимизм смотрелся… правильнее? Уместнее?
Он неловко почесал затылок и отпустил руки Алайи, немного покраснев.
— Извини, я просто… демогоргон, ой, в смысле, иногда делаю прежде, чем думаю. — Он смутился ещё больше, но взгляда не отвёл, и смотрел прямо в глаза крылатой. Храбро, наивно и честно. Можно даже сказать, чисто; казалось, что в его голове нет ничего, кроме того, что он говорит и показывает на лице. — У тебя что-то приключилось? Он, — оба пальца Уилла показали на юношу, который давным давно потерял к крылатой интерес, и теперь читал какую-то книгу, — наговорил тебе каких-то гадостей?

+1

4

Слишком тяжёлый воздух. Слишком холодно и слишком мало солнца. Нужда в том, чтобы прятать крылья. Избыток людей, представителей самых разных народов. И шум-шум-шум.
Алайя никогда не мечтала о путешествиях в Столицу или на какие-то острова. Знала, конечно, об их существовании, но не стремилась. Тёплые улочки трущоб и горячая земля под ногами были слишком уютными и в то же время — просторными, чтобы хотеть их покинуть. Такая бестолково-простая жизнь, что уж тут говорить, во многом нравилась девочке. Даже желание стать воительницей не могло никак пересилить общую беспечность бытия, пусть и с некоторыми мрачными моментами. Мрака-то всё равно было не так много.
А тут мрака нет, но есть холод. И тяжесть.
Алайя вздохнула. Всё равно тяжело, чёрт бы побрал этот гадкий воздух без эфирной магии!
   
А? — не то вздохнула вновь, не то ахнула крылатая, едва кто-то выдернул её из раздумий. Да ещё как: беспрепятственно схватил её за руки, мгновенно оказавшись перед лицом сильфы. Сильфа подобного энтузиазма не оценила. Резко вытащила свои ладошки — хоть паренёк и не держал их крепко — и нахмурилась. Этот жест её немного напряг. Она не привыкла ни к подобным проявлениям чувств, ни к каким-либо касаниям в целом, не считая, правда, взаимного валяния друг друга в пыли и грязи с попытками побить, и даже ласка от родителей была довольно редким явлением. Настолько редким, что ещё до появления младшей сестры Алайя позабыла обо всяких объятиях.
Но отвлечёмся от размышлений на эту тему.
   
Перед Алайей всё ещё стоял мальчишка. Человеческой расы, кажется, чуть старше или даже ровесник: не разбиралась Алайя в человеческом возрасте, да и не собиралась этого делать. Что интересно, мальчишка после резкой на него реакции никуда не делся, хоть девочка и высказала всем своим видом откровенную неприязненность. По меньшей мере, попыталась.
Мальчишек она, честно говоря, не очень любила. Особенно ровесников и тех, что постарше. Тенга был редким исключением лишь из-за того, что Алайя смогла ему заплатить — или по меньшей мере думала, что смогла это сделать, ведь оплата — это обеспечение своеобразной безопасности. Как и малый возраст: детишки меньше Алайи не воспринимались девочкой как опасность. А вот ровесники и взрослые уже попадали под рамки возможных проблем и бед. Особенно в том случае, когда её покой нарушается намеренно, как сейчас, да ещё и столь нагло.
Но предпринимать что-то более грубое или убегать пока не представлялось возможным: каких-то поводов мальчишка всё же не давал. К крыльям не тянулся, драться не пытался. Много говорил, правда, однако и извиниться успел.
Странный человек.
   
Кто-кто? — недоуменно склонила голову набок крылатая. О людях она слышала. Об оборотнях, крылатых и даже сиарах — тоже. А демог... Де-мо-гор-гон — это как вообще? — Ты вообще точно человек?
   
Вопрос о делах и проблемах, адресованный ей, благополучно был проигнорирован. Она уже не настолько плохо и потеряно себя чувствовала, чтобы принимать помощь ото всех, как это было там, возле Ворот Столицы. И настороженный взгляд синих глаз не казался обеспокоенным, скорее наоборот: он прямо говорил, что в случае чего его хозяйка сумеет за себя постоять.
Правда, это выглядело бы куда убедительнее, если бы Алайя со всей внезапной детской беспечностью не потянулась почесать крыло, нечаянно скинув лямку платья с плеча в рьяном чесании. А после — удивлённо уставилась на свой живот, издавший вдруг горькое и голодное "Бурррр".

+1

5

Девушка оказалась необычной. Сразу видно, крылатая!
Казалось бы, на ней лохмотья, и сама она выглядит слегка побито (хоть и здорово), но стати хватит на двух, а то и трёх человеческих девочек её возраста! Это было… до безобразия необычно. Уилл таких девушек раньше не встречал.
Конечно, он общался с представительницами женского пола и раньше (те же Ноэль и Майя не дадут соврать), но все они были более-менее расположены к Уиллу дружелюбно, а кроме того — были по-своему привычными, в то время как незнакомка — нет.
Однако…
— Человек! — Радостно поднял руку Уилл и солнечно улыбнулся, после чего показательно задумчиво кивнул.
…его дружелюбный настрой определённый негатив со стороны крылатой сбить не мог.
Впрочем, и за руки брать он её снова не стал. Той это явно не понравилось.
— А демогоргон… это как бы я, но не совсем. — Уилл смущённо почесал затылок, набираясь энтузиазма, а потом спокойно выдохнул, прогоняя прочь лишние беспокойства.
Он хорошо в этом разбирался, тут нечего нервничать. И неважно, что перед ним крылатая! 

— Демогоргон — это персонаж игры «Волшебники и Демогоргон», — С придыханием истинного ценителя начал Уилл, — В ней часть игроков играет за волшебников, а один — за Деморгона. За Демогоргона играть сложнее, потому что он один, поэтому за него играют только самые опытные и крутые игроки! Вот!.. И вот я такой демогоргон, ну, для малявок, с которыми иногда в эту игру играю.
Уилл неопределённо махнул рукой куда-то в сторону, где, по его предположению, находились сейчас бывшие соигроки.
На невинный и безупречно очаровательный жест Алайи Уилл отреагировал идеально: никак. Будь он взрослым, он бы непременно отметил столь привлекательную непосредственность, а может — ощутил бы и кое-что большое, но тот Уиллем, который стоял сейчас перед Алайей, свято верил в то, что девчонки его не интересуют. Следовательно, и на красоту их тел он не обращал никакого внимания. Более того, Уилл мог смело заявить, даже не подозревая, насколько взросло прозвучат его слова, что его интересует человек, а не пол или внешность! Ведь, в конце концов, в «Волшебниках и Демогоргоне» не было понятия «девчонка», не так ли? Вот и сейчас…

В общем, Уилл мыслил простыми образами, не задумываясь даже на йоту о их сложной подоплёке.
Зато звук голодного живота он уловил с совершенно бессовестной точностью.
— Хочешь кушать? — Невинно полюбопытствовал он, после чего ярко улыбнулся. — У меня кое-что есть! Конечно, это не что-то прям очень-очень клёвое, но…
Уилл снял небольшой рюкзак со спины и опустил его на скамью рядом с Алайей, после чего открыл его и достал оттуда пару свёртков, развернув которые обнаружил ароматные сахарные булочки с корицей. Разумеется, еда тут же была протянута Алайе. Майя частенько баловала своего воспитанника всякими вкусностями, а тот, не зная, куда деваться от избыточной пищи, без малейшего зазрения совести делился едой со всеми, кто будет в этом заинтересован.
Так что и незнакомка не стала исключением. Вернее — даже особенно она!
Покопавшись ещё немного, Уилл достал из рюкзака небольшую бутылку с октариновой водой Арксайда. Абсолютно чистая, она была добыта в одном из многочисленных природных источников  водного острова, и хотя была совершенно прозрачна, имела пурпурно-зеленоватый оттенок, точно витражное стекло. Октариновая вода ценилась самыми разными приключенцами за целый ряд положительных параметров; во-первых, она была полезна тем, что магия, которой была пропитана октариновая вода, рассасывалась в организме и оказывала исключительно благоприятное воздействие (повышает тонус, общее самочувствие и ускоряет заживление ран; не трудно догадаться, почему Уилл решил снарядиться такой в экспедицию), во-вторых, октариновая вода обладала адаптивным вкусом, мол, если ты ел что-то очень сладкое, она будет сбалансированно горькой, если горькое, то наоборот. И всегда, неизменно, сохраняла удивительно свежий аромат, очень отдалённо напоминающий запах цикория. В парфюмерии даже существовала целая линейка духов на основе октариновой воды, которые неизменно описывали как «обладает лёгким флёром свежести прямиком с Арксайда».

Но Уилл обо всём этом не думал. Он просто невинно уселся рядом, и решил дорассказывать о Демогоргоне. Ей ведь это было интересно, верно?
—  Вот, перекуси! Я потом пополню запасы, у нас этой воды завались. — Кивнул Уилл, — А если говорить о демогоргоне… О!
Ему пришла в голову отличная идея.
— Я покажу!
Уилл вскочил со своего места и полез в карман, откуда, спустя пару минут мытарств, достал золотистую карточку из тонкого картона, на которой был изображён подвижный портрет.
С видом настоящего профессионала Уиллем провёл пальцем по скрытой руне на рубашке карточки, а потом эффектно опустил её с небольшим хлопком на скамейку. Туда, где недавно сидел сам. А из неё, точно по волшебству (так, собственно говоря, и было), выросла миниатюрная фигурка Демогоргона; двуглавый, он напоминал прямоходящую смесь зелёного дракона и крупной ящиры, а вместо рук у него были гибкие извивающиеся щупальца.
— Вот это — Демогоргон! — Счастливо, сияя глазами, возвестил Уилл, а Демогоргон, словно и впрямь был живым, глядел маленькими глазками на Алайю. — Правда же клёвый?

+1

6

Кажется, где-то внизу можно поесть, — вслух подумала Алайя. Она помнила, что Тенга вернул ей монетки, и хоть это и обижало, но в то же время давало понять: тот человек явно отличался благородством. Да и с деньгами есть какая-никакая возможность отдохнуть и поесть. Надо только подняться на ноги, спуститься вниз и найти какую-нибудь таверну, трактир, лавку с едой — что угодно. Это ведь не так трудно, верно?
Неаккуратная попытка встать обернулась резким возвращением обратно на скамью. В глазах гадко помутнело, закружились чёрные пятна, девочка невольно прижала ладони к лицу, не то надавливая, не то просто прикрывая.
В таком состоянии она точно никуда не дойдёт. И наёмник, как назло, возвращаться не собирается. О мальчишке же, стоящем перед ней, Асель`Диастре не думала как о ком-то, к кому можно обратиться. Честно говоря, она и обращаться-то ни к кому не хотела, но Тенге можно было бы попытаться снова сунуть мешочек с монетами, на этот раз — чтоб точно взял. Да на том и порешить.
   
Вариант пришлось отмести, а незнакомец тем временем вдохновлённо вещал о какой-то игре. Что, к слову, не представляло никакого интереса для Алайи. Разве что совсем немного.
Это приют или школа? — осторожно уточнила она. Не про Демогоргона, правда. Просто Академия, бывшая в глазах крылатой чем-то наподобие центра магии и наук, сейчас медленно, но верно превращалась в какую-то, ну... Школу? И Академию, по мнению Алайи, это совершенно не красило.
   
Я могу заплатить за еду, — мгновенно отреагировала бродяжка, услышав намек о чём-то съестном. Попав сюда, на нижние параллели, в голове у ней крепко засела мысль: здесь за всё и всюду нужно платить. Люди — существа бедные и корыстные в большинстве своём, поэтому готовься распрощаться со всеми деньгами. Впрочем, это выглядело логично и даже приятно: оплатил — можешь не ждать подвоха или проблем. И прекрасно.
Впрочем, паренёк этим, кажется, не был обеспокоен и попросту протянул девочке не только свёрток с булочкой — от которой, между прочим, шёл потрясающий аромат — но и бутылку с водой. Странной водой, однако ничего не поделаешь — у людей свои какие-то непонятные вкусы.
Воцарилась странно-уютная атмосфера, в которой Алайя, жадно жующая угощения, на удивление внимательно и даже как-то благосклонно слушала нового знакомого, с едва заметным любопытством наблюдая за картами и действиями.
Всё же странно люди используют магию. На такие вот забавные безделушки. Не то, что крылатые — хоть крылатых магов Алайя и не видела толком.
Ага, клёвый, — согласилась она невнятно, с полным ртом. Проглотила, наконец, остатки булочки и приложилась к бутылке, утоляя жажду. Что и говорить, прямо на глазах мир вокруг принимал довольно приятные и яркие краски вместе с ясностью сознания. Удовлетворённо и сыто выдохнув, девочка искренне улыбнулась собеседнику. Поблагодарить, впрочем, она забыла: наверное, полагала, что деньги всё-таки отойдут этому пареньку, а значит, они в расчёте. — Как тебя зовут?

+1

7

— Не парься! — Смущённо улыбаясь, Уилл покосился куда-то в сторону, неловко почёсывая пальцем скулу. — У меня этого добра много! Майя иногда похожа на бабушку, которая только и думает, как бы меня откормить. А маг должен быть крепким и сильным, вот!
Он мягко рассмеялся и вернулся вниманием к Алайе.
Нет, её деньги его ничуть не интересовали. Жизнь Уилла сложилась таким образом, что материальное богатство его и вовсе не интересовало. Конечно, он любил коллекционировать некоторые вещи (например, в чём Уилл никому не рисковал признаться, ему нравились новые иллюстрированные карточки «Демонов Измерений», хотя большинство истинных ценителей называли их слишком неканоничными), но цели обзавестись состоянием или, на худой конец, состояньицем, у волшебника никогда не стояло.

К слову, не обеспокоило Уилла и равнодушие крылатой особы к «Волшебникам и Демогоргону».
Он сталкивался с такой реакцией постоянно, и давным-давно научился не обращать на это внимания. Даже Ноэль, кажется, не слишком-то ею увлеклась. Ну, одним словом — девчонки! Что с них взять?
Зато, с другой стороны, она не стала отталкивать его и сердиться. Да и вообще терапия трапезой явно оказала на девушку положительное влияние. Настолько, что Уиллем Либерт удостоился самой настоящей девичьей улыбки, на которую не мог не ответить ярким солнышком во все тридцать два зуба!
— Меня зовут Уиллем! Уиллем Либерт, точно так же, как одного великого колдуна прошлого! — Ничуть не задирая нос, а смущённо потирая его указательным пальцем, возвестил Уилл, — Майя говорит, что я могу достичь тех же высот, если продолжу примерно учиться! А друзья могут звать меня Уиллом. Ты… кхм, тоже можешь! Вот.
Покопавшись ещё в рюкзаке, Уилл достал оттуда пару шоколадных конфет, здоровенных и даже отсюда яро пахнувших молочным шоколадом, — гордость лучших кондитеров Оакшира, использующих в качестве начинки потрясающий сметанный крем! — после чего протянул и их своей новой знакомой. Майя частенько говорила, что девушки любят, когда мужчины их кормят. Да и не только девушки, если уж на то пошло…
— А тебя как зовут?

— Вообще, — Начал Уилл позже, — Академия, наверное, для каждого своя. Для меня это и приют, и школа. Майя нашла меня, когда я был совсем маленьким, и привела сюда, а теперь я учусь быть волшебником. Для неё, о, совсем забыл! Майя — это мой учитель и она чудесная! Только чуточку слишком заботливая… Если хочешь, я вас познакомлю, ну, потом!
Уилл почесал затылок, довольно-смущённо улыбаясь, и окончательно уселся рядом с Алайей.
— Так вот, для неё Академия — это учёные, исследования и экспедиции на всякие-разные параллели. А для… — Он на секунду задумался, вспоминая, кого бы ещё привести в пример, — для Дзюго, например, Академия — это что-то вроде работы. Он очень клёвый, сильный и высокий! У него есть крутой меч с Айрона, и он прекрасно им пользуется! Майя любит говорить, что он одевается слишком вычурно для телохранителя, правда, но это ещё круче!
К концу реплики глаза Уилла буквально сияли энтузиазмом. Он ничуть не беспокоился о том, что говорит слишком много. Он вообще частенько так делал, болтал и болтал, а тут ещё попалась собеседница, которая ни о чём не знает! Ей ведь столько всего можно рассказать! Прямо-таки дух захватывает!..

0

8

Болтливый. Очень болтливый и – невероятно дружелюбный. Безопасный на все 99,8%, как пишут в умных книгах, но Алайя об этом не думала: перекусив и ныне ощущая приятную сытость в животе пополам со спокойствием (всё же вокруг было действительно пусто, а парень за во-он той стойкой казался просто одним из мебели), девочка действительно расслабилась. Крылья давным-давно приняли неприметный сложенный вид, скрещенные руки мало-помалу разошлись, разъехались в стороны, делая общий образ сильфы не таким недоверчивым, да и сама Асель`Диастре не пылала столь уж отрицательными настроениями. А пустота заполнилась едой и голосом этого дурацкого шумного парня.
"Его бы наверняка не любили там, у нас", – мимоходом отметила девочка. Аристократы любили болтать, но сам мальчик ни манерами, ни речью на аристократа не походил. Следовательно, такого вот его не приняли бы. Может, и побили бы даже. На воителя-то он не сильно походил.
И продолжал говорить.
   
Алайя же продолжала слушать.
Уже с куда большим интересом, чем раньше, а в то же время – и большей сонливостью. А рассказы Уилла, больше походившие на истории и сказки, стали вдруг приятно убаюкивать.
Алайя тряхнула волосами: чтобы взбодриться и прояснить голову снова. И ойкнула: в голове что-то неприятно заболело. Последствия обморока, не иначе.
   
Потом появились конфеты. Одна конфета исчезла во рту черноволосой девчонки, к другой Алайя не притронулась – объедать этого (пусть и мальчишку, пусть и болтливого) человека окончательно ей не хотелось. Даже как-то стыдно становилось от такого хорошего отношения. А плату паренёк принимать не хотел – и из-за этого факта всё боевое настроение и стремление воевать со всем вокруг рушилось на глазах, превращая ранее грозную бродяжку в обычную такую девочку, немного потерянную и явно не умеющую правильно общаться. Но сейчас она искренне старалась, да.
   
У нас таких Академий нет. А может есть, но таких, как я, туда не берут, – на удивление мягкий смешок – откровенно ерничать рядом с мальчиком-солнце не хотелось – и указание пальцем на себя: – Я Алайя, из Дома Асель`Диастре. Точнее, из побочной ветви. И вот таких нас точно в оррмаленские Академии не берут.
О, кстати об именах и профессиях...
Дзюго-телохранитель? – умудрившись зацепиться за что-то немного нужное, переспросила девочка. Телохранитель, да ещё и из Академии – это точно тот наемник, не принявший ее плату. Вот же он... Так ее опозорил. – Он у вас слишком дорогой телохранитель, похоже.
Нотки заносчивости и иронии проскользнули таки в речи, и Алайя вздохнула. Упоминание о наемнике возвратило ее из приятной расслабленности обратно в реальность, а вместе с ней и к главному вопросу: что же делать теперь? Теперь, когда нет ни пения, ни Академии, ни, собственно, дороги назад, в Оррмален.
   
Слушай, – неожиданно вдруг обратилась к Уиллу крылатая, явно напряжённо о чем-то раздумывая. – А ты не знаешь, где можно найти этого Дзюго?

+1

9

Уилл был достаточно молод, чтобы не замечать плохое в других людях. Даже если они были крылатыми. Поэтому, в общем-то, негативный настрой Алайи, торжествовавший немного раньше, он удачно пропустил мимо себя.
С другой стороны, Уиллем без труда ощущал, когда человек раскрывался перед ним, когда настроение собеседника росло, и он чувствовал себя комфортно. Тогда уютно в разговоре начинал ощущать себя и сам Уилл.
Вот и сейчас он улыбнулся, и, конечно, забрал конфету обратно.
Юноша, конечно, казался настырным, но в действительности всё было немного сложнее. Как уже стало очевидно, от скупости Уилл не страдал, но если от предложенного откажутся — в рот запихивать не станет. И если его оттолкнуть — навязываться он тоже не будет, хоть и не затаит зла.
Лишь запомнит, что этот человек ему не рад. А раз так, то пусть его окружает то, что ему любо, но не Уилл.

— Я не знаю, — Честно признался Уилл и развёл руками. Он никогда не интересовался тем, сколько Дзюго зарабатывает в Академии. Наверное, правда немало. — Думаю, что его услуги действительно дорого стоят. Академия часто зовёт его на всякие рискованные штуки...
Брови Уилла сомкнулись, выдавая размышления своего хозяина, глаза обратились к потолку, а указательный палец учёно поддержал подбородок.
— И он выглядит действительно крутым и умелым. И Майя правда хорошо говорила про него. Наверное, такие люди просто не будут брать слишком дешёвые заказы.
Юноша улыбнулся и пожал плечами.

И хотя он мало что понимал из слов Алайи, это не отменяло того факта, что ему было интересно. Кажется, Ноэль (или не она? не помнит) пыталась что-то рассказывать Уиллу про крылатых, но ту информацию трудно было назвать систематизированной, а его новая знакомая говорила так, словно вещи, упоминаемые ею, были будничны и обычны. Видимо, она была очень важной (и смелой) девушкой!
Хотя это не слишком-то совпадало с тем, как она выглядит. Но, может, это такая мода? Уилл видывал как-то, как более старшие магессы делали самые разные штуки, лишь бы выглядеть по их словам "стильно и привлекательно", и тратили на эти вещи целую уйму времени. А зачем? Непонятно.
Вот Алайя, например, даже в качестве бродяжки выглядела вполне ничего так. Ну, для девчонки, разумеется. Но раз она крылатая, значит... как она попала в Столицу?..
— Его не надо искать. — Улыбнулся Уилл. — Он сейчас парой этажей выше, я видел, как он поднимался в администрацию. Если подумать, то обычно он там проводит несколько минут, после чего уходит, либо с контрактом, либо без. И он всегда идёт той же дорогой, что пришёл, потому что в этом есть смысл! Как настоящий профессионал, Дзюго выбирает наиболее эффективный маршрут, соответственно, обратная дорога также будет наиболее эффективным средством покинуть Академию!..
Уилл несколько раз важно кивнул.
Большинство его наблюдений были, на самом деле, не его.
Общаясь с малявками, Уиллем однажды завёл разговор и о Дзюго, и те рассказали своему старшему другу все эти мелочи и детали. Порой детские головы работали удивительно стройно, а терпение их заслуживало искреннего уважения!

Уилл соскочил со скамейки и принялся собирать рюкзак отдельно. Вечно же он всё-таки сидеть здесь не может, верно? И скоро нужно будет собираться в Столицу, по делам. Но можно и не слишком торопиться, верно?
— То есть, можно просто подождать, и он пройдёт здесь совсем скоро. А ты прямо с Оррмалена сюда прилетела?

0

10

Ох, ну вот. Паренёк принял задумчивый вид, размышляя вслух об этом самом наёмнике. Алайя не смогла не улыбнуться: она прекрасно понимала эти чувства, и сейчас даже ненароком оживилась, словно наткнувшись на родственную душу. И плевать, что Уиллем так хорошо отзывается о надменном телохранителе и знать не знает, как тот же Тэнга уязвил её, сильфу. Вот плевать. Главное, что для мальчишки наёмник был, похоже, подобием героя. Или героем. Таким вот предметом восхищения и уважения. Как для неё самой была Бертрана.
Ты везунчик, — с некоторой завистью вздохнула девочка. — Он тебе нравится, и ты его часто встречаешь, видно. А вот... Вот я в детстве однажды встретила воительницу. Настоящую героиню! И деньги за работу не берёт, потому что она героиня, а не наёмник! Вот она наверняка круче Дзюго. Только...
Девочка надулась. Не то обиженно, не то расстроенно, но откровенно по-детски и искренне, что придало ей невероятно беззащитный вид. Да уж. Она пыталась понять и принять тот факт, что Бертра никогда её более не навещала, но, быть может, всё сложилось бы иначе, заглядывай воительница к Алайе? Может, Алайя пошла бы по стопам своей героини. Поступила бы в какую школу или ряды воителей. И никаких тебе нижних параллелей, никакой Столицы, сломанной руки и кучи проблем.
Только дел у неё много. Её и не встретить почти, в отличие от этого наёмника, — девчонка уныло почесала крыло — крылья в часы после пробуждения стали заметно сильнее чесаться, с непривычки, наверное — и подняла серьёзный взгляд на Уилла. Ладно, раз уж он так хорошо отзывается об этом Дзюго, значит, он не такой уж плохой, телохранитель этот. И, наверное, не хотел он ничего такого уж обидного сделать, вернув ей мешочек с деньгами.
Наверное.
Но подождать его всё же стоило.
   
Уилл тем временем начал собирать рюкзак. Алайя с неприкрытым интересом воззрилась на это, устроившись на скамье поудобнее и подперев щёки руками. Спокойная и доверительная атмосфера, созданная солнечным мальчишкой, делала своё дело: сонливость накатывала с новой силой. Девочка зевнула.
Почти. У меня, как видишь, вместо крыльев какая-то дрянь, — в доказательство своих слов она чуть повернулась, показывая собеседнику маленькие тёмно-серые крылья, — Так что я попала на корабль, а с него — сюда. Ну, сначала в какой-то другой город на этом острове, там тоже куча кораблей. А потом наткнулась на этого вашего Дзюго и... Ну, я почему-то решила, что Академия мне поможет.
Алайя явственно покраснела, отвернулась. Собственная тогдашняя наивность заставляла её сейчас испытывать смешанные чувства: стыд и растерянность в одной чаше.
В общем, придётся мне этого вашего наёмника подождать, — подытожила девочка.

+1

11

— Они выглядят мило, — Без задней мысли отозвался Уилл, когда Алайя продемонстрировала ему свои крылышки, и дружелюбно пожал плечами.
Будучи достаточно наивным юношей, он даже не подумал подумать о том, чего стоит такая недоразвитость (впрочем, он даже не воспринял размер крыльев как недостаток, чего уж там говорить о другом) в обществе сильфов. Кроме того, изучая целительство, Уиллем достаточно быстро осознал простую истину: иногда то, что кажется недостатком, является скрытым достоинством. Это как с ростом; если ты мелкий, то это вроде как не круто, с другой стороны, ты всегда залезешь туда, куда доходяга, дразнящий тебя, никогда не просунется.
Но Либерт, конечно, сейчас такими сложными материями не располагал. Лишь сказал то, что думает. Как обычно. И как обычно, на его лице царила солнечная улыбка, отмеченная лишь небольшой тенью задумчивости.

— А Академия поможет… — Задумчиво ляпнул он, мысленно задавшись вопросом, а как, собственно говоря, она это сделает? — Надо просто поступить в неё! И я могу тебе с этим помочь! Может быть, даже с Майей познакомлю, она клёвая! Просто приходи сюда, скажем… м-м-м… завтра! После обеда! И мы начнём с тобой занятия!
Уиллем довольно кивнул своей собеседнице.
Сбор рюкзака подходил к концу, и он закинул его обратно на плечи.
Теперь Уилл мог точно сказать, что разговор с незнакомой девушкой удался. И это ему нравилось, и даже чуточку смущало. Она казалась юноше удивительно красивой и умной, потому что разговаривала и размышляла не так, как прочие девчонки, а потому он был бы действительно рад услышать, если бы она сказала, что в ближайший день заглянет сюда. Тогда у него появится своя собственная первая ученица! И это смущало ещё больше.
То есть, конечно, он всего-навсего поможет ей приготовиться к поступлению, но…
…но как это иногда бывает в таких ситуациях, Уилл вдруг заметил, что краснеет. Мысли в его голове слегка спутались (кто такая эта героиня? Стоит ли об этом спрашивать? А ведь надо ещё успеть всё-таки в Столицу!), но он определённо хотел встретиться с Алайей вновь. Она была крутой. Но не такой, как Дзюго. И это было хорошо.

Из лёгкого ступора мальчишку выбил звук каблуков о каменный пол Академии. Не нужно была слышать его дважды, чтобы узнать, кто приближается.
Дзюго. Тот самый воин, не герой, а телохранитель, работающий за деньги, спустился по лестнице вниз, а потом, заметив Алайю и Уилла, обманчиво-ленивым шагом направился к юной парочке, не скрывая угрюмости и мрачности на лице (то есть, он выглядел вполне нормально).
— Ну, мне пора! — Необычно бодро отозвался Уилл Алайе. — Буду ждать тебя завтра здесь же, если захочешь прийти! Можем и просто поболтать, вот!
— Здравствуйте, Дзюго! — Буквально сияя, он здоровался с Дзюго вот так впервые!, отрапортовал Уилл, после чего ненавязчиво укатился куда-то туда.
В Столицу.
Где не было крутецких воинов с Айрона, смущающих девочек с милыми крылышками и вообще всё было по-старому знакомо. Впечатлений ему на сегодня предостаточно.
Вот только… нет, несколько дней он ещё пробудет в Столице! А потом он может что-то ещё привезёт Алайе из экспедиции!

0

12

Администрация встретила Дзюго радушно.
Девушка, работающая здесь, давным-давно привыкла к мрачности самурая, и потому ничуточки его не боялась. Ни гробовые гранитные интонации, ни сумрачный взор исподлобья, ни огромный рост с широкими плечами; ничего не брало храбрую волшебницу. Она лишь нарочито нахально улыбнулась мужчине в ответ и заявила, что его, оказывается, искали.
Дескать, обнаружился какой-то опасный остров, а это — по чести Дзюго. Конечно, попутно можно было бы устроить его на регулярную экспедицию, куда вскоре должна будет отправиться очередная группа студентов, но там и оплата меньше, и честно говоря, опасная задача на порядок приоритетнее, а Артелос… что Артелос? Изучен вдоль и поперёк, ничего с этими студентами не случится.
Дзюго почесал затылок, ничуть не смущаясь того, что такая малышка его не боится, и признал, что боевой вылет сулит больше, и для воина звучит логично. Следовательно, и думать тут не о чём совершенно.
Подпишите здесь, здесь, и во-от тут! Прекрасно! Ах, в двух экземплярах! Вот теперь чудесно, господин Дзюго! Сбор через четыре дня, подле входа в Академию! Краткий брифинг, и вперёд, в путь! И не забудьте приготовиться как следует!
Кацухиира не мешал словесному потоку леди, рассудив, что в её словах что-то разумное есть, и этого достаточно. А потому, забрав контракт и учтиво кивнув, был таков.
Если бы он был чуть более сентиментален, он бы подумал, что Алайя стала для него своеобразным счастливым билетом. Тэнге понадобилась работа, и вот, вжух!, она перед ним, и весьма многообещающая. Но, увы, Дзюго не был сентиментальным.
И об Алайе вообще не особо думал. Лишь в те секунды, когда он слышал её слова, обращённые к широкой самурайской спине, он ответил мысленно, «Конечно, если ты не свалишь раньше».
Потому что крылатая не походила на того, кто упорно готовился к поступлению в Академию, а одними крылышками в сиречи науки никого не соблазнишь.

Звонкий цокот каблуков возвестил о том, что Дзюго спускается по лестнице.
Не утих он и тогда, когда мужчина, лениво засунув руки в карманы, вышел в зал, где оставил Алайю. Его внимание казалось рассеянным, как и у всякого, кто выглядел так, словно его разбудили после бессонной ночи на десять часов раньше положенного (то есть, очень недовольно), но в действительности таким не было.
Вон — Алайя.
Вон — школяр.
Дзюго не знал его имени, как не знал и того, как зовут абсолютное большинство людей и нелюдей в Академии. Потребуется в работе — узнает в процессе. До тех пор заводить друзей особого смысла не было. Это… опасно, пожалуй.

Обманчиво медлительно, Дзюго совершенно невыразимым образом оказался рядом с молодой парочкой. Он нависал столь ненавязчиво, что древние люди, верившие в то, что небо вот-вот упадёт на их головы, перекрестились бы трижды на месте Алайи и Уилла.
Йо, — Поднял он ладонь в исконно-айронском неформальном приветствии, когда мальчишка проявил неожиданную инициативу. Впрочем, несмотря на то, что обычно на Айроне так здоровались закадычные друзья, Дзюго не изменил ни своему мрачному виду, ни интонациям, похожим по весомости на огромный камень, упавший в колодец.
Но мальчишка, не будь дурак, убежал практически сразу, избавившись от всех возможных рисков.
Дзюго же, не меняясь в равнодушной позе, просто перевёл сумрачный взор на Алайю. Та, видимо, провалилась. Иначе её бы здесь, вероятно, не было.
Убедилась, что Академия не то, что тебе нужно? — Ненавязчиво поинтересовался он, — И что будешь теперь делать?

0

13

Беспечный и кроткий комплимент Уилла не остался без внимания. Асель`Диастре сердито вспыхнула, впервые не зная, что делать: злиться, молчать или благодарить. Ну уж точно не благодарить. Хоть насмешкой его слова и не выглядели, но это слишком обескураживало — и Лайя предпочла просто их "не заметить". Мальчишка явно не знал об оррмаленской жизни ничего толкового: человек человеком. Добрый причём.
Она невольно улыбнулась.
   
Но вот... Поступление в Академию и обучение — это не совсем то, о чём думала Алайя. Точнее, совсем не то. Не имея ни капли таланта к магии, какой бы то ни было, и не интересуясь той же механикой — или науками в целом — девочка сейчас осознала ясно: Академия пойдёт мимо. Не то. Как шанс — может быть, как возможность. Не более того.
"Я бы лучше в рыцари пошла".
И уныние. Ей и в Оррмалене-то дороги к воителям не было, а тут уж и тем более не будет. Наверное, надо искать другие пути.
Завтра? Но я... — и осеклась. Растерялась, приоткрыла рот, так и не понимая, что ответить. Но я что? Я потеряюсь. Я не помню дороги. Я не знаю, останусь ли здесь вообще. — Я постараюсь.
После слов о том, что её будут тут ждать, Алайя решилась: надо прийти. Потому что ждать, не зная, придёт ли человек — это гадко. И уж она-то точно не хочет быть виновником таких чувств. Раз будут ждать, значит, надо прийти во что бы то ни стало — и точка. А уж как до завтра дожить — это вопрос другой.
Махнув мальчишке рукой на прощание, она бы улыбнулась, но заприметила подходящего наёмника — и поневоле насупилась. Вот он, явился не запылился, как ни в чём не бывало.
   
Ничего. Что-нибудь да придумаю, — словно обороняясь, бросила она. Не волнует. Совсем ничего не волнует. Да и вообще. Рука вон здоровая теперь, тело, опять же, в нормальном состоянии. Не особо комфортно на низких параллелях, но это пройдёт. И пока ещё не зима: значит, время есть. Надо только придумать.
   
Алайя протянула мужчине мешочек с деньгами, упрямо глянула.
Я тебя нанимала на честных условиях. Забирай, а я пойду, — и, всунув настойчиво несчастные монетки в руку наёмнику, сбежала. Или, по меньшей мере, попыталась это сделать: на полпути голова закружилась, от чего девчонка резко присела на корточки и схватилась за макушку. Чёртовы ж параллели.

Отредактировано Alaya Aseli`Diastare (2017-10-19 18:25:27)

0

14

Девчонка оказалась с характером. Отчасти — похвально; с другой стороны — не особо. Дзюго не принадлежал к числу тех мужчин, которые любили женщин с характером, соответственно и Алайя не вызвала у него особой симпатии своим поступком. Антипатии, впрочем, тоже; в конечном счёте Тэнга рассудил, что наличие гордости лучше, чем её отсутствие. Способствует здравой самооценке.
Что было куда как более интересным, так это смелость Алайи. Она не только не боялась его, но и не стеснялась вести себя откровенно нахально. С этим Тэнга сталкивался нечасто. Но — лишь интересным, не более того.

Он не изменился в лице, когда получил ответ, забрал мешочек скорее машинально, просто потому, что ему его так настойчиво протянули, и едва уловимо усмехнулся, когда Алайя решила сделать ноги.
Выходит, она всё-таки нет-нет, а немножко опасалась?
Например, того, что он её нагонит и даст подзатыльник за такое паскудное поведение?
Такие мысли показались Дзюго забавными, но несущественными. Он не отец ей, чтобы заниматься воспитанием, а оскорблением её действия назвать трудно. Она имела полное право отказать ему в ответе, и во всей Столице найдутся считанные единицы людей, которые откажутся от того, что им пытаются всучить деньги.
Увы, крылатая далеко не ушла. И хотя Тэнга не особо-то и старался её нагнать, разница в размерах давала о себе знать, и он оказался рядом тут как тут.

Первая ошибка воина — ставить себя выше других. — Ненавязчиво намекнул Алайе Тэнга, не глядя на неё. — Если нанимаешь кого-то, убедись, что знаешь выставленную цену, иначе может оказаться, что она для тебя слишком высока.
Недолго думая, Дзюго опустил мешочек с монетами прямо на голову девочке, после чего одной рукой поднял её за шкирку на свой уровень и взглянул прямо в глаза своим привычным, суровым мрачным взором. Ненависти, впрочем, в глазах самурая не было ни на йоту.
Поэтому о честных условиях здесь речи не идёт. — Заключил он, даже не думая отпускать её одежду и саму девчонку раньше времени, — Вторая ошибка воина — неумение принимать помощь. Есть и ещё одна ошибка воина, но она к тебе отношения не имеет, и звучит она как что-то вроде «Если девчонка забралась чёрте куда и не знает, что ей делать дальше, будет хреново, если ты не пнёшь её в нужном направлении и не поможешь сделать первый шаг», и сдаётся мне, что ты как раз из числа таких вот девчонок. Я такой ошибки совершать не собираюсь.
Дзюго поставил Алайю обратно на землю, решив не испытывать более её одежду на крепость.
Итак, — Он засунул руки в карманы и навис над крылатой во всю величину своего роста, — У тебя прямо сейчас есть два пути: получить бесценную и совершенно бесплатную консультацию, либо сбежать и пытаться придумать что-нибудь самостоятельно. Я не стану тебя преследовать. Чего ты хочешь, крылатая воительница?

Отредактировано Katsuhiira Tenga (2017-10-21 19:03:28)

0

15

Ещё немного — и Алайя точно возненавидит эти параллели. Эту тошнотворную тяжесть, давящую на виски, вытаскивающую весь воздух из лёгких и превращающую собственный вес во что-то совершенно неуютное. Конечно, сейчас было на порядок легче: первые дни на Столице девочка и вовсе провела в постели, на которую в то время были деньги. И всё же сейчас адаптация ударила с новой силой.Из-за чего именно — она сказать не могла, но смутно осознавала, что всему виной мог бы быть мальчишка-сильф. Напоил её эфиром, вылечил руку — спасибо, только вот маленькие крылья не способны удержать магию. Словно получить кислородную маску — и в один миг вновь её лишиться.
В голове больно стукнуло. Алайя покрепче сжала её. Ничего, сейчас всё пройдёт, надо только перевести дыхание.
   
Я не воин, — даже в столь дерьмовом состоянии она умудрилась огрызнуться. Оборона и самозащита — то, что вытравлено на ней с детства. То, без чего не выжить на Оррмалене, если ты — неудавшийся экземпляр, живущий с чьего-то решения на высших уровнях. И человек, такой, как этот наёмник, даже понять не мог, о чём говорил. — Сдаётся мне, ты совсем не знаешь порядков крылатых. Судишь со своей высоты. И точно — человек.
   
Алайе плохо, она хочет сдаться. Её так раздражает, так неимоверно бесит эта ситуация, что она чувствует себя мерзко. Мерзко беззащитно, почти как в Великом Доме тогда, несколько лет назад. И в то же время с ней ничего не происходит: Дзюго не торопится что-либо делать. Кажется, он вообще не собирается что-либо делать кроме того, как прочесть пару нотаций и показать свою власть. А власти у него, как у человека сильного, по сравнению с Алайей было на порядок больше. И это тоже гадко било по самолюбию.
Она точно неудачница.
   
Думаете, что такие благородные, когда помогаете, — злость в девочка начала рваться ввысь, не столько обида на самого наёмника, сколько давняя, детская — на Бертрану. Настолько сильная, что даже плохое самочувствие на миг было отправлено на задний план. Не до того, совсем не до того. — А потом забываете о нас, как о каких-то букашках. Конечно, вы же сильные, хотите — помогаете, хотите — издеваетесь. Весело!
Алайя умолкла.
Лимит сил исчерпан. Ударившись в воспоминания прошлого, девчонка вдруг расклеилась. Совсем как когда хочешь взорваться, наорать, но силы просто исчезают, а в голову, больную и ноющую, приходит мысль: если тут кто и виноват, то только ты. И твои крики тут совершенно не нужны.
   
Утереть одну порцию молчаливых слез, горьких и обидных, вторую.
Не поднимая взгляда, подняться на ноги, потереть шею, в которую пару минут назад впивалась ткань платья.
И — услышать предложение о помощи. После всего случившегося человек, которого, казалось бы, ненавидят чёрной ненавистью, предлагает помощь. Что за глупый человек?
Хорошо, — едва ли не мгновенное согласие, тихое для такой, как она. — Помоги мне.

Отредактировано Alaya Aseli`Diastare (2017-10-21 20:11:22)

0

16

Тэнга не слишком хорошо разбирался в человеческих взаимоотношениях, но слепым не был. В девочке определённо накопилась целая куча разнообразной дряни, и выяснилось это совсем скоро. Кроме того, очевидно, будучи крылатой, Алайя воспринимала мир немного иначе, нежели выходец с Айрона. Но это Дзюго как раз-таки не удивило; всё-таки она была девочкой, судя по всему — достаточно юной, и очевидно — крылатой. По всем параметрам выходило, что мир у неё несколько иной, нежели у телохранителя с катаной.
И он бы улыбнулся в этот момент, поразившись стройности логической мысли, да только ситуация как-то не располагала. Не говоря уже о том, что Дзюго в принципе редко улыбался, и сейчас это было, пожалуй, в плюс.

Кажется, такие вещи называются истерикой? Или этого ещё недостаточно?
Дзюго не изменился в лице, несмотря на достаточно яркую экспрессию от Алайи. Не потому, что был бесчувственным, впрочем, а потому что как настоящий воин Айрона, как завещал ему отец, умел сохранять самообладание в абсолютном большинстве ситуаций. Без исключения.
Но кое-что он всё-таки сделал. Мужчина отвёл взгляд, незаметно сжав зубы, почесал затылок, а затем неуловимо выдохнул, принимая не самоё лёгкое решение, и вернул взгляд на крылатую.

Рука его потянулась к чёрной макушке и удивительно ласково, — казалось, что этот мужчина так не способен, — потрепала девчонку по голове.
Хороший выбор. — Похвалил он с чуть меньшей тяжестью, нежели то обычно были наполнены его слова.
Затем Дзюго подхватил Алайю подмышки и без особого труда усадил себе на плечи. Не нести же её на плече, в самом деле? А сама она, видимо, пока свободно передвигаться не в состоянии, по тем или иным причинам.
Размяв шею, и тем самым бессовестно скользнув волосами по бёдрам крылатой, Дзюго чуть склонился, давая ей чуть больше места на своим плечах.
Держись крепче, валькирия.
А затем, вернув руки в карманы, с невозмутимым выражением лица, направился прочь из Академии, стоически игнорируя взгляды немногих людей, проходивших неподалёку, и неизменно оглядывающихся на странную парочку. Многие из них видели Дзюго раньше, но ещё никогда — с крылатой девчонкой на плечах.
Но запас красноречия воин на этих словах не исчерпал.
И запомни, никто не рождается сильным. — Достаточно тихо, чтобы его чётко слышала только Алайя, сказал он. Звонкие звуки каблуков сопровождали их путь. — Я и вовсе был рождён рабом, и если бы мне в своё время не помогли, я бы сгнил где-нибудь на арене. А если над тобой издеваются сейчас, это вовсе не значит, что они будут смеяться последними. Вопрос только в том, нужно ли тебе это будет потом.

Они постепенно спустились с башен, и Дзюго шёл крепко и уверенно, так, словно никакого груза на его плечах не было. Оно и понятно, Алайя была для воина с Айрона, закалённого множеством сражений, точно пушинка.
Зато сейчас у тебя теперь целый мир, и ты — не раб. Ты сбежала со своего Оррмалена, верно? — Он не смотрел на неё, да и не пытался, и даже не имел возможности этого сделать. — Теперь самое время подумать, чего ты хочешь от жизни дальше. Академия, видимо, тебе тоже не слишком приглянулась.

0


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 28.08.1443: Академические трудности