http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Остров памяти » 12.07.1443. Ловля стрекоз


12.07.1443. Ловля стрекоз

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sg.uploads.ru/kcUsx.png
Первое лето в Академии — большое события для Ноэль. Неудивительно, что на первые месяцы она решила остаться там — ну нельзя же так просто взять и покинуть место, где столько всего странного, интересного и неизведанного! Учёба закончилась, пришло время раскрывать тайны Академии!
...ну, так, по меньшей мере, думала юная де Врис. А потом пошла ловить стрекоз: поналетели откуда-то, с эфирными блестящими крылышками и неведомой пылью на них же. Может, и вовсе тут жили, но Ноэль-то этого не знала! Да так и подобралась к краю Академии.
А там-то...

Детали эпизода

1. Дата и время | погода:
12 июля 1443 года, утро — эдак девять или десять часов. Уже тепло, но пока ещё не жарко, хотя солнышко явно хочет стать погорячее. Временами дует приятный свежий ветерок, полный ароматов лета, трав и облаков.

2. Место действия:
Окраины Академии — те самые "обрывы" и склоны, на которые вроде бы всем запрещено ходить (чисто номинально), но на деле, конечно, там бывают всякие непослушные ребятки. На тех же окраинах иногда можно заметить осколки древних руин или всякие мелочи, потерянные нерадивыми студентами. А ещё там полным-полно растительности, зелено и симпатично — уголок самобытности.
И, дело ясное, там немножко опасно: ограждений-то нет. То есть есть, но на порядок раньше, да и через них разве что только ребёнок маленький не пролезет. А Ноэль — она уже не маленькая!

3. Участвующие лица:
Ноэль, которая определённо ищет что-нибудь ну очень таинственное, даже если за этим чем-то придётся тянуть ручки к "основанию" Академии.
Симон, который Эрра, который забрёл сюда случайно — или же нарочно? Ну, это он нам и расскажет.

4. Завязка:
Когда охотишься за эфирными стрекозами, можешь наткнуться на нечто удивительное.

5. Тип эпизода:
Открытый.

Отредактировано Noеlle de Vries (2018-07-09 07:38:43)

0

2

Лёгкий комбинезон, аккурат под жару — есть! Ботиночки для взбирания по склонам и траве — есть! Сумка с провиантом (пара булочек да бутылка сока) — есть!
Ноэль готова к приключениям!
   
...ну, или к ловле стрекоз — тоже хорошо. Вообще-то девочка собиралась искать тайны мира сего (то бишь Академии), но по пути, выбираясь из местного сада, через какие-то ограждения и дорожки, наткнулась на настоящих эфирных стрекоз. Всего пара штук — зато каких красивых! Блестящих, с невесомым голубоватым шлейфом от крылышек — просто прелесть! Невозможно устоять.
Только вот летают, мерзавки этакие, ужасно быстро — того и гляди, упустишь из виду. Но Ноэль совершенно не собиралась их терять, а потому, покрепче перехватив сумку, торопливо подпрыгивая с непривычки, помчалась за жертвами потенциального исследования. Она же, как-никак, студентка Академии, значит, всё, что она делает, может пойти на благо науки и исследований! Главное, правда, не забыть записать.
   
Пару раз запнувшись, успев прокатиться носом по траве и даже разодрать чуток коленку — комбинезон-то шортами-майкой, совсем не защищает от травм — девчушка, наконец, добралась до самого краешка. И резко притормозила за несколько метров до него: опасно же, как пить дать. Не то, чтобы она боялась высоты, не то, чтобы она не верила в собственную координацию или что-то такое, просто... Чуйка, передавшаяся от матушки, немножко её да тормозила. Как и собственная разумность — мало ли, что там, на краю, под травой. Вдруг обрыв резко-резко начнётся? Ах, но там же стрекозы... Прямо туда полетели! Нельзя останавливаться!
   
Шажок, ещё шажок, увереннее — и вот, взбудораженная от неизвестности и собственного воображения, Ноэль сорвалась с места, позабыв про опасность. А оказавшись на обрыве, мигом шлёпнулась на живот — и осторожно-осторожно, взявшись за грубые края земли лапками, заглянула туда, вниз.

0

3

Симон — не кот. И точка!

...что, правда, не мешало ему вести себя подчас точь-в-точь как та самая очаровательная животинка с треугольными ушками и хвостом-метёлкой.
Вот и сейчас, почувствовав дыхание лета, Эрра забрался подальше от своей родной постельки, оставив Светоч в спальне, в стенах Академии, и обустроился, как мог, на её окраинах. На ночь-другую, не больше того. Пока дуют тёплые эфирные ветра, а в воздухе сверкает фиалковое волшебство, видное только ночью.
Учился Симон когда хотел и сколько хотел, так что никто ему и слова не сказал. Откровенно говоря, пропажи кота никто даже не заметил.

А тот, ничтоже сумняшеся, притащил с собой сперва простыню и одеялко. Затем — подушку. Разложил первое, сверху на него — второе.
Проголодался.
Притащил вестфолльское молоко, то, которое даже на свежем воздухе не портится добрый десяток дней, — краем уха Эрра слышал что-то про особую волшебную обработку, но ничего не понял, — следом принёс остатки огромного куска шоколада, подаренного папой два месяца назад, а также краюху хлеба, стащенную с кухни, немного сыра и, разумеется, сироп с блинчиками. Вместе со всем этим — аляповатую скатерть, на которой всё это можно было хранить.
Дальше — больше.
Ночью здесь оказалось удивительно темно. Потому вскоре рядом обнаружились подсвечники и, собственно, свечи. Их делали из особого жира, прямиком с диких островов, и часто использовали для праздников, потому что тёплый оранжевый свет испускали лишь самые обычные из них, в то время как другие горели алым, лиловым, белым или даже синим светом. Ректор привёз их в огромном количестве давным-давно, зная о любви своего названного сына к свету.
Чтобы солнце не тревожило, когда не нужно — оформил навес. Но не сверху, а сбоку — когда солнце заворачивало за стену «убежища» и светило прямиком в бок. Иногда оно было мягким, но зачастую, особенно летом — беспощадным. Со стороны навес напоминал скорее парус, особенно когда ветер в него задувал.
Порой перед глазами Симона пролетало что-то красивое. Он рисовал очень плохо, но всё равно чувствовал, что должен попытаться это запечатлеть. Поэтому рядом вскоре оказались чернила, листы с бумагой, перо и пресс-папье в виде миниатюрной Академии. Это тоже принадлежало первоначально ректору, но эту штуку он сыну не дарил — тот стащил сам. Без дурных замыслов, разумеется, и на глазах папы. Стало быть, тот был и не против.
Надо ли говорить, что вскоре разнообразные мелочи вокруг размножились прямо-таки в геометрической прогрессии?

Так прошло несколько дней.

И вот, свернувшись клубком, Эрра наслаждался утренним покоем. Он уже давным давно проснулся, и сейчас пребывал в той самой утренней дрёме, когда организм уже готов встать, а вот мозг ещё нет.
Прямо на нос ему приземлились крохотные лапки, и следом за этим действием сразу же открылся большой жёлтый глаз. Что-то проснулось в животе Симона, отдалённо похожее на голод, но он был слишком человеком, чтобы так легко поддаться инстинктам.
Но следом за стрекозой в нос ударил непривычный запах. Человек. То есть, не совсем человек... А там и ощущение взгляда со стороны подоспело. Откуда-то сверху.
Сонно моргнув несколько раз, Симон задрал ушастую морду и увидел любопытную девичью мордашку, глядящую на него из-за края обрыва.

Да, за тем краем, который Ноэль показался самым что ни на есть окраинным, был ещё один край, ниже, где и расположился Эрра. И спуск к нему, стоит отметить, был поодаль, и не слишком заметен. Впрочем, при желании Ноэль могла вполне безопасно спрыгнуть и так. Места тут было достаточно, хотя сверху издалека казалось, что земли дальше больше нет.

Долгую минуту, не моргая, Симон пялился на неожиданную гостью, не зная, что сделать и что сказать.

Доброе утро, — Промурлыкал он робко, всё также находясь голышом под одеялком. Мордочка его выражала решительную растерянность. В голове почему-то появилась совершенно глупая фраза, которая часто мелькала в бестолковых разговорах взрослых. — Как ваши дела?

Отредактировано Erra (2018-07-09 16:34:46)

0

4

...а под обрывом — ещё обрыв!
Так, ладно, этого Ноэль не ожидала. Но чего ещё она совершенно точно не ожидала, так это того, что там, внизу, на обрыве под обрывом, будет настоящий склад всевозможных вещей. Такая вот база. И во главе всего, осоловело моргая жёлтыми, как у совы, глазами, на де Врис в ответ смотрел кот.
   
Кот?.. — вырвалось у неё, перенимая шокированный вид с нечаянного собеседника и пялясь на него же — такими же животными (только вот зелеными) глазищами.
Погодите, но разве коты говорят? А он ведь говорит. И лежит под одеялком себе, посреди кучи разных предметов, которые девочка пока даже не пыталась оцифровать — всё её внимание захватил этот... Зверёнок... Котёнок... Мальчик!
   
Да ты, — вдруг озарило юную студентку Академии, — Нарушитель! Нарушаешь тут порядок и вообще! Я всё взрослым расскажу!
Конечно, вежливое — и, будем честны, ужасно трогательное — приветствие не прошло мимо Ноэль, но нарушитель от этого не перестает быть нарушителем! А поэтому надо скорее спуститься и...
...одну ногу на выступ, другую — на камешек, рукой ухватиться...
И соскользнуть.
А потом — с визгом рухнуть вниз, теряя по пути падения сумку и не замечая, как с ноги слетает ботинок, как назло развязавшийся.
   
Девочка крепко-крепко зажмурилась, прикрыла голову руками, надеясь ничего сильно уж не разбить — и приземлилась (если можно это так назвать) куда-то на одеяло. Или не на одеяло? На мальчика, что ли? Ушибов-то сильно каких не почувствовалось.
Не решаясь пока приоткрыть глаза (но приоткрыв таки один!), она вежливо спросила:
Нарушитель, ты живой?

0

5

Симон невольно дёрнул ухом.
Не то, чтобы девочка сказала что-то совсем уж неприятное, — доводилось ему вещи и похуже слышать! — но было одно жирнющее "но".
Эрра — не кот! И точка!

Поэтому сперва Эрра недовольно поморщился. Ему очень не нравилось, когда его называли котом. Пускай даже он котом и был.
Вторичным следствием его реакции стал хвост, который задвигался, как у самых настоящих котов, из стороны в сторону, и потому кончиком выскользнул из-под одеялка. Знающие кошатники сказали бы точно — сердится!

Но рассердиться на самом деле Симон не успел. На место негодования быстро пришло недоумение, поскольку в следующую секунду он перестал бы котом и стал нарушителем! И попробуй сразу пойми, что хуже!
Эрре, который до сих пор Академию никогда не покидал, казалось вполне естественной его нынешняя позиция в этой жизни. Он учится всякому здесь, живёт, кушает, развлекается. Всё это — под надзором папы. Его это устраивало. И никто никогда не называл его нарушителем. До этой минуты.

...стрекоза, разумеется, слетела с кошачьего носика, словно бы почуяв приближающуюся грозу (а может, просто опасалась, что Ноэль решила отправиться за ней, несмотря ни на что), когда произошло падение.
И прежде чем Симон сумел принять обиженное решение, он услышал зов храброго и горячего сердца. Когда кот понял, что девочка вот-вот сорвётся, он действовал почти инстинктивно: подхватил одеялко, точно спасательное полотно, и попытался поймать незнакомку.

Некий камешек больно царапнул ухо, песок закрался на край простыни, с печальным звоном сумка девочка упала на масляную лампу, и что-то разбилось, то ли лампа, то ли что-то внутри сумки, а затем с глухим стуком приземлилась сама Ноэль.
И на каких-то пару секунд, растянувшихся в миниатюрную искрящуюся вечность, в глазах Симона потемнело.

Мяу. — Неуверенно ответил он. Он хотел сказать что-то другое, но что уж получилось.
Поморгав, Симон неуверенно сел, вытянув лапки из-под Ноэль... а потом вдруг страшно смутился, осознав, что он сидит перед ней нагишом.
Раньше-то здесь никого не было! И стесняться было нечего!
Закрой глаза! — Со смесью негодования, смущения и робости воскликнул Симон, после чего уже напал на Ноэль с одеялком в руках, накинув его ей на голову.

Теперь вы пойманы! Подождите немного! — Серьёзно объявил он, и, точно молния, скрылся с одеждой в руках за «парусом». Ткань у того была достаточно плотная, чтобы разглядеть за ней что-либо было решительно невозможно. Поборов смущение, Эрра натянул колготы и сапожки, а следом за ними и куртку. Шляпку он пока надевать не спешил.
Можете снимать одеялко!
Дрожащим голосом разрешил он, после чего сел на коленки рядом с Ноэль, ладошками упершись в простыню и уставившись ей в глаза своими фонариками.
Я не нарушитель. — Серьёзно начал он. — Меня привёл сюда папа, очень-очень давно, и с тех пор я живу здесь. Не прямо-прямо тут, но недалеко! Может, это вы — нарушитель!
Мордочка Эрры выражала искреннюю озабоченность и настороженность. Ушки его стояли торчком. А глаза не мигали. Даже шерсть кота, кажется, была приподнята и хорошо замечалась, поблёскивая в редких лучах восходящего солнца.
Вы в порядке? — Уже менее сурово поинтересовался он, после чего уловил запах крови и тут же нашёл источник — коленку. Мордочка Эрры приняла удивительно хитрое выражение. — Её нужно промыть!

И, забыв подумать, Симон мягким и плавным движением скользнул языком по ранке, взяв ногу незнакомки своими ладошками. К счастью, Симон был не до конца котом, и язык был скорее мягким, нежели шершавым, пусть и не без последнего.

0

6

Ну, падать оказалось совсем не больно. И даже почти не страшно! Нет, в голове Ноэль, конечно, была шальная — и неимоверно жуткая — мысль о том, что вдруг она сейчас пролетит мимо и ухнет куда-то за пределы Академии... И успела представить, как наконец-то нерадивый её папочка возвращается с плавания, а ему говорят — ой, а вы знаете, ваша дочурка слетела с осколка и сейчас где-то эдак на минус пятнадцатой параллели, по нашим расчётам. Если только не влепилась в какой-нибудь остров по пути.
Брр.
Кошмарище!
Но, к счастью для Ноэль, её родителя и самой Академии, приземлилась девочка на кота. Ему-то и задала вопрос. И потёрла задумчиво свои руки-ноги — всё ли цело? Вроде бы цело. Только ботинка нет да сумка улетела куда-то и...
   
И перед нею сидит целехонький, но голенький мальчишка чуть младше, наверное, её самой.
Ноэль удивлённо распахнула глаза.
Округлила их.
И совершенно нечаянно опустила взгляд на...
 
Ай, да что ты делаешь, нарушитель! — полная праведного гнева (скорее возмущения) и недоумения, возопила девчонка — котёнок, ранее мяукнувший, успел накинуть ей на голову одеяло и полностью дезориентировал. Вокруг всё потемнело, а де Врис схватилась сердито за ткань и потянула её с себя. И на ноги вскочила, явно желая отомстить обидчику — ну, или отвести его за ухо к учителям. Только вот его уже не было видно, посему полукровка, поразмыслив с секунду, шлёпнулась обратно наземь.
   
Стрекозы потерялись из виду. И провиант — тоже. А на одном ботиночке не взобраться по скалам, по обрывам. Эх!
   
Но зато перед нею появился мальчишка — причудливо одетый, с огромными жёлтыми глазами и кошачьими ушами. Чуть успокоившаяся Ноэль вдруг поняла: так это не кот, это оборотень! Правда, это не объясняет того факта, что же тут забыл такой... Оборотень.
   
А кто твой папа? — недоверчиво выслушав паренька, задала она закономерный вопрос — и тут же вспыхнула, сердито нахмурилась. — Я — не нарушитель! Я вообще студентка Академии, вот как! Поступила сюда, эм... — пошёл счёт на пальцах — Кажется, осенью... Но поступила! У меня вон каникулы!
 
А потом котёнок вдруг осведомился о её здоровье (или внутреннем порядке? Ноэль не поняла) и... И лизнул её в коленку!
   
Девочка раскрыла рот. В её груди бушевали чувства, но она пока не могла понять, было ли это вящее возмущение, удивление или что-то иное, а потому просто молча уставилась на кота. Лицо её, однако, приняло крайне странное выражение — брови сами собой свелись домиком, рот так и остался распахнутым, глазища зелёные — почти на всю физиономию. И даже хвост вдруг проявил себя, нервно подёргиваясь.

0

7

Осознание своего действия пришло к Эрре не сразу.

Язык уже скользнул по ранке, нежно и мягко, когда он вдруг замер и ме-е-едленно поднял взгляд на девочку. А та смотрела прямо на него. Зелёные глаза против жёлтых. Может, она тоже была оборотнем? Глазища у неё в самом деле были огромными. И хвост был, Симон заметил его боковым зрением, и уши остренькие, и бровки серьёзные...

И вот так, медленно принимая решение, Симон лизнул её коленку ещё раз. Ещё осторожнее и ласковее.
Его вывод был логичен донельзя — раз уж начал, то доведи до конца! В конце концов, ранку действительно нужно было промыть. Наверное. По крайней мере, Эрра в это искренне верил.
А потом бессовестно отплевался в сторону, сморщив мордочку. Оно и понятно: он же грязь вымывал!
Затем, чихнув и дёрнув ушками, отвернулся в сторонку смущённо.

Его все называют ректором. — Тихо промурлыкал он, — Я называю папой. Он привёз меня сюда давным давно, и у меня никогда не было другого папы. Вот.
Симон робко скосил взгляд обратно на Ноэль.
Я здесь тоже учусь! — Заявил он. Громко так заявил. Не в плане громкости, как бы то парадоксально не звучало, а в плане смысла, поскольку ученик из Симона был в действительности аховый. — Меня зовут Эрра, и обычно я живу в Академии, но на это лето сделал себе убежище здесь. Самое настоящее логово!
Удивительно, но несмотря на очевидную неуверенность сквозила в словах ушастого и какая-то храбрость, и даже нотка гордости.
Правда, все называют меня Симоном, — Поморгал он следом и снова отвёл взгляд. Глаза его коснулись шоколада, который он так и не доел. К счастью, своих вкусовых качеств и даже формы угощение не потеряло, а голова Эрры не потеряла способности размышлять. Так в неё и пришла хорошая идея. — Хочешь шоколада?
И он, невольно облизнув губы, ибо сам сладкое любил, протянул ей здоровенный кусок, предлагая отломить себе кусочек.

0

8

Ноэль не была брезгливой. Не слыла она и ханжой, порой вытворяя по-детски глупые — и порой шокирующие взрослых — вещицы. Ну, из тех, что вот упавшая на пол еда всё ещё съедобна, если ты её за пять секунд поднял. Или, там, дегустация сомнительных зелий, которые, правда, обычно приводили не к таинственным изменениям, а к банальному больному животу — и ночей в девичьих комнатах. Для взрослых — ужас и кошмар, а для Ноэль — эксперименты и интерес!
Поэтому действия кота её... Просто, пожалуй, удивили? Где же это видано, чтобы какие-то незнакомые мальчишки тебе коленку лизали! Хотя, если он оборотень, может, для него это нормально?
 
Знаешь, у людей так не принято, — хмуро начала она, осторожно отодвигая босую (и уже чистую) ногу от собеседника, — Но я всё же не человек. Так что, так и быть, всё в порядке!
И — стянула со своей пятки носок. Потом стащила оставшийся в одиночестве ботинок, точно так же освободила вторую ступню и пошевелила пальцами на ноге. Так будет лучше, чем на одном ботинке скакать. Не зря же в некоторых племенах люди босиком ходят! Потому что пальцами, где бы они ни были, можно зацепиться лучше, чем какой-нибудь обувью.
   
Сын ректора? — отвлеклась Ноэль от важных мыслей и дел. И округлила глаза. В голове заработали шестерёнки и пружинки, пытаясь осознать услышанное. Как это — сын ректора?! У ректора же, ну... Нет ушей! И усов. Он вообще человек, а Эрра — котёнок. Но раз привёз, то, видимо... — А! Приёмный сын!
Стукнула она кулаком об ладошку, домыслив таки. И резко смутилась — кажется, невежливо вдруг говорить о таких делах? Кхм.
А логово у тебя потрясное, — решив не поддаваться возникшей неловкости, кивнула де Врис. Обвела глазами по сторонам, наткнулась взглядом на ремешок от своей сумки (саму сумку не было видно с ракурса студентки) и кивнула ещё раз. — Шоколад не хочу. То есть хочу, но потом. А почему ты Эрра, но Симон? Как тебя звать?
Не  то, чтобы этот вопрос занял её голову, но что-то — вероятно, остатки вежливости, которой пытался научить её дядюшка — намекнуло ей, что так будет правильно. По меньшей мере, она точно будет знать, как обращаться к... К сыну ректора...
 
Мимо пролетела стрекоза.
Одна из парочки эфирных стрекоз, тех самых, за которыми Ноэль и охотилась с утра пораньше. Собственно, охотничий инстинкт не заставил себя ждать: раздался громкий вопль — "Стрекоза!" — и последующий то ли прыжок, то ли нырок за насекомым, в результате которого девочка пропахала носом траву и укатилась с одеялом пониже.
Хорошо хоть, что не с обрыва, который так и маячил впереди.
Стрекоза, ехидно зажужжавшая, изящно улетела к краю.

Отредактировано Noеlle de Vries (2018-07-13 13:36:16)

0

9

Невинный вопрос, прозвучавший из уст Ноэль, был, на самом деле, не так прост, как ей казалось.
Разумеется, Эрре хотелось, чтобы девочка называла его Эррой, ему это имя казалось очень крутым, а ещё — он по какому-то наитию запомнил его как своё собственное, настоящее, но в то же самое время котёнок очень уж привык к тому, что все его кликали Симоном. С другой стороны...

Эрра внимательно пялился на Ноэль и размышлял, пока та снимала носочек.

...с другой стороны, она была не всеми, верно? К тому же, она была очень и очень серьёзной. Девчонки вообще очень часто бывают серьёзными, но вместе с тем — и грубыми. И если серьёзность Эрре нравилась, то вот грубость — не очень. Он так легко, как это делают многие люди, обижать других не умел, да и не хотел.
Эта же девочка, кажется, была немножко другой. Возможно потому, что не была человеком.

Поэтому сперва Эрра кивнул, когда речь зашла о том, что всё в порядке. Подтвердил, стало быть.
Да, приёмный. — Симон не видел в этом запретной темы для разговора. Он так всю сознательную жизнь прожил и никогда не задавался вопросом, кем были его настоящие родители, и есть ли они вообще. Незачем. У него есть настоящий папа здесь и сейчас, который не стесняется о нём заботиться. — Спасибо.
Он чуточку покраснел, но потом краснеть передумал — заподозрил, что оценочная характеристика выдана была заочно, авансом. Такое Эрре не то, чтобы не нравилось, но по очевидным причинам было не так ценно.
Подумав ещё чуть-чуть, и убрав шоколад в сторону, Эрра решился.
Зови меня...

А потом мимо пролетела стрекоза и Ноэль, как самый настоящий хищник, в охотничьем прыжке набросилась на бедное насекомое.
На что Симон отреагировал шоком. Потрясённым взором проводил он полёт новой знакомой и падение, не в силах предотвратить одну из частей этого путешествия.

...Эррой. — Когда всё закончилось, промолвил он.
Затем подкрался поближе к Ноэль и вернул одеялко на простыню. Затем, поразмыслив секунду, закинул одеяло на «парус», деловито отряхнул простыню и разложил её, а с ней и подушку, и одеяло, обратно на землю.

На стрекоз так не охотятся. — Заявил он. — К тому же, ты рискуешь упасть вниз, а папа говорил, что так делать не надо. Там, конечно, специальные сети стоят, мне папа рассказывал, которые отлавливают всё лишнее, что падает, и студентов тоже, но за такое ругают и лишают сладкого!.. Наверное.
Жёлтые кошачьи глаза вновь уставились на Ноэль. На секунду в голове проскользнула мысль, что её личико тоже надо бы промыть, но в этот раз рассудок оказался быстрее, подгоняемый словами Ноэль «у людей так не принято». Да, она потом сама же заявила, что она не человек, но это всё равно очень походило на что-то вроде «окей, в этот раз пусть будет так, но больше так не делай!» Так что Симон не сделал.
Вместо этого он подобрался ближе и сел рядом. Вновь на коленки.
Стрекоз нужно приманивать неподвижно, на запах. Их глаза видят очень-очень много, так что нужно либо использовать сачок, либо специальные заклинания. — С важным видом кивнул Эрра. — Например... — Он задумался... А ведь это правда может сработать! — Они чуют твой пот. Но любят сладкое. Если измазать тебя в шоколаде, смешать его с потом, то стрекозы сами прилетят на тебя! Правда, не только стрекозы, но...
Симон задумался, есть ли здесь ещё кто-то, но в конечном счёте пожал плечами.
Наверное, не стоит. — Осторожно заметил он.

0

10

Ноэль выбралась из западни, помотала головой и разочарованно вздохнула, дёрнув невзначай хвостиком. Да-а, с этими стрекозами ничего толком не поделать, похоже. Ну, или караулить их до победного, терпеливо так, до ночи! Жаль только, у неё нет столько терпения, надо всё и сразу делать —нельзя терять ни минутки же.
   
Эрра так Эрра, — легко согласилась девочка, мигом отвлекаясь от печали вселенской и обращая своё пытливое внимание на котёнка. Он вновь был осмотрен с ног до головы, задумчиво, явно подмечая большие и маленькие детали; зелёные, почти звериные глазища только моргали иногда, не отрываясь от мальчишки. Но, ничего сильно странного не сумев поймать (хотя чего уж там, весь Симон целиком был странным, просто не по мнению Ноэль), полукровка растрепала себе волосы. Хмкнула вслух.
Котёнок тем временем деловито собрал вещички, разбросанные повсюду "приходом" де Врис, разложил их как было и обратился к собеседнице, пока та продолжала с совиным любопытством хлопать глазами.
   
А-а, так внизу есть сети... — с поистине горьким разочарованием протянула девочка. Что-то в её воображении печально рухнуло, а на место рухнувшего встала новая башня под названием "Скучные взрослые". Вот уж правда — сети. Где это видано, чтобы настоящие учёные, герои и маги всякие там под... Подстраховки делали? Никогда такого не было! Ну, в книжках, по меньшей мере. — Пф, меня таким не напугать! Подумаешь, сладкое.
Не подумайте, Ноэль обожала вкусности, особенно те, что сахарные, шоколадные и сладкие. Десерты, всё вот это. Просто большой потери в лишении сладкого не видела: она аристократка, да ещё и внучка любящих бабушки с дедом, захочет — в Столице чего купит, захочет — домой съездит. Не проблема!
   
Сачок! Точно, — она важно кивнула. А на идею с шоколадом — распахнула рот. И умудрилась наморщить нос. — Ну, нет, это же... Липко и грязно, и... Ну, нерационально. Наверное. Можно ловушку поставить. На ловушку тоже купятся!
Наверное. Ноэль не была в этом уверена, но и мазать себя сладостями в такую погоду не хотела. Тем более, что под рукой их не было — пользовать чужую шоколадку она не собиралась.
   
Полукровка, подумав, хлопнулась наземь, на траву, раскинула руки и вперилась взглядом в небо. Прогулка, длящаяся аккурат с утра, её немножко вымотала — а потом ещё беседы с котёнком, охота на стрекоз...
Кстати, о котёнке.
   
Эрра, а Эрра, — она на миг умолкла, думая о чём-то. Кажется, вспоминала дядюшкины речи о том, как правильно заводить друзей — у Ноэль это никогда не получалось, обычно она просто со всей дури била потенциальных товарищей рюкзаком по голове или швыряла в них книги, надо же самым лучшим делиться. — А давай дружить. Ты знаешь то, чего не знаю я, а я, я... А я буду капитаном! А ты будешь, в общем, мудрецом!
Загоревшись пришедшей мыслью, девчонка вскочила с земли и с огоньком в зеленущих глазах уставилась на мальчика. Он, создавший такое крутое убежище — ну, Ноэль и правда считала его довольно здоровским — наверняка мог бы стать ей хорошим напарником. А напарники, как она от отца слышала, нужны!
   
Ну, или не мудрецом, а я не капитаном... — Ноэль чуть смутилась, подумала о том, что сама бы не хотела, чтобы кто-то там был капитаном и предлагал ей такие глупости. Хвост беспокойно дёрнулся, стеснительно так. — А просто друзьями. Товарищами! И, и погуляем завтра. Или сегодня. Но сегодня на обед пора бы идти...

0

11

Эрра с готовностью кивнул.
Эрра — это хорошо! Это правильно!
Вдвойне приятно, что девочка так легко согласилась с этим его именем. Обычно у котёнка с этим было на порядок больше проблем. И, кажется, Симоном его большинство сверстников потому и называли, что сам Эрра хотел называться Эррой.
В общем — доволен. Правда, сама девочка этому внимания уделила на порядок меньше.

А я люблю сладкое. — Пожал плечами Симон в ответ на неустрашимость Ноэль. — Думаю, было бы очень неловко, если бы ученики могли бы здесь падать. Сети поставить проще, чем искать выпавших учеников...
Жёлтые глаза повернулись на пару мгновений на горизонт, но быстро вернулись к Ноэль. Эрре определённо нравилось её лицо. Глядеть на девочку было приятно. И дело было, вестимо, не только в огромных зелёных глазах или острых ушках, но и уверенности на чистом открытом лице.
Хотя и ушки, и глаза, и хвостик Эрре тоже нравились.

Симон подкрался к Ноэль поближе, когда та упала на землю и ненавязчиво навис над ней, глядя снизу вверх и дёргая, время от времени, ушками.
А мне было бы жаль шоколада и лениво мыться. — Признался он. После чего выразительно скользнул языком по губам, машинально. Тот у него явно был больше, чем у обычного человека. Сам он этого жеста не заметил. Зато он заметил как моргнул и улыбнулся.

Давай. — Кивнул он. Друзей у него не было, и он в них не особо нуждался, но Ноэль ему нравилась. Она не обзывалась, не ругалась и вообще... была весьма приятной? В общем, с ней он дружить был не против. — Я пока поживу здесь, так что если захочешь — приходи! Тут много места и я принесу ещё пару подушек и ещё одно одеялко для тебя, если захочешь поспать!
Эрра аккуратно подобрался сбоку к Ноэль. Зачем-то принюхался, внимая запах новой подруги украдкой, словно бы и не затем сморщил мордочку, и отметил, что та пахла весьма приятно. Несмотря на закономерные следствия недавней активности. Эрра делал так всегда, когда встречался с чем-то, что ему нравилось и хотелось запомнить...
Но ведь Ноэль человек! То есть, не человек, конечно, но в каком-то смысле! Их запоминают иначе!
Эрра лёг рядом с Ноэль, на живот, и подпёр мордочку, устремлённую к девочке, лапками.

А как тебя зовут?

0

12

В подтверждение слов Ноэльки о еде её живот приглушённо буркнул, явно изображая китовый зов. Девочка задумчиво погладила возмущённое нежданным голодом брюхо и, не мигая, уставилась на котёнка. Ну, он же должен что-то ответить, так вот она и ждёт!
И дождалась, конечно, очень скоро.
   
Ох, ты согласен, — с некоторым удивлением не то уточнила, не то приняла к сведению де Врис и кивнула сама себе. Вот и ещё один товарищ в команду! Ну, как в команду... Так, в маленькую компанию... Если их вообще всех можно считать друзьями — у Ноэль были трудности в плане понимания этих... Взаимоотношений.
Подумав немножко, она села аккурат рядом с Эррой, хоть и собиралась мгновение назад топать к Академии. Ну её, голод не замучит за часок-другой, особенно если сумку найти. А вот новоиспечённый товарищ вполне себе мог исчезнуть — сын ректора, как-никак, у него дел наверняка много. Или нет, судя по тому, что он вот тут живёт.
   
Меня Ноэль зовут, — легко ответила она, и в сию же секунду переключилась на более ранние слова — про убежище. — Слушай, а твой папа не ругает тебя за это? Ну, студенты Академии должны жить там или дома, а не здесь.
Девочка, перенимая пример с Симона, подперла щёку рукой, чуть дёрнула хвостиком. В принципе, образ таинственного ректора никак не расходился с его сыном: оба были достаточно необычными, и она могла бы поверить в то, что ему, Эрре, могли разрешить больше положенного. Но уточнить не мешало бы!
   
Взгляд зелёных глаз на миг пропал — девочка зажмурилась, на неё подул ветерок, полный, как полагается на краю земель, эфирных ароматов. А вместе с тем — еле ощутимо донеслись запахи Академии, готовившейся к позднему завтраку.

0


Вы здесь » Aerie ~ » Остров памяти » 12.07.1443. Ловля стрекоз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC