http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 17.03.1444 - 18.03.1444 - Клубничный рулет и прочие нежности


17.03.1444 - 18.03.1444 - Клубничный рулет и прочие нежности

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата и время | погода:
17.03.1444 – вечер. На улице недавно закончился ливень, но погода делает очевидные намёки на то, что он ещё продолжится. Воздух прохладный и довольно влажный.
18.03.1444 - утро.

2. Место действия:
Дом Карин Саммерсет – небольшой, скромный внешне и внутренне домик где-то в спальном районе Столицы. Тем не менее, довольно уютный.

3. Участвующие лица:
Карин Саммерсет и Софи Салливан-Фьюз. Просто подруги.

4. Завязка:
Если бы в прошлом кто-либо сказал Софи, что у неё появится немая подруга-врач, которая будет по вечерам приглашать её на чаепитие, Салливан-Фьюз скорее всего бы рассмеялась этому человеку в лицо («АХА-ХА-ХА-ХА, нет.»). Но сейчас капитану «Жестянки» было, в общем-то, не до смеха. На самом деле, её положение было довольно щекотливым. О тонкостях хождения в одном дождевике на двоих, пожалуй, стоит умолчать(ради сохранности спокойствия капитана).
Но, тем не менее, поход вместе с Карин в кондитерскую лавку закончился тем, чем закончился – визитом домой к молчаливому доктору, где Софи ждут чай со сладостями… И клубничным рулетом.
5. Тип эпизода:
Закрытый.

Отредактировано The Cleaner (2018-08-05 13:02:32)

0

2

Наверное, все дело было в суше, если так можно было назвать весь остров Столицы. Последнее время большую часть своего времени Софи то и дело проводила на Жестянке, притом, даже в те моменты, когда она причаливала к тому или иному острову, выполняя заказы на доставки, спала она все равно в каюте, предпочитая не снимать комнат в какой-нибудь таверне. Конечно, всегда можно было бы сказать, что подобное поведение связано с экономией, но на деле же, капитан просто не хотела покидать свой корабль, который было не на кого оставить. Феноменально, но она волновалась. В основном потому, что до того, как в ее жизни снова началась череда одиночных полетов, долгое время на Жестянке пребывала целая команда. Фактически, за год там побывала вообще куча народа, и под кучей Софи действительно понимала большое их количество. Ладно, клиенты были вполне ожидаемы, да и к Карин с Ульвом на борту капитан привыкла уже достаточно, чтобы считать их частью «семьи», но вот тот длительный полет без цели с аристократом и его веселыми телохранителями, запомнился уж точно надолго. Очень. Много. Людей.
Но почему-то сейчас их появление не казалось чем-то плохим, более того, прохаживаясь по улицам вместе с Карин, держа в обеих руках небольшую коробочку, повязанную бечевкой, стараясь не грохнуть ее на мокрую землю, Софи вообще не могла сказать, что прошедший год был чем-то плохим. Скорее, он был даже лучше предыдущих, и это, помимо встречи с подругой, вызывало даже большую улыбку. Правда, странно сочетающуюся с уставшим видом, по которому можно было четко понять — кофеин выветривается. Не смотря на это, правда, в тишине дорога не прошла. Ну, по крайней мере со стороны Фьюз, делящейся подробностями о том, как прошел полет, как в воздухе опять начал глохнуть резервный двигатель, словом, рассказывая  все то, что, возможно, было мало интересно Саммерсет, со стороны которой не было слов. Что не отменяло передачу информации, потому что историями о странных больных тоже делились, правда, не голосом, но жестами. В конце концов, даже дождь в итоге прекратился, по мере того, как две девушки шли по городу, довольно пустому  благодаря прошедшему ливню. Казалось бы, они могли так ходить довольно таки долго, в итоге делая круги по городу и просто продолжая болтать, но в какой-то момент вся эта идиллия в итоге прервалась, и сделано это было приближением к небольшому домику.
Ностальгия. «Эх, а ведь каждый раз нервничаю, когда сюда прихожу» - заметила про себя Фьюз, останавливаясь и в итоге отставая от Карин ,которая, в свою очередь, уже успела подняться по ступенькам на крыльцо, оставляя капитана в одиночестве. Не гордом, скорее, задумчивом, потому что некоторое время Софи действительно просто стояла на месте, придерживая коробочку с клубничным рулетом и глупо улыбаясь. Видимо, к этому моменту все те энергетики, что она выпивала во время полета, чтобы не вырубиться, прямо сейчас махали ей ручкой, прощаясь и оставляя мозг в забытии. По крайней мере это мог бы заметить человек, летавший с Софи уже довольно много времени, но в какой-то момент девица с защитными очками на макушке вдруг дернулась, а взгляд ее стал несколько удивленным. Улыбка и вовсе сошла с губ, из-за чего ощущение было такое, будто в окне дома Фьюз увидела призрака, но уже спустя мгновение взгляд ее перешел на Саммерсет.
А затем она сделала марш-бросок по всем ступенькам, наверх, прямо к хозяйке дома. Быстро, так, как крайне редко делала — обычно, даже в те моменты, когда на Жестянке что-то ломается, капитан просто плетется в крайне ленивой манере, из-за чего ее нынешнее поведение выглядело как что-то особенное. Более того, завершилось оно не просто резкой остановкой — девица с коробкой крутанулась на каблуках вокруг своей оси, останавливаясь прямо перед Карин, положила левую руку на свое бедро, а правой удерживала коробочку со сладким, словно поднос, после чего, голосом полным серьезности и еле сдерживаемого смеха, произнесла:
- С годовщино! -  именно так, без «й», которая запоздала ровно на столько, чтобы Софи успела это заметить и поправить себя, завершив все-же слово правильно - -ой! -
Действительно, прошел год. Как оказалось, год и пара дней, потому что первая их встреча была вроде бы в марте, пятнадцатого, но из-за своей работы Софи приехала на следующий год в столицу только спустя пару дней. Но все это было не важно. Конечно, дату первой встречи, теоретически, тоже можно было бы считать не важной, и, честно говоря, Фьюз много раз пыталась убедить себя в том, что, наверное, обычные люди помнят что-то поинтереснее, например, день рождения. Свой. Или дату свадьбы. Но вот день рождения почему-то всегда вылетал из головы, а свадьбы у Софи не было, поэтому, вероятно, она и запоминала те вещи, которые в обычном случае казались бы незначительными. И вовсе не потому, что для нее самой это событие было крайне важным. По крайней мере, так капитан Жестянки говорила себе уже множество раз, смущенно улыбаясь самой себе. Ведь, наверное, это было странно... И эта странность была еще одной причиной, по которой, спустя полторы секунды стояния в странной позе и серьезного выражения лица, Фьюз все же сдалась, хихикнула, еле сдерживаясь, и на всякий переспросила:
- Эм.. Слишком глупо вышло, да? - как всегда, неуверенность попыталась ударить ее по коленной чашечке, и, в общем-то, в очередной раз успешно. Но, наверное, именно поэтому Софи крайне дорожила дружбой с Карин, не смотря на серьезность которой, по крайней мере, в обычной среде обитания, бывали моменты, когда они дурачились. И это был один из таких моментов, по крайней мере для Софи.

+1

3

После дождя всегда становилось легко, свежо и, наверное, даже чисто. Ну, если не принимать во внимание лужи и размякшую землю. Но было всё равно неплохо. Ну, кроме той части, когда тебе приходится ютиться с другим человеком под одним дождевиком. Это не очень удобно. Но для Карин это особой роли не играло – для подруги было не жалко! Раз уж у неё не было своего зонтика. Тем более, что девушки довольно быстро приспособились и в результате неудобств по этому поводу почти не испытывали. Да и ходить далеко не пришлось – всего лишь до ближайшей от доков кондитерской. А там и дождь кончился…

А потом они гуляли. Долго и много. Софи делилась впечатлениями от последнего полёта, а Карин на каждый новый пересказанный случай отвечала одним из своих неизменных жестов – где-то она улыбалась, где-то пожимала плечами, иногда хмурилась, в какие-то моменты она недоумевающе качала головой. Без голоса оживлённый разговор сложно составить. Сложно, но можно. Может, не такой уж живой, но всё-таки. Было бы желание. Уж чего-чего, а желания поговорить у подруг было предостаточно.

Карин особо не могла похвастать чем-нибудь интересным, произошедшим за то время, пока Фьюз отсутствовала в Столице. Она сменила рабочее место с подпольной клиники на вполне себе приличную лечебницу, успела себя неплохо зарекомендовать и, в общем, у неё на руках оказалось достаточно денег и свободного времени, чтобы организовать какой-нибудь праздник. Небольшой, правда, в пределах очень узкого круга лиц, но всё же. Тут же на ум безмолвной девушке пришла мысль о том, что в ближайшее время один большой, железный корабль может со дня на день причалить в доках, после чего из него выползет порядком подуставшая капитанша, за которой нужен глаз, да глаз… В общем, возвращение Софи из плаванья звучало как вполне себе неплохой повод для праздника. Поэтому, Карин в скором времени занялась приготовлениями…

…и, в конце концов, мы приходим к тому моменту, когда парочка девиц оказывается у порога дома Саммерсет, после чего случается небольшая сценка, очень сильно напомнившая Карин о событиях годичной давности…

Некоторое время, Карин просто стояла, с непроницаемым выражением лица наблюдая за представлением Софи, после чего её губы растянулись в улыбке, а затем она и вовсе рассмеялась. В кулачок. Сипло и беззвучно, словно забыв, что у неё нет голоса. Конечно, первой реакцией на выходку капитана было отчитать её за злоупотребление кофе и прочими энергетическими напитками, но такая невинная выходка пресекла на корню все попытки Саммерсет придать себе более-менее серьёзный вид. «Ладно, потом поговорю с ней об этом,» - про себя решила девушка, после чего её внимание вновь сфокусировалось на Фьюз. Она кивнула, в ответ на поздравление. А затем указала взглядом в сторону распахнутой двери, мол, «заходи, не стесняйся».

Дождевик устроился на крючке рядом с входной дверью, сапожки устроились в уголке и сменились розовыми тапочками. Указав Софи проделать то же самое (только тапочки Софи были голубыми), Карин проследовала на кухню – следовало приготовить чай. И сладости. Софи, вроде как, говорила про «давай ограбим какую-нибудь кондитерскую…»

В общем, когда Фьюз тоже оказалась на кухне, на столе уже стояли чайник, чашки и тарелки. Для чего-то потенциально вкусного. И это что-то прямо сейчас извлекалось из недр холодильного ящика. От этого чего-то исходил вкусный, клубничный аромат…

«С годовщиной, Софи, - улыбнулась Карин, поставив на стол тарелку со знакомой формы рулетом, - надеюсь, ты оценишь.»

Рядом с рулетом тут же оказалась коробочка из кондитерской лавки.

+1

4

Воображаемые кубики в голове Фьюз со звоном ударились о не менее воображаемый пол и, пару раз перекувырнувшись, приземлились так, чтобы в воображаемый потолок смотрели две «шестерки» - все-таки вызвать недопонимание со стороны Карин не удалось такой странной выходкой, и это радовало, правда, смех подруги радовал еще сильнее, из-за чего на лице у Софи появилась уже не смущенная, а широкая и довольная улыбка. Правда, в сочетании с довольно уставшим взглядом смотрелась она странно и слегка вымученно, с другой стороны, практически каждый день именно так капитан Жестянки и выглядела. Медлить и заставлять Саммерсет ждать, в общем-то, она тоже не стала, поэтому довольно быстро оказавшись за порогом в уже привычной манере сняла сапоги, не прибегая к помощи рук, державших небольшую коробочку, и стягивая обувку путем наступания носка на пятку, после чего тут же переобулась уже в довольно милые на вид тапки, успевшие за многочисленные встречи стать чуть ли не обязательным предметом для визитов к Карин.
Тапки, впрочем, были не единственной вещью, которая повторялась из раза в раз, когда эти двое собирались попить чай — беглый осмотр вещей, которые поменяли свое местонахождение или же добавились к антуражу аккуратного домика, который Карин успешно содержала в одиночку, также был в определенной мере частью ритуала, хотя назвать это ритуалом, честно говоря, у Софи не поворачивался язык. Просто каждый раз, когда капитан оказывалась в этом месте, на ум приходила самая первая встреча, когда она заявилась сюда уже с ящиком чая, и именно с этого и началось то, что можно было назвать дружбой, а вместе с воспоминаниями приходило и некое желание найти что-то, что поменялось за время. И в этот раз это был слоник.
На поиски его, хотя в тот момент Софи не знала, что именно ищет, ушло довольно много времени — порядка секунд сорока, но в рамках похода от входной двери до кухни это было довольно долго, из-за чего Фьюз уже успела начать волноваться на тему того, что, возможно, ничего и не поменялось вовсе. Почему-то такой вариант ее не особо устраивал, притом, сама Саливан-Фьюз не могла точно сказать, почему, из-за чего в момент, когда ей на глаза попалась небольшая, всего в пару сантиметров высотой, фигурка маленького слоника, сидящего, подняв хобот, показывая довольную улыбку, часть которой закрывал несоразмерный по сравнению с самим слоником, бантик с розовую крапинку, Софи одновременно испытала две вещи. Во-первых, необъяснимое облегчение, что ее поиски закончились, а во-вторых некий крик души, поднимающийся из самых глубин и от того дошедший до внешнего мира в виде странной улыбки, которую бы иной человек назвал страшноватой и угрожающей.
«Милота-то какая!»
Естественно, сразу после этого появилось желание расспросить Карин о том, где она достала эту фигурку, но именно этого как раз делать и нельзя было, хотя бы потому, что это убило бы весь интерес. Ведь куда забавнее было бы придумывать какой-нибудь несуразный случай, благодаря которому этот слоник с бантиком оказался в доме Саммерсет, чем услышать что-то уровня «Я проходила мимо магазина, случайно его увидела и решила купить». Ведь столько интересных вещей могло случиться! Например, этого слоника мог подарить какой-нибудь разбойник, расчувствовавшийся после того, как Карин заштопала его прямо на обочине после того, как его пырнул ножом другой разбойник. Или же какой-нибудь аристократ, дочь которого не удалось спасти, подарил его немому хирургу, потому что та напоминала ему его дочку, а слоник был ее любимой игрушкой. Нет, Софи ни в коем случае не стала бы расспрашивать про слоника, поэтому, в момент, когда капитанша все же оказалась на пороге кухни с крайне довольным лицом, явно гордая своей находкой, все, что она произнесла, было:
- Я нашла слоника. - после этой фразы Фьюз не менее гордо поставила коробочку со сластями на стол, однако, вся эта напускная гордость улетучилась ровно в то же мгновение, как на глаза девице с защитными очками попался рулет. Знакомый рулет. Заставивший ее тут же согнуть ноги в коленях, падая на пол и удерживаясь за стол обеими руками, так, чтобы подбородок Софи как раз приземлился на деревянную поверхность в опасной близости от рулета.
- Ничего себе. - произнесла капитан так, будто видела его впервые, хотя могла поклясться, будто видела его и раньше, из-за чего в следующее мгновение взгляд ее перешел на Карин, а указательные пальцы на руках выгнулись и указали на молчаливого врача — Неужели это легендарный фирменный клубничный рулет Саммерсет?! -
Честно говоря, она не знала, откуда у нее столько энергии. Возможно, тому виной был кофеин (ха-ха, нет), который вообще-то должен был улетучиться, но, скорее всего, Фьюз просто была очень рада этой встрече. Настолько, что, не дожидаясь ответа, резко поднялась на ноги, сделала еще один оборот вокруг своей оси, на ходу потягивая за бечевку, что связывала коробочку, взятую из кондитерской, развязывая ее тем самым, и берясь кончиками пальцев за крышку, пытаясь снять ее и тем самым явить свету...
- Но я тоже подготовилась... Не-менее-легендарные-фисташково-лимонные-руле... руле... Эм. Секундочку. - начала было капитан, но запнулась в момент, когда крышка коробочки отказалась отпускать, собственно, саму коробочку, из-за чего капитан два просто подняла ее над столом, в какой-то момент, правда, все же поддев ее и в итоге приоткрывая — Экхэм, штучки! -
Внутри были шахматы. Точнее, внутри в шахматном порядке были аккуратные сдобные завитушки, часть из которого можно было отличить от другой половины по характерному желтому цвету, в то время как другая половина была слегка зеленоватой. И единственный минус заключался в том, что их было девять, что не позволяло разделить их напополам, но, с другой стороны, этот факт беспокоил Софи... Ну, точнее, вообще он ее не беспокоил, потому что в этот момент та с улыбкой посмотрела на Карин, явно довольная собой. В конце концов, не зря же еще до вылета она искала те места, где можно купить что-то хотя бы отдаленно способное сравниться с готовкой Карин. Хотя, слово «сравниться» здесь подходило плохо, в основном потому, что с творениями Саммерсет не могло сравниться вообще ничего. А начинать готовить самой выпечку Фьюз не хотела, потому что... Ну, в общем, она не хотела бы отравить свою единственную подругу.

+1

5

«Слоника? – ответом на заявление подруги было недоумевающее выражение лица с недоверчивым прищуром, а затем лёгкий наклон головы в сторону. – Какой слоник?..»

А потом Софи оказалась лицом к лицу с клубничным рулетом. В буквальном смысле. Очень близко. Даже слишком. Настолько, что Карин всерьёз задумалась, что капитанша настолько стосковалась по сладкому, что была готова впечататься лицом в её рулет. К счастью, этого не случилось. Через минуту Софи встала, и следивший за её действиями взгляд Саммерсет случайно замер на фигурке, покоящейся на комоде…

«А, этот слоник… - пронеслось в голове у Карин, после чего её пальцы легли ей на переносицу и потёрли её. – Точно, а я-то и забыла.»

А потом мир девушки перевернулся. Ну, точнее, он немного пошатнулся, но это было довольно ощутимым ударом по мировоззрению Саммерсет. Презентация сладостей от Софи. Той самой Софи Салливан-Фьюз, которую врач, в своё время, старалась научить готовить нечто большее, чем бутерброды, рис и кофе. Не сказать, конечно, что капитан не умела готовить – те же бутерброды у неё выходили просто прекрасно – но её навыки в этом ремесле были не слишком впечатляющими. Стоило сказать, что Софи, под чутким руководством Карин, делала успехи, но для выпечки было ещё рановато…

А потом оказалось, что эту выпечку она купила в кондитерской. В которую они зашли по дороге из доков. Оу.

Небольшой ступор, а затем последующая за ним смущённая улыбка. Карин на мгновение отвела взгляд и, видимо, теряясь в собственных мыслях, махнула рукой на чашки, в которых остывал чай и на сахарницу. А затем, со всё такой же смущённой улыбкой, села за стол.

***

Надо сказать, и рулет, и завитушки, купленные капитаном, очень хорошо зашли с чаем. Что только помогало разуму настроится на релаксирующий лад. От клубничного рулета осталась, примерно, половина – основной удар на себя приняли вкусняшки Софи. Из которых осталась всего одна. И она находилась в руках Карин…

«…»

Тогда, порядком размякший разум Саммерсет решил подкинуть ей идею, которую, в обычных обстоятельствах, врач бы откинула сразу же, в силу её невероятной глупости. Но… чай, рулетик и прочие вкусняшки, да и теплота родного дома сделали своё чёрное дело, сунув кляп в рот здравому смыслу Карин и позволяя более легкомысленной её стороне взять верх.

Девушка взглянула на сидящую напротив неё Софи. Потом взглянула на вкусняшку у неё в руке и как-то странно улыбнулась. Потом указала Фьюз на вкусняшку и… предложила её подруге. Но когда та протянула руку, Саммерсет жестом остановила её. Нет, не так – думай, Софи, думай… Ты ведь знаешь, как ещё можно принять угощение из чьих-то рук?..

Отредактировано The Cleaner (2018-07-24 21:30:26)

+1

6

Вечер пролетел довольно таки быстро. Хотя, возможно, так только казалось самой Софи, восприятие которой вполне могло тормозить, вызывая ощущение, будто время просто летит, из-за отсутствия в теле капитана хоть какого-нибудь количества энергии. Все же, ее работа была довольно тяжелой, и легче она не становилась, тем более с уходом Ульва она и вовсе стала невыносимой. За время, что штурман провел на корабле, Фьюз уже успела расслабиться, и поэтому возвращение к обычному графику одиночных полетов проходило довольно тяжело. Вероятно, выходом в данной ситуации было бы попросить кофе, но и в этом тоже была загвоздка — для Саливан-Фьюз это был тот напиток, который она пила только на работе, и отказаться ради него от чая Карин было чем-то сравни предательству, да и подобное поведение, хоть и помогло бы с надвигающейся сонливостью, пожалуй, сейчас было лишним. В конце концов, она держалась.
Взгляд постепенно становился более уставшим, улыбка могла казаться вымученной, а голову в какой-то момент начала подпирать рука, но не смотря на этот довольно опустошенный вид, который говорил о том, что прямо сейчас механика Жестянки стоит отправить обратно на ее корабль, дабы та выспалась, Софи радовалась. Хотя, нет, радость обычно подразумевает прыжки на месте, а тут максимум, на что ее хватало, это с улыбкой смотреть на жесты Карин, пока та рассказывала что-то интересное, и задавать какие-нибудь вопросы, которые могли бы дать понять, что Фьюз не спит с открытыми глазами. Возможно, Саммерсет специально не хотела замечать усталость своей гостьи, потому что прекрасно понимала, что если начнет ее выгонять, то Софи тут же подпрыгнет и сделает вид, что она не спит, и вообще готова хоть всю ночь сидеть. В конце концов, похожие случаи уже были, правда, на корабле, и капитан в итоге просто сваливала в свою каюту, из которой спустя пару секунд уже был слышен тихий храп. Но сейчас момент был другой, впрочем, подумать о нем более подробно и поразмышлять на тему того, а не отпроситься ли у Карин, завершая этот день, не удалось, хотя бы потому, что последний из рулетиков, который остался в коробоке, что притащила с собой Софи, в итоге предлагался теперь ей. И Фьюз была слишком уставшая чтобы отнекиваться и отказываться, говоря о том, что последний кусочек должен достаться Карин, потому что... Ну, потому что должен.
Первая попытка, впрочем, заполучить вкусняшку, оказалась провальной, потому что в тот момент, как Софи попыталась протянуть руку и с улыбкой забрать один единственный оставшийся рулетик, Саммерсет довольно быстро вернула его себе, жестом показав, что последовательность действий Фьюз выбрала неверную. Из-за чего в голове случился некий коллапс, хотя бы потому, что сразу появились идеи альтернативной передачи сладостей от одного человека другому. И капитану понадобилось слишком много времени чтобы понять, что речь идет не о телепортации, зато когда смысл все-таки дошел и решение было найдено, брови Софи чуть дернулись вверх.
«Ну, в целом, почему бы и нет?»
В конце концов, это было мило. Да и в данный момент не было у Фьюз ни желания, ни все тех же сил противиться затее Карин. И ведь это действительно было мило. Поэтому, в тот момент, когда все точки наконец-то встали на «и» на свое место, Саливан-Фьюз убрала подпиравшую подбородок руку, положив ее на стол, рядом с правой, и, уперевшись локтями в поверхность, чуть подалась вперед, закрывая глаза и открывая рот. Честно говоря, в тот момент она не знала, зачем закрыла глаза вообще, хотя бы потому, что, наверное, Карин было бы достаточно просто сделать вид, что она хочет покормить Софи, а не играть в игру «Откусит ли эта девица тебе палец или нет», но почему-то капитану это показалось забавным. Либо, ей просто хотелось отдохнуть. Банально опустить веки, дав время глазам хоть немного расслабиться, наблюдая только темноту, а не кухню, на которой скоро вырубит как минимум одну девушку из двух. И долго это ожидание не продлилось, хотя бы потому, что в какой-то момент Софи все же почувствовала вкус лимонного крема, тут же заставивший ее осознать, что заветная сладость совсем рядом, и ее пора кусать, что, собственно, кэп и сделала. И, вроде бы, на этом можно было и закончить, но как только Карин попыталась отвести обратно руку, обе ладони Софи поднялись со стола и схватились за длань Саммерсет. Хотя, слово «схватились» здесь вряд ли подходило — скорее, по четыре пальца на каждой пятерне легли сверху на тыльную сторону ладони Карин, в то время как оба больших слегка надавили на внутреннюю часть, не позволяя хозяйке вернуться в прежнее положение.
И, честно говоря, Софи не знала, зачем она вообще решила подержаться за свою подругу так, будто та сейчас готова была куда-то убежать, хотя, по действиям ее, Фьюз торопилась. По крайней именно торопливость приходила на ум, судя по тому, как рыжеволосая гостья слегка наклонила голову и попыталась как можно быстрее проглотить только что отданную ей сладость, одновременно не отпуская Карин, и, в общем-то, ей это удалось, потому что уже спустя полторы секунды Софи снова подняла голову с виноватой улыбкой на лице и будто извиняющимся взглядом за такую задержку:
- Прости, я просто очень давно уже хочу сказать, что.. кхм... - слова в этот раз явно давались нелегко, но, вспоминая свой прошлый опыт, говорить сейчас было куда легче, чем в первый раз, когда Салли договаривалась о своем первом контракте с совершенно незнакомыми людьми — Я просто очень рада, что мы общаемся, и что ты приглашаешь к себе, и вообще что мы можем вот так посидеть, и я просто хотела сказать тебе большое-большое спасибо, потому что у меня никогда не было таких друзей и, в общем, да... -
За время всего этого монолога глаза Софи пытались смотреть куда угодно. На стол, на пол, на потолок, стены, буфет, рулет, тарелки, чашки, чайник, куда угодно, лишь бы не на Саммерсет. Просто потому, что такие вещи обычно говорить как минимум немного стыдно, и хотя Софи не могла сказать, почему именно, каждое слово она выпаливала слегка дрожащим голосом, будто признавалась в любви. Хотя, в целом, это было довольно похоже на признание, хотя бы потому, что сказать, будто Фьюз не любила Карин, она бы не смогла. Возможно, не в том смысле, в котором обычно подобное говорится, но Саливан как минимум очень сильно дорожила этими отношениями. И обычно, когда ты чем-то дорожишь, или кем-то, надо как можно чаще говорить о том, как это важно для тебя. И, вероятно, именно по этой причине капитан смогла взглянуть на хозяйку этого дома только под самый конец своего монолога, притом, украдкой, так, будто очень сильно боялась поймать на себе взгляд либо непонимающий, либо холодный, либо излучающий отвращение.

+1

7

Это было невероятно легкомысленно, необдуманно и так по-детски, что Карин обязательно влепила бы себе пощёчину за такое поведение. И всё-таки, это было мило. Очень мило. Чертовски мило. Сначала Софи укусила сладость, почти целиком съев всю завитушку… а потом, когда Саммерсет собралась было отвести руку, на её ладони смокнулись пальцы Салли. Ну, не смокнулись, но сжали. Не сильно, мягко и… как-то отчаянно? Карин взглянула в лицо своей подруги. В её собственном взгляде читалось… удивление? Не только. Было ещё и смущение. А потом – теплота. Странная, неясная, будто доктор хотела убедить Софи в том, что она никуда не исчезнет...

А потом… Софи заговорила.

Честно сказать, у Карин не часто были моменты, когда она чувствовала себя… Неважно. Словно внутри что-то переворачивалось и крутилось… Даже во время работы такого не было. Тем более, когда с ней разговаривали. Кроме Софи, у неё не было по-настоящему… близких… людей… Как-то не сходилась молчаливая доктор с людьми. Пациенты – неразговорчивы. Клиенты – немногословны. Прохожие… Они приходят и уходят. А у Карин… У неё нет голоса. Его забрали. Как и многие другие вещи.

А потом… Она познакомилась с Софи. Случайно.

Карин встала со своего стула. Она обошла стол со стороны и оказалась позади Софи, которая всё ещё сидела на своём месте. Не успела она или просто не захотела встать – Карин это было не важно. Не важно…

Руки Карин опустились на плечи подруги. Мягко, осторожно нажав на них, призывая Софи остаться на месте. Затем, руки Саммерсет медленно сползли ниже, мягко обвившись вокруг шеи Салли. Потом, чуть наклонившись, девушка прислонилась щекой к рыжей шевелюре капитанши… хех… она колется. Не слишком жёсткая, даже мягкая, но её волосы колятся, если сильно прижаться к ним… Карин слегка потёрлась о них щекой.

Пожалуй, сейчас она действительно жалела о том, что у неё не было голоса.

Она бы очень хотела сказать Софи, как она была ей благодарна за ту случайную встречу. За те спокойные, немного нелепые, но по-своему тёплые чаепития у неё дома. За то, что Софи брала её с собой в полёты и рейсы… Она хотела сказать, что тоже очень, очень дорожит дружбой между ними. Что у неё тоже никогда не было таких друзей и что ей тоже хочется сказать Софи большое спасибо. За то, что та, в один прекрасный момент, появилась в жизни Саммерсет.

К добру или к худу…

…а снаружи, тем временем, застучал очередной, сильный дождь…

В руки Софи легла записка. Наверное, первая, за весь вечер.

«Я не пущу тебя обратно к Жестянке в такой ливень. Ты сегодня ночуешь у меня и точка.»


И, чёрт возьми, Карин была настроена серьёзно по этому поводу. Мертвецки серьёзно. Не хватало ещё, чтобы капитан подхватила простуду…

+1

8

Реакция на слова была незамедлительной и довольно внезапной. Честно говоря, в какой-то момент Софи показалось, что Карин встала со стула только для того, чтобы показать гостье на дверь, хотя мозг достаточно быстро отбросил эту мысль из-за ее абсурдности, но вот в момент, когда обе ладони легли на плечи капитанши, волнение все же начало резко нарастать. Трудно было сказать, чего вообще ожидала Фьюз. Обычно она делала те или иные вещи для того, чтобы получить какой-то результат, заранее пытаясь хотя бы примерно предугадать, что будет, но в случае этих выплеснувшихся эмоций это именно что выплеснувшиеся эмоции и были, которые она уже давно держала в себе. И после того, как они, собственно, нашли выход, дальнейшим пунктом в плане была пустота, зияющая и безальтернативная. Благо, все тот же уставший мозг не успел нарисовать картину в виде заточенной бритвы, которая прохаживается по горлу удивленной таким развитием Софи, и это, пожалуй, было уже хорошо, но куда лучше были последовавшие вместо этой страшной картины объятия.
Говорят, при определенной температуре слизни начинают плавиться и постепенно растекаться. Фьюз ни разу тесно не общалась со слизнями, и вообще знала только одного представителя этой расы, хотя слово «знала» тут плохо подходило, но вот в момент, когда руки Карин обхватили девушку, именно слово «плавиться» и пришло первым на ум. Навалившаяся усталость, испарившийся из крови кофеин, а теперь еще и теплые обнимашки подействовали будто тяжелая артиллерия, из-за чего единственное, что оставалось Салли, так это глупо улыбнуться, прикрыв глаза и почувствовать, будто еще немного, и она действительно растечется лужицей прямо на стуле. В общем-то, это был довольно таки неплохой вариант, и он вполне нравился Фьюз, которой потребовались просто нечеловеческие усилия для того, чтобы собраться с силами и хотя бы положить ладонь на запястье Саммерсет. Не для того, чтобы убрать себя ее руку, а, скорее, для того, чтобы хоть как-то поучавствовать в процессе, потому что на то, чтобы встать, сил у нее точно не осталось. Зато остались на то, чтобы довольно помурчать, правда, ровно до того момента, пока ей не впихнули бумажку.
Вообще, объятия были не той вещью, которой Софи обычно наслаждалась. Понятие личного пространства, отстраненность от людей и полное нежелание, вкупе с невозможностью, общаться с кем-то незнакомым, за исключением деловых ситуаций, в итоге привело к довольно четкому желанию, чтобы ее не трогали. Никогда. Никто. Но применялось подобное только для тех, кто мог общаться. Голосом. И в случае Саммерсет она была явным исключением, хотя бы потому, что хоть Фьюз и выучила в свое время язык жестов, дабы понимать подругу, эти самые жесты не всегда позволяли понять спектр эмоций. Ну, максимум, можно было понять, что Карин нервничает, что бывало крайне редко, если ее пальцы начинали заплетаться. Вероятно, поэтому подпитка в виде эмоций в данном случае проходила именно что через более тесный контакт, и, в общем-то, бравый корабельный доктор была вообще единственным человеком, которому подобное позволялось. По крайней мере на постоянной основе, и по крайней мере без какой-либо заметной неловкости со стороны Софи. И этот момент не был исключением, судя по тому, что в какой-то момент Саливан-Фьюз расплылась в улыбке, лишь чуть позже обратив внимание на послание, развернув его к себе и пробежавшись по нему взглядом.
Румянец пропал так же быстро, как появился. Буквально на полсекунды. Поток мыслей, пробежавшийся по пустой голове был таким быстрым, что капитан так и  не сумела разобрать, что именно в нем было, да, в общем-то, это и было не важно, разве что какие-то из этих мыслей показались внезапно знакомыми. Тем не менее это не помешало Софи слегка отвести голову, все еще придерживая запястье Карин, так, чтобы та, видимо, не убежала слишком быстро, а затем взглянуть на подругу взглядом уставшим, сонным, но явно еще борющимся со сном:
- Если ты думаешь, что я собираюсь сопротивляться, то нетушки. - а затем улыбнулась и с этой улыбкой снова прильнула к теплой щеке Саммерсет, и добавила, уже прикрыв глаза — Просто покажи куда можно плюхнуться. -
Нет, конечно, в обычных обстоятельствах Софи бы воспротивилась и сделала бы все что угодно, дабы вернуться на корабль. Домой. На Жестянку. Потому что она была не просто домом, она была убежищем. Но, опять же, там, где было «обычно», Карин не было, что уже наводило на размышления о том, что из всех знакомых Фьюз людей, немая подруга была самой особенной. Даже не из-за увечий или какого-то невероятного совместного опыта, а, скорее, просто потому, что с ней все было не так, как с другими людьми. И безразмерный океан доверия, расчитанный на целую кучу народа, который у обычных людей распределяется на друзей-знакомых-любовников, фактически, был предоставлен одной только Саммерсет. И, опять же, Софи это полностью устраивало, возможно, потому, что именно такого человека, которому она могла бы доверять всецело и полностью, ей и не хватало для какого-то духовного равновесия. И эти мысли можно было бы продолжить, если бы размышления не напоролись на гигантскую стенку, на которой можно было заметить неоновую надпись «недосып», построенную прямо посередине черепной коробки робкого капитана, резко открывшей глаза и вдруг задумчиво произнесшей
- Знаешь, я не имею ничего против того, чтобы вырубиться прямо здесь. На столе. - и что-то во взгляде Софи говорило о том, что, в общем-то, именно так и будет, если ее сейчас оставить на пару  минут наедине с удобной поверхностью кухонного стола в доме Карин.

+1

9

«Хорошо, хорошо, я уже поняла… Только не на столе, прошу.» - про себя усмехнулась Карин, поднимая подругу со стула и позволяя Софи опереться на её плечо, в то время как доктор придерживала её за руку и за талию. Нет, капитан не была пьяна, или, упаси Арк, ранена, но продолжительный недосып и усталость, вкупе с таким тёплым приёмом у Саммерсет окончательно добивали оставшиеся у Фьюз крохи бодрости. Так что, небольшая поездка на верхний этаж на чужом плече не повредит. Наверное. Главное, чтобы она не свалилась где-то на полпути… Конечно, кто-то может сказать, что лестница – невероятно удобное ложе, но Карин с этим не согласна. Нет уж, только не у неё дома.

Восхождение по лестнице наверх… Осторожно, чтобы не шарахнуться о потолочную балку. И вот они на втором этаже. Там не было ничего особо примечательного. Большой комод, прикроватный столик и, собственно – сама кровать, на край которой вскоре посадили засыпающую капитаншу. Как и многие вещи в доме Саммерсет, она была довольно простой отделки, но на деле, являлась очень даже удобной. Идеальной для того, чтобы свалиться на неё после тяжёлого трудового дня! То, что нужно, для Софи. И главное – полезно, с её-то недосыпом.

«Эй, эй! – Карин щелкнула пальцами перед лицом и ушами Софи, призывая её ускользающее внимание. – Ты хоть, одежду сними перед сном…» - после чего девушка указала ей на текст новой записки у неё в руках, фокусируя внимание на каждом слове:

НЕ ЗАБУДЬ СНЯТЬ ОДЕЖДУ ПЕРЕД СНОМ


Ещё раз тыкнув пальцами в слова «НЕ ЗАБУДЬ», Карин взглянула на свою подругу, и, получив в ответ вялый кивок, спустилась вниз – нужно было убрать после себя остатки сладостей и посуду… На это ушло немного времени – всё-таки опыт в приведении вверенного ей пространства в почти что идеальный порядок у девушки был колоссальный. Через некоторое время стол опустел. Очищенные чашки и тарелки оказались в своём шкафу, а остатки еды плавно перекочевали в холодильный ящик. Или в мусор, в зависимости от съедобности. После этого, пришло время отходить ко сну…

И тут, развязывая свой фартук, Карин вспомнила о Софи, на верхнем этаже. А также о том…

«…вот чёрт, у меня дома всего одна кровать на одного человека.»

Рука молчаливой девушки потянулась к её лицу. Надо же, как неловко получилось…

...когда девушка поднялась на верхний этаж, Софи уже лежала на кровати в полной отключке. На лице Карин застыло неопределённое выражение. Нет, на полу и на столе она спать не собиралась, не подумайте (хотя такие прецеденты случались)! Но улечься в маленькой кровати с кем-то ещё… это было сложно. Нет, Софи, конечно, была её подругой, но…

«Да о чём ты думаешь! – хлопнула себя по лбу докторша. – Это твоя подруга! Что плохого в том, что вы поспите один раз в одной кровати? Всего лишь поспите! Не более! В этом нет ничего из ряда вон выходящего… Ведь так?»

«Да, всё именно так.» - одобрительно кивнула самой себе Карин, после чего тихо подошла к комоду и стала быстро переодеваться в пижаму. Розовую. И ничего такого в этом не было. Впрочем, ей ещё предстояло втиснуться в небольшое пространство на «своей» половине кровати.

Спящую капитаншу, правда, не разбудил ни мягкий, бледный свет ночника, ни вполне успешные манипуляции с её положением на пространстве кровати. Ни даже наличие на ложе второй девицы, которая тоже вскоре провалилась в сон...

«Добрых снов, Софи…»

***

Утро… Утро. «Утро.» - подумала Карин, уставившись на полосу света на деревянном полу.

Пробуждение вышло, по меньшей мере, странным. Осознание того, что в кровати как-то тесно. Осознание того, что ты действительно спала не одна, а с кем-то ещё. И этот кто-то является твоей подругой. Медленно подняв голову, а затем приняв сидячее положение, Карин потёрла заспанные глаза, подавляя в себе зевок. Она бросила короткий взгляд на всё ещё спящую Фьюз. И, блин, лучше бы она этого не делала! Вид мирно дремлющей рыжей девицы очень и очень громко призывал Саммерсет остаться в кровати и предаться блаженной лени ещё, как минимум, полчаса…

Девушка быстро помотала головой. Так, нет, нет, нет – пора вставать.

Девушка встала с кровати и, не став переодеваться, спустилась вниз, на первый этаж. Привела себя в порядок и стала готовить завтрак. «На двоих» - напомнила себе Карин, помня о том, что наверху скоро проснётся сонная Софи. А чем можно порадовать проснувшегося капитана? Бутербродами. И чаем.

И когда на лестнице послышались шаги, Карин улыбнулась…

+1

10

Наверное, так ощущают себя кошки, когда их подхватывают, поднимают и несут куда-нибудь. Например, ткнуть носом в сотворенное ранее непотребство, или к ветеринару. Не то чтобы Карин пыталась сейчас отругать Фьюз, или же отнести ее, собственно, к доктору, или к себе в кабинет, но почему-то ассоциация с кошачьими пронеслась довольно быстро, достаточно удивив и позволив Саммерсет, собственно, творить все, что она захочет. А именно, попытаться перетащить Софи в то место, которое куда больше подходило для сна, чем тот же кухонный стол. Впрочем, размышления в голове Фьюз были далеко не о столе, или о том же самом «более подходящем» месте, а о том, что что-то явно было не так.
Не то чтобы она ожидала какие-то ловушки, или готовилась к внезапной засаде, как это обычно бывает у героев, когда им в голову приходит мысль «что-то не так». Скорее, ощущение это было связано вообще не с опасностью, а с нарастающей концентрацией румянца, которая за пару шагов от кухни только увеличилась, грозя превратить Фьюз в один большой комок смущения, притом, понять точно, откуда у этого смущения ноги растут, капитан не могла. Но предполагала. Всему виной, возможно, были все те же непривычные прикосновения, потому что если к обнимашкам, в целом, Фьюз привыкла, то вот к иному тесному обращению еще нет. Точнее, она и не пыталась привыкать, потому что до этого, кроме одного крайне постыдного случая, ее никто и не пытался носить, и из-за этого действия хозяйки дома были чем-то совершенно внезапным для Софи, на манер той же самой засады из-за угла, которую мог бы поджидать кто-нибудь более ориентированный на истории про смертельные опасности, а не клубничные рулеты. С другой стороны, это бодрило. Настолько, что вместо того, чтобы пародировать слизняка, еле переставляя ноги и распластываясь на полу лужицей, капитанша вполне уверенно переставляла ноги, хотя и вырываться из объятий Саммерсет особо не торопилась. Точнее, вообще не торопилась, судя по тому, что в какой-то момент рука Софи легла на руку Карин, ту, что обхватывала Салли за талию, будто пытаясь понять, что ли убрать ее подальше от тела Фьюз, или, же наоборот, держаться покрепче. Взгляд же... Ну, он пытался смотреть куда угодно, главное, чтобы не на доктора, которая явно пыталась в это время размышлять не о том, что ее подруга сейчас познает на себе все прелести спонтанного воспламенения, а поскорее добраться наверх.
Что самое странное, до конца пути Фьюз так и не смогла для себя сказать, что же заставило сердце биться чуть быстрее, чем того требовалось для поддержания жизни. Додумать какие либо остаточные мысли ей так и не дали, хотя бы потому, что размышления довольно быстро прервались посадкой на что-то мягкое, и, заставив девушку с рыжими волосами два раза моргнуть, оправляясь от внутренних монологов. Кровать. Она была на кровати. Взгляд поднялся на Карин. Та что-то «говорила», но разобрать жесты не удалось. Точнее, мозг просто не успел это делать, потому что уже спустя секунду мутный взор Фьюз встретился с бумажкой, гласившей... Да, это было логично. И, подняв взгляд на явно серьезно настроенную Саммерсет, все, что смогла сделать Софи, это, по сути, глупо улыбнуться. Что, видимо, уже служило достаточным аналогом фразы «Да, я все поняла», на которую сил особо не хватило, потому что после этого Карин, собственно, пошла по своим делам, оставляя девицу одну.
Осознание ударило по голове довольно быстро и довольно ощутимо, как железный таз, падающий сверху. Она была одна. И не на Жестянке. Ладно, конечно, рядом была Карин, и даже более того, она была в том же доме, но почему-то, когда дверь в спальню закрылась, Софи вздрогнула. Второй раз она вздрогнула, когда взгляд ее снова упал на записку.
«Ладно, наверное, так и надо сделать. Она же бы не стала просто так мне это говорить.. Эм. Сообщать. Фух, Софи, ты что, даже в мыслях себя  будешь поправлять? Карин же не умеет читать мысли, хоть тут забей ты на эту свою... Как это называется. Косноязычие? Привычку? Нет, знаешь, лучше не думай.»
Ментальный монолог был вполне четким идентификатором, что пора что-то делать. Обычно подобные размышления, да еще и с самой собой, никогда не приводили ни к чему хорошему, и именно это осознание было основным поводом все же выполнить просьбу Саммерсет. Сначала на пол упали штаны. Затем кофта. Носки. Через какое-то время там же оказались два рукава, заставляя Фьюз снова сесть на кровати и уставиться на свои обожженные руки. Выглядело... Стремно. Она не могла найти слова лучше. Но спать в рукавах не хотелось. Не потому, что это неудобно, а потому что они, наверное, считались одеждой. Даже более того, они, скорее всего, были грязные, и запачкать машинным маслом, пятна от которого наверняка на них остались, кровать Карин, Софи не хотела. Вздохнула. Осталась последняя часть, и это были не трусы.
Руки осторожно потянулись к защитным очкам на макушке. Легонько прикоснулись к ним, будто боясь сломать, медленно стянули с головы. Поставив локти на колени и чуть сгорбившись, Фьюз уставилась теперь на этот предмет, с которым она не расставалась. По ряду причин. По многим причинам, на самом деле, хотя только часть из них была действительно существенной. Но просьба была важнее. Еще один вздох, после которого предмет экипировки оказался на тумбочке, а Софи снова на кровати, в сидячем положении, оглядываясь и только сейчас понимая, что комната, в которой она осталась, была довольно хорошо убрана.
То есть, она была идеально убрана. На самом деле крайне замечательно для каюты... Точнее, для комнаты. Гостевой комнаты. В конце концов, Софи помнила, как пыталась надраивать жилые каюты на Жестянке, приглашая туда Карин в первый раз, а потом они вместе еще раз их надраивали, потому что конечно же Фьюз пропустила пару пятен... Да нет, точнее, много пятен. Но вот нынешняя комната была даже не рядом с той чистотой, что была на корабле. Это был просто новый уровень. Посреди которого лежала кучка одежды. Кучка одежды Софи. Заставляя ту резко подпрыгнуть на месте, будто прямо сейчас в помещение ворвались стражники и, все разом показав пальцем на скомканную одежду, начали орать «КАК ТЕБЕ НЕ СТЫДНО!» Конечно, ничего такого не было, но вот ассоциация прокатилась по пустой голове с такой скоростью, что Фьюз в следующую же секунду вскочила с кровати, чуть не наворачиваясь в процессе об пол, и принялась складывать свои вещи так, будто они не выглядели, будто их только что прожевали. Не то чтобы это сильно помогло, но по крайней мере кучка теперь была не на полу прямо посередине, а... а на комоде. Вместе с защитными очками. Да, это было отличное место. Конечно, оно выделялось на фоне общего порядка, но по крайней мере этот локальный хаос долго не продлится. Да и сил у Фьюз все равно оставалось только на то, чтобы, собственно, лечь спать.
Что она и сделала, плюхнувшись на кровать, прямо посередине и раскинув руки так, как того позволяла стена, что так неудобно расположилась по одну из сторон кровати. Непривычно. Настолько, что непривычность перебивает усталость. И заставлять думать. Думать не хотелось. Вообще ничего не хотелось, кроме того, чтобы добраться до дома. Но вот попытка добраться до доков означало вполне неиллюзорную возможность вырубиться прямо на улице. Такого с Фьюз еще точно не было, и она не хотела, честно говоря, даже начинать. Да и Саммерсет старалась ради того, чтобы она чувствовала себя довольно комфортно, наверняка понимая, что Софи скорее руку себе отгрызет, чем согласится выйти из своей зоны комфорта без должной причины. Нет, определенно, надо было остаться. Просто нужно поудобнее устроиться, и тогда все будет хорошо. Эти мысли уже заставили девушку перелечь на бок, к стене лицом. Затем обратно на спину. Потом на другой бок. Потом сесть, задуматься о том, что койки Жестянки вообще то ни разу не удобнее. Снова лечь. Положить руки на живот, посмотреть в потолок и послушать звон посуды, доносящийся снизу. Карин все еще занималась делами, считая, что Фьюз спит. Стало стыдно. Она снова перевернулась, на этот раз на живот, вплотную к стенке и повернула к ней же голову. Да, так вроде еще было ничего. Затем закрыла глаза.
Затем открыла. Эти два действия не имели какой-либо мелкой разницы в пару миллисекунд — нет, между ними было часа два. Два часа, за которые Софи успела посмотреть какой-то сон, лежа в совершенно мертвецкой позе и смотря в стену. Но что-то явно было не так, хотя бы потому, что положение ее на кровати будто бы слегка поменялось. Не то чтобы ее кто-то передвинул, скорее, пустота рядом, противоположная той стороне, где располагалась стенка, которую до сих пор буравил взгляд капитанши, ощущалась как-то по-новому. Будто там кто-то был. Монстр. Приведение. Чудовище. С этими догадками кровь начала постепенно уходить с лица Софи, заставляя ту бледнеть, пока в голове появлялись догадки одна другой страшнее. В доме Карин вообще могут быть приведения? А если это что-то ужасное? Вопросы все плодились и плодились, пока, наконец, Фьюз не решилась на единственно верное решение. Повернуть голову. Что она и сделала, встретившись со знакомой шевелюрой и Карин. Спящей. Рядом. Очень рядом.
Мысли о монстрах испарались. На этот раз пришли другие вопросы. Которые, впрочем, тоже долго не прожили, хотя бы потому, что до Софи довольно быстро дошло, что Саммерсет спит близко не из-за каких-то лишних чувств, а потому что места, собственно, нет. Вообще нет. Потому что их двое. На одной кровати. Потому что это ни разу не гостевая спальня. Фьюз зажмурилась. Затем набралась сил. Перевернулась, лежа спиной к стене на этот раз и лицом к хозяйке дома, подставляя в качестве подушки руку и устраиваясь чуть поудобнее. Теперь места было действительно побольше, учитывая, что Салли не лежала ничком, но, по понятным причинам, Самммерсет пере-укладываться на собиралась, продолжая мирно лежать и видеть уже свои сны. Софи же, вроде как, теперь могла продолжить просмотр сновидений и со своей стороны, но вместо этого... Ну, вместо этого она просто смотрела. Наверное, потому что Карин выглядела довольно мило в ее сонном виде, притом, настолько, что ее хотелось обнять и не отпускать, точно так же, как она сама иногда обнимала Фьюз, когда та была не готова. Делать этого, конечно, Софи не стала, хотя бы потому, что наверняка разбудила бы спящую в процессе, из-за чего мозг в очередной раз подсказал единственно верное решение. Закрыть глаза. Поспать. Да, это было хорошее решение....


Саливан-Фьюз завела мотор и разлепила веки. Тут же задала себе вопрос «Где я, Бездна тебя дери, нахожусь?!», по мере того как ее глаза округлялись, изучая обстановку и мягкую мятую кровать, на которой капитан лежала. «А, точно...» - пришел ответ спустя десять секунд недвижимого лежания, после которого веки Софи снова закрылись. Можно было расслабиться, все было в порядке, и она не оказалась в плену у злобного графа с Края Вечной Ночи, который хотел похитить ее и насильно выдать за себя замуж. Фух.
«Так, ладно. Стоп, не ладно. Где Карин?!» - глаза Софи распахиваются, пытаются понять, где ее подруга, но шум снизу говорит о том, что та уже успела встать, заставляя капитана, которая уже успела сесть на кровати, резко вскочив, расслабленно вернуться к лежанию и ничего не деланью. - «Лааадно...»
«Стоп, не ладно! У меня есть утренние полеты? Сколько времени?!» - снова вскочила, начала мотать головой в поиске часов - «А... Точно. Нету же.»
Снова легла. После этого вскакивание-возвращение повторилось еще несколько раз, каждый раз по какой-то новой причине, пока, наконец, Фьюз не пришла к выводу, что лежать ей не очень-то и хочется. И она встала. Затем угрюмо посмотрела на свою стопку одежды, еще раз приходя к выводу, что спать в одежде ей все же проще. Потом оделась. Потом попыталась по мере своих сил заправить кровать. А потом отправилась вниз. На первый этаж. Откуда довольно неплохо пахло завтраком. Очень заботливо приготовленным завтраком, не иначе.
- Доброе утречкооо~ - потягиваясь и зевая , по мере спуска с лестницы, начала новый день для себя и Карин Софи.

The end.

+1


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 17.03.1444 - 18.03.1444 - Клубничный рулет и прочие нежности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC