Это был странный, странный год. Впервые не в Оррмалене, а в людской Столице. Не среди таких же отщепенцев и горстки надменных аристократов — у Тэнги под боком, в его комнате, под его надзором.
Он многому научил крылатую, столь далёкую от быта и нравов простых жителей, а она, в свою очередь, ответила ему доверием и преданностью. И если второе для детей побочной ветви — не редкость, то открытость от колкой — и колючей словно иголки — Алайи была едва ли не чудом. Особенно удивительно это было для тех, кто видел их рядом, но, впрочем, не для самого Тэнги.
   
Страх перед крылатой аристократией не исчез, однако сильнее не стал: за этот год она не увидела, кажется, ни одного сильфа, что был бы ей знаком. Тех же, кого видела, не знала — и опасности от них не чуяла.
Зов с нижних пугающих параллелей затих, просачиваясь изредка сквозь сон. Похоже, Асель`Диастре всей душой ухватилась за новую жизнь, предпочтя забыть о песнях и голосах с низин. Тем не менее, тихими ночами она может ощутить тревогу, которая улетучивается моментально, стоит крылатой только протянуть руку: рядом Тэнга. Спокойствие. Тепло.
   
И, пожалуй, этого ей достаточно.