http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Остров памяти » 9.05.1444 - "Доверяй, проверяй, ну и бонусом - склоняй."


9.05.1444 - "Доверяй, проверяй, ну и бонусом - склоняй."

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата и время | погода:
9.05.1444, 13:00. В Столице всё такая же неплохая погода. Девичьи Острова же начинают страдать от того, что начинается сильная буря. В такую погоду не каждый корабль сможет проплыть, потому что паруса может разнести в лоскуты со страшной силой. Да что уж там, некоторые корабли просто разваливаются от такого. А если на улицу хочется выйти, то если только в специальном многослойном плаще с глубоким капюшоном или в броне рыцарской. Но зато суровую древесину шлифует идеально.

2. Место действия:
Девичьи Острова. Второй осколок-остров, что находиться рядом с третьем. На весь остров существует только один трактир, с очень интересным названием - "Стальные Яички". Автор этого прекрасного названия попросил оставаться анонимным, но оно же придавала некий шарм данному заведению и атмосферу пьяного веселья. Также, на барном столике всегда подают яйца в крутую, только проблема была в том, что разбить скорлупу удаётся с трудом.

3. Участвующие лица:
Маара, Фрэнсис Дрейк(Рейнардо)

4. Завязка:
Информация в этом мире является очень важной единицей. Одна недосказанность может стоять целого состояния, а устаревшая информация лешает жизнь не хуже летящего ядра. Так что, прежде чем заниматься грязным делом, Рейнардо напялил отвратительное одеяние для тамошней погоды и принялся вынюхивать обстановку. Ну а раз "Стальные Яички" была единственной таверной, то туда он и направлялся... А там могут обитать интересные личности. Ну и их можно склонять кл всякому интересному, в особенности, к страшному пиратскому ремеслу.

5. Тип эпизода:
Личный.

+1

2

Алый взгляд фиалок окровавлен яростью.
Нет ничего проще и сложнее, чем жизнь на земле. Под ногами нет привычной свободы небес, головокружительной радости полета - только тяжелая, крепкая земля, от которой трудно ждать подвоха.
Последние дни она провела здесь - в таверне, где команду Черной Лилии знали не понаслышке. Бывшей Черной Лилии.
Стиснув зубы, Маара надвинула капюшон плотнее, вцепившись в почти пустую бутылку так, что побелели костяшки пальцев. Вот они - люди и нелюди. Крикливые, измазанные тошнотворными испражнениями гниющей земли. Многие из них были воздухоплавателями и пиратами, большая часть знала кто она такая, но первые же предложения о сотрудничестве были с негодованием отвергнуты и теперь ее, наконец, оставили в покое.
Как же это просто.
Жестяная кружка оставила на израненном столе еще две неглубокие бороздки, когда Маара пододвинула ее к бутылке. Темный, слабо очищенный напиток был весьма специфическим средством для самоотравления, однако деньги в ее кошеле уже подходили к концу.
Что потом?
Краем глаза, Крылатая углядела одного из помощников трактирщика. Имени его она не помнила или вовсе не знала, а может быть, просто не хотела вспоминать. Однако, это не мешало Ему помнить Ее.
- Опять заливааешь трюм? - бухнувшись на стул рядом с ней, мужчина, внимательно заглянул под капюшон сильфы, - черт тебя подери, Маара, хватит околачиваться в этой дыре. Тебе здесь не место.
Склонив голову еще ниже, она словно спрятала свой взгляд от него. Да и о чем было говорить с человеком, не понимавшим того, что творилось в ее мыслях. Люди не рождены для полета, но все равно...
Тянутся в небеса.
Монетка упала на стол, вращаясь.
- У меня кончился ром, - тихим, не терпящим возражения тоном, произнесла сильфа, - почему бы тебе не заняться своим делом? Я не звала тебя в свою голову, к бельмесу твои нравоучения. Мне нужен только ром, ощущать его рядом заметно приятнее, чем любоваться твоей проклятой осуждающей жалостью. Вперед.
Он смотрел на монетку, словно любовался отблесками неровного света на ее гранях, прежде, чем накрыть рукой и убрать со стола.
- Как знаешь, подруга.
Встать он не успел. Острие обнаженного меча застыло в дюйме от его горла. Руки у пьяной сильфы совершенно не дрожали и помощник трактирщика мысленно воздавал хвалу всем пиратским богам за эту физиологическую особенность Крылатой. Добрая половина посетителей, как по команде, воззрилась на нее, положив руки на рукояти пистолей и сабель.
- Я тебе не подруга, человек, - прошипела Маара, прежде, чем вложить меч назад, в ножны, - заруби себе это на носу.
Напряжение спало почти сразу. Занявшись своим делом, отребье "Стальных яичек" потеряло интерес к так и не начавшейся заварушке.
- Как знаешь...
Проводив взглядом человека, сильфа поплотнее закуталась в плащ, ощутив легкий озноб. Выпивка не сразу била ей в голову, но мягкие набаты уже тревожно звучали невдалеке. Стоило вернуться в свою комнату, пока она у нее еще была.
Или нет.
Ведь на горизонте маячила еще одна бутылка рома.
Последняя.

Отредактировано Maara (2018-08-24 14:05:53)

0

3

"Отвратительно..." - гуляя по улицам островка, Рейнардо пытался отчаяно найти чёртов трактир, чтобы спокойно в нём засесть. Всё же, его бесила та одежда, которую носят местные жители при такой погоде, ведь она сковывает и выглядит как то, что приходилось носить многим оборотням на Диких Островах. Хотя, даже та одежда была лучше. Но больше всего его бесила погода, что качает того из стороны в сторону, как маленький лист, мешая тем самым быстро добраться к трактиру. А ещё дыхательная маска, словно намордник, вцепилась на вполне симпатичное лицо, по крайней мере, так говорили некоторые девушки в его адрес... И вот, спустя пол часа ходьбы, перед ним появилась вывеска "Стальные Яички", а сквозь дверь доносились разнообразные звуки, которые он мог услышать благодаря своему звериному слуху. Вообще, большинство трактиров были пунктами двойного назначение, в котором можно как отдохнуть, так и получить очень интересную информацию. Особенно в этом заведении, так как тамошний трактирщик имел своеобразные связи и часто делился тем, что он из этих связей достаёт, за круглую цену само собой... "Ладно, пора выдвигаться." - с этими мыслями, он открыл дверь и вошёл в трактир.
Внимание он привлёк довольно знатное... Прежде всего, потому что он выглядел как шкаф, со всем тем снаряжением, что на нём надето. Ко всему прочему, лица на капюшоне видно не было, но в темноте этого капюшона сверкали пара хищных глаз. Единственное, что говорило о нём как о порядочном человеке, так это поджог трубки и первая же затяжка, что выглядело нормально в глазах бывалых посетителей. Но во всём остальном, он отражал некую звериную жестокость. Всё в его виде говорит - "Если полезешь, то порву тебя на куски и даже не расплачусь по этому поводу". И тут можно было только посочувствовать помощнику трактирщика, так как если обычные посетители могут спокойно игнорировать медленно идущего Рейнардо, то ему придётся с ним разговаривать. Но понимая страх посетителей, потому что он его в буквальном смысле "чувствует носом", Рейнардо решил начать разговор первым.
- Добрый день, уважаемый. Мне пожалуйста три чарки рома, прожаренный стейк большого размера и свободный столик... Вроде бы просто шёл, а устал так, будто шахту копал двадцать четыре часа в сутки... - недовольным и довольно жёстким голосом начал Рейнардо.
Судя по всему, помощник в какой-то степени успокоился, осознавая то, что раз уж его собеседник может с ним общаться - то это уже хорошо, по крайней мере, его можно успокоить от желания зарезать всех в этом трактире.
- 25 серебряных. Что касательно места, есть то есть только одно и я бы не советовал туда садиться, ведь это уже не та Маара, что была прежде... Хотя, в вашем случае, я могу ошибаться. - указав на столик с кем-то, помощник ушёл за заказом.
Не то чтобы личность на том месте его удивляло, он видел таких пьяниц не раз и даже становился причиной их алкогольной зависимости. И являясь довольно наглым существом, Рейнардо часто садился к таким людям, особенно если был причиной их горя, ну и угощал их выпивкой за свой счёт. Это был своего рода ритуал для него самого и усмешка в сторону пьяницы, потому что если он настолько слаб духом, то лучше бы ему вообще не соваться на эфирные моря. В конце концов, редко кто усваивает этот посыл... Обычно они либо набрасываются впотьмах городских улиц ради мести, либо ещё больше начинают пьянствовать. "Порой, первый исход кажется более милосердным, чем второй..." - Рейнардо начал размышлять о таких бедных душах, но их прервал помощник, достав две бутылки рома. А он, в соей манере, выложил ровно двадцать пять сребреников.
- Благодарю, стейк будет через десять минут. Что-то ещё нужно, мистер?... - как же без намёка на то, что нужно представиться
Дрейк. Френсис Дрейк. Мне бы ещё газету собой в дорогу, вроде бы она называется "Дым Коромыслом". - после этих слов, на столе появился кошель с неизвестной в нём суммой денег. - Передайте это хозяину заведения, он поймёт.
Судя по всему, помощник тоже знал об этой услуге, по этому, без лишних слов поклонился и ушёл на второй этаж. Ну а сам Рейнардо медленно шёл к свободному месту. Что интересно, на себе он ощущал не сколько взгляды страха, сколько удивления или даже азарта. Судя по всему, многие уже получали по морде за то, что только осмелились заговорить с этим посетителем. "Значит, надо быть на чеку," - проверив наличие двух мушкетона с картечью, Рейнардо мог быть спокоен. Также там был его любимый меч, вот только, в сейчас он был попросту бесполезен - проще выстрелить из мушкетона, чем доставать этот огромный кусок стали. Но прежде чем сесть на столик, Рейнардо заметил одну особенность, которая ему не нравилась - в районе спины, плащ лежал не так, как на остальных. Возможно, там просто лежит сумка, которую было бы обидно повредить во время такой бури, но даже такая особенность может стать роковой. Так что, он начал пускать свою ману на одно из самых интересных его вооружений, а именно артефакт в виде перчатки. Уже подойдя близко к столику, Рейнардо старался прервать любое недовольство поставленным в сторону девушки бутылкой рома, добавив от себя поясняющий комментарий.
- Плата за реквизицию свободного места. - затем, вспомнив что-то, на столе появилась вторая бутылка рома. - А эта бутылка - первый взнос за совместное распитие спиртного напитка, мисс Маара.
Сев, внешность оборотня ни капли не изменилась. Чёрный капюшон своей тенью скрывал его внешность, лишь его светящиеся глаза выдавали в нём что-то не человеческое, если не учитывать хриплый и жёсткий голос, в совокупности с внешностью двухметрового шкафа. Однако, под внешность собеседника Рейнардо даже не стал смотреть, он просто держал артефакт на готовности и уже приметил цель для своей синей перчатки. Таков был его звериный принцип - быть всегда готовым обнажить свои клыки.

0

4

Все, как обычно.
Каждый день - это всего лишь еще одна минута в бесконечности унылого существования.

Пожалев о своей вспышке, Маара последовала собственному опыту - привычным усилием разума очистила сознание от мусора и выдохнула, расслабившись. Гнев был плохим компаньоном выпивке и обычно это ничем хорошим не заканчивалось.
Тем временем старина Дейви Джонс вовсе не торопился проявлять к ней свою благосклонность - очередной посетитель таверны, после непродолжительной обмены репликами с помощником трактирщика, направился прямо к ее столику.
Огромная фигура и капюшон, скрывавший внешность - все это могло бы обмануть кого угодно, но только не сильфу, привыкшую собирать информацию с тем, чтобы никогда ее не забывать. К тому же, она чувствовала Эфирные Нити, оплетавшие его ауру и совершенно четко понимала - это не человек.
Нелюдь, явно нюхавший пороху, если судить по многочисленным следам, оставленным Нитями. Возможно, оборотень, но какой-то странный, не похожих на прочих. Будто бы он пытался обратиться в детстве, но кто-то напугал его и теперь это создание навечно застыло в промежуточной форме.
Было ли у него человеческое лицо?

Маара не могла это сказать точно. Во всяком случае глаза незнакомца едва ли можно было назвать человеческими.
Она хмыкнула. В Стальных Яичках на Девичьих островах нынче можно было встреть кого угодно, даже трехногую каракатицу о восьми глазах. Впрочем, от ее глаз не ускользнула звериная грациозность его движений. Гость не напрягался, подобно новичкам, но и не был излишне расслабленным, хотя и старался таковым показаться. Если это не было лишь привычкой.
Устало вздохнув, Крылатая приготовилась выслушать очередной монолог на тему найма, но нежданный посетитель удивил ее, бухнув о стол бутылкой добротного пойла. Взгляд девушки одобрительно скользнул по отблескам света в благородных цветах напитка.
Однако в следующую минуту, фиалковый огонь в ее очах снова ожег любопытством его лицо.
- Ваша осведомленность поражает, - съязвила Крылатая, слегка поежившись при мысли о добротной выпивке. Крылья под ее плащом невольно пошевелились, прижимаясь плотнее к телу, - боюсь, я не знаю вашего имени... капитан, но меня вполне устраивают ваши аргументы.
То было всего-лишь догадкой, в конце концов, он вполне мог быть и помощником капитана и боцманом, однако чутье редко подводило сильфу. В глазах гостя был характерный блеск помеси авантюризма с непоколебимой уверенностью в себе. В любом случае, он был свободным существом, едва ли признававшим чью-то власть над собой.
Судя по цвету, темный.
Напиток, конечно же...

Еще минуту назад ей не было никакого дела до оборотня, посетившего таверну, но в эту минуту, пойдя с козырной карты, он разбудил ее любопытство и Крылатая слегка склонила голову набок, сделав приглашающий жест рукой.
- Здесь достаточно места для двоих.
Но не больше.
Может быть, он и впрямь просто не нашел места получше. А тот заботливый паренек подсказал как легче его найти? В таком случае имела значение только одна вещь на свете. Крепкий, выдержанный ром с терпким ароматом карамели и крепким, выраженным вкусом.
Потянувшись к бутылке, сильфа наполнила свою кружку и с наслаждением отпила несколько добрых глотков, растирая вкус на языке. После того дешевого пойла, которым потчевал ее в последнее время трактирщик, это было на порядок лучше и прямо-таки освежало сознание, заставляя мысли кружиться с дополнительным усердием.
Румянец, проступивший на ее бледных щеках, был самым красноречивым тому подтверждением.
Может быть, странный гость искал осведомителей в этом богом забытом уголке? Но даже если и так, она едва ли могла с этим помочь.
- Боюсь, я не лучший собеседник, если вы ищете информацию, сударь, - тихо сказала она, поглаживая ободок металлической кружки свободной рукой, - в данный момент все мои мысли сосредоточены на тихом океане золотистого цвета, которым вы так любезно решили меня одарить.
Это было не совсем правдой, ведь, в конце концов, ей ужасно хотелось зачем он, все-таки появился здесь. На Девичьих островах редко останавливаются успешные, богатые капитаны, однако гость, похоже, вовсе не испытывал недостатка в финансах. А если нет, то зачем переводить хороший ром на незнакомого человека?
Пусть даже в этой старой забегаловке хорошим назывался тот ром, которым на Айроне натирали кастрюли от ржавчины.

Отредактировано Maara (2018-08-25 16:55:24)

0

5

- Не, вся необходимая информация у меня уже есть, мисс проницательность. В тоже время, тривиальной тему разговора назвать нельзя. Но об этом попозже... - без хоть какой-то тени волнения, Рейнардо ответил в своей элегантной форме, с примесью наглости.
Продолжить разговор он пока-что не мог, потому что помощник трактирщика пришёл с заказом. В его руках находилась тарелка, с довольно аппетитным стейком, что прям с пылу жару и скворчит маслом на тарелке, аж слюни текут. Также, в его руке была кружка и газета "Дым Коромыслом", ради которой он собственно и пришёл в это самое местечко. Трактирщик в этих краях имел много влияния и информации, но что самое приятное, он без угрызения совести эту информацию продавал. Под такие нужды, он и купил себе печатные станки, выпуская две версии местной газеты "Дым Коромыслом" - одна для обычных людей, а другая для личного использования. Собственно, пройдясь по газете краем глаза, можно было сказать, что на третьем осколке твориться много чего интересного. "Но, это потом." - не теряясь в мыслях, Рейнардо убрал газету в карман. А когда помощник подал вторую бутылку собеседнице, тотчас же обратился ко мне.
- Может ещё что-нибудь хотите? Трактирщик пообещал сделать вам небольшую скидку.
- Да. Во втором доке находиться мой корабль. Не могли бы туда погрузить провизию, а именно три литра воды, пять бутылок рома, килограмм сушёного мяса и десять фирменных яиц. Думаю, сдачи с прошлого заказа хватит на всё это? - пока он делал заказ, помощник записывал и подсчитывал всё, чтобы свериться с ценной.
- Не хватает пару золотых... - не успел парень договорить, как пара золотых уже лежала на столе. - Теперь достаточно, извините что отвлекаю от трапезы.
Не успел помощник уйти, как Рейнардо начал трапезу. Несмотря на то, что звериный стиль поглощения пищи ему более близок, в обществе он старался питаться по этикету, даже имел с собой тряпичную салфетку, чтобы привести физиономию в порядок. После того, как бутылка откупорилась и в кружку переместился прекрасный алкогольный напиток, ловким движением вилки и ножа, мясной кусок отправился в рот. Жевать с закрытым ртом для него было довольно трудным занятием, так что, всем присутствующим были видны белоснежные и мощные звериные клыки, вместо классических зубов. Но, после первого глотка алкогольного напитка, капитан вспомнил о теме разговора, которую он ещё не озвучил.
- Простите, что-то я отвлёкся на еду и совсем забыл представиться. Меня зовут Френсис Дрейк, надеюсь, наш разговор пойдёт более-менее интересно. - пуская кольца из дыма, Рейнардо не прекращал излучать приличие и наглость, в совокупности с ужасным голосом. - "Эфирный Волк", "Небесная Сирена", "Крылатый Череп", "Королевский Шут". Четыре брига, что в один день объединились, дабы потопить одно очень известное судно. Однако, после этого подвига, никто ничего не слышал об этих кораблях и их деяниях, как-будто они превратились в горячие звёзды и из-за своего жара, преобразовались в пепел. Не хотите ли узнать, какая судьба их постигла?
Под капюшоном Рейнардо, как и всегда, чувствовалась наглая ухмылка. Вообще, как ему казалось, встреча с штурманом "Чёрной Лилии" являлась довольно интересной удачей, которую нельзя было упускать. Ведь все истории, что когда-то происходили на Эфирным Морях, должны чем-то закончиться и если в этой истории участвовал Рейнардо, то довести её до конца было очень важной задачей, но не первостепенной. Такова была его натура, он хотел всегда участвовать в разнообразных историях и логически их заканчивать. "Видимо, удача сегодня на моей стороне... Вот бы всегда было так." - забавные мысли всё ещё посещали его голову, но он ждал ответа собеседницы.

Отредактировано Reynardo (2018-08-26 17:27:10)

0

6

Что ж, тем лучше.
Она с интересом изучала блики света в темном янтаре бурной стихии, заключенной в акватории кружки. У света было одно восхитительное свойство, которое не переставало завораживать ее, раз за разом. Сияние отблесков, ореол светящегося воздуха, делающего мистерию бликов поистине чарующим волшебством мироздания.
Хорошо обжаренный стейк на тарелке гостя совсем не удивил - в нем чувствовалось что-то звериное. Сама сильфа предпочитала мясо птицы, если уж ела нечто подобное. Стоило радоваться, однако, что он не заказал любимое блюдо завсегдатаев таверны - те самые стальные шарики, что числились названием. Треск, с которым их раскалывали посетители всякий раз заставлял Крылатую вздрогнуть, вспоминая разрывы снарядов на борту Лилии.
Тем временем, странный гость заказал провизию, удивив ее объемами закупки. Вполне возможно, что он просто пополнял запасы провианта, на всякий случай, однако этого рациона в лучшем случае хватило бы на неделю воздухоплавания в компании... одного себя? Кто, демоны его раздери, путешествует в одиночку на Девичьих островах?
Даже капитаны мелких яхт и шлюпов предпочитают компанию навигатора, помощника и, как минимум, одного матроса. Никогда не знаешь, с чем столкнешься в пути...
Из всех тех, кого она знала, лишь один человек соответствовал всем кусочкам собранной мозаики. Возможно оборотень, путешествующий в одиночку. Корабль едва ли больше тендера или шлюпа...
- Меня зовут Френсис Дрейк, надеюсь, наш разговор пойдёт более-менее интересно.
Конечно.
Имя Лиса было вполне на слуху в насквозь пропахших запахом крови и денег кулуарах, причем, не только в таверне "Стальные Яички". Флибустьеры отзывались о нем противоречиво - поговаривали, будто хитрый Лис - тот  еще пройдоха, но были и те, кто клялся и божился в том, что капитану тендера "Огненная Лилия" можно верить...
Лилия.
Очи сильфы вспыхнули, когда она вспомнила о погибшем корабле. И, совершенно некстати, местная газетенка напечатала названия тех мерзавцев, что подстерегли Абнера Зейна в давно заброшенной лагуне...
- Маара, - Крылатая подняла глаза на собеседника, смерив того изучающим взором, - стала бы я сидеть здесь с вами, сударь, ежели бы мне было что-то известно об этих судах. Мне, почему-то, кажется, что вы совершенно отчетливо представляете себе, какой судьбы бы я лично желала капитанам этих посудин?
Люди без чести и достоинства. Волки, нападающие на одинокого льва. Мрази, недостойные бороздить просторы небесного океана.
В руке сильфы появился небольшой кинжал, которым она принялась вырезать на столе название Черной Лилии. Один из помощников трактирщика встрепенулся, однако жесткий оклик хозяина заставил его забыть о том, что он только что увидел.
- Клянусь Бездной, мне бы хотелось лично убедиться в том, что потроха неких четырех капитанов болтаются на якоре у Дейви Джонса, мистер Дрейк.
Она была основательно пьяна и ощущала это с каждой минутой все сильнее. И хотя язык у сильфы не заплетался, в этом стоило благодарить особенность физиологии, а не умеренность выпивки.
И тут ее осенило.
Он ведь неспроста упомянул в ее присутствии о четырех кораблях мерзавцев. Да и о том кто она - явно знал до того, как подсел к ней за стол. А это могло означать только одно - зачем-то она понадобилась одинокому воздушному волку. Или, скорее, Лису. Как ни странно, при мысли об этом у нее больше не возникало яростного неприятия.
Нет команды - нет проблемы.
Если бы он прямо сейчас предложил ей работать на корабле за одну только бутылку рома в день - она бы согласилась без раздумий. Возможно. Тревожило только одно - что именно он знает о судьбе кораблей, напавших на Лилию?
Быть может пропажа не означала гибель? Или случилось что-то, чего она не могла предусмотреть или предугадать?

- Туше, мистер Дрейк, - медленно, почти по слогам, произнесла сильфа, - вы бы не хотели рассказать мне, что у вас на уме? Вы знаете что-то, что можете мне рассказать? Спешу уверить вас в том, что мне нечем оплатить информацию, которой вы хотите поделиться.
Если он хочет именно этого.
Уверенности в том у нее не было. Но какого черта? Почему она должна думать о вероятностях и последствиях сейчас, когда терять было особенно нечего? Лилия мертва, да здравствует Лилия.
Вопрос в том, Черная или пылающая, как звезда на ночном небе.

Отредактировано Maara (2018-08-26 10:39:32)

0

7

- Боже, мисс, вы слишком плоско смотрите на меня. Всё, что мне было интересно, я уже получил на ваших глазах, от вас мне ничего не надо... Хотя, что же я, вы и сами можете всё понять. - не скрывая наглость, он всё также продолжал разговор и трапезу.
Но, он не мог это делать одновременно, как бы ему это не хотелось. По этому, отложив еду в сторону и проигнорировав жажду мести своей собеседницы, он достал какой-то свёрток бумаги. Что в нём было - знал только сам Рейнардо и судя по всему, это содержимое ему не терпелось раскрыть. Это была карта, состоящая из несколько листиков, склеенных между собой. Основной лист, на котором держалась вся карта, было местом крушения Чёрной Лилии, выяснить это было не так уж и сложно по обломкам. Но остальные точки были не ясны, но наверное, они что-то обозначали... Ведя от отправной точки к другой, Рейнардо не поскупился на объяснение.
- Когда четыре брига покончили с вашим кораблём, они все вместе направились на Туманные Острова, где были их самодельные форты для починки и комплектации. Однако, в этом месте, им показалось правильным напасть на торговый кораблик, что болтался среди туманов... - проведя рукой, Рейнардо указал на место в скалистом лабиринте Туманных островов, что выглядело как некое око. Обычно здесь пираты устраивают бои между собой, чисто так, по приколу. - Однако, их самоуверенность стала роковой ошибкой. Тревожным звонком стало то, что якобы торговое судно повернулась к ним носом и выстрелила двумя очень мощными пушками. Капитаны "Небесной Сирены" и "Эфирного Волка", увидев как цепные ядра вывели из строя парусное вооружение своих товарищей, поспешили сбежать.
На самом деле, он описывал более красочно ту участь, что случилась с "Крылатым Черепом" и "Королевским Шутом". Ведь кроме того, что оба брига могли только дрейфовать в небе, противник поднялся над ними на довольно большой скорости и сбросил самое отвратительное оружие против любого корабля - мешки с "Греческим Огнём". От такой атаки, по всем двум кораблям разошёлся огонь, а бедняги матросы выли от чудовищных ожогов. У тех, чьи уши любят подслушивать чужие истории, начались приступы рвоты от таких подробностей. Это была не просто победа, это был натуральный геноцид командного состава... Однако, Рейнардо решил немного прерваться на ром и табачок в его трубке, чувствуя себя при этом более чем расслабленным, пока остальные с ужасом смотрели на него. Те, кто знал о том, кто он понимали в этой истории одну простую деталь - этот корабль может запросто оказаться "Огненной Лилией". Не только потому что сходство слишком очевидно, но и по причине того, что Рейнардо умел быть жестоким. В основном из-за происхождение, ведь любой оборотень из Диких Островов обладал той ещё звериной жестокостью, что помогало ему выживать в этом горячем местечке. Так что, у пирата "Френсиса Дрейка" была крайне интересная репутация - одни ему не доверяют, другие ему верят, а третьи закономерно боятся. Закончив с историей о стычке, он указал на два пергамента - карту Столицы и продолжение Туманных Островов.
- На данный момент, капитаны "Эфирного Волка" и "Небесной Сирены" стали частью флотилии Столицы, так что, можешь их найти там. Что касательно капитанов "Королевского Шута" и "Крылатого Черепа", их постигла такая же участь, что и вас, мисс Маара. - уже под конец истории, Рейнардо не выдерживал и пожирал стейк, оставив от него лишь маленькую косточку. - Первый сумел выжить и теперь живёт на своей базе. Данное событие настолько изранило его морально, что тот свихнулся и вырезал фигуры старпома, штурмана, навигатора, каждый день бухая с ними, в честь победы над "Чёрной Лилии". А капитан "Крылатого Черепа" бомжует в тёмных улочках столицы, зарабатывая мелочь и сливая её в бухло и наркотики.
Под конец всего этого, бутылка заказанная им рома оказалась опустошена, что означало о конце разговора. Ему больше ничего не требовалось в этой таверне или от собеседницы, так что, оставаться в этом месте ему не очень хотелось. А время не ждёт, ведь скоро намечается интересное мероприятие, на котором, Рейнардо обязан участвовать. Однако, припоминая небольшие странности в поведении собеседницы, кое-что он от себя обязан был добавить.
- Надеюсь, вам была интересна моя история, но к сожалению, я должен с вами прощаться... Если есть желания, то места действия крушения и двух капитанов можно найти по этой карте. - пустив ещё парочку колец, Рейнардо начал собираться и встав из столика, добавил от себя следующее. Предвещая немой вопрос, мне стоит ответить заранее. Вы - прекрасный навигатор, даже сейчас. Проблема лишь в том, что балласт рома на вашем сердце утянет меня в Бездну.
Собственно, на этом разговор может быть закончен и Рейнардо с чувством удовлетворенности законченности ситуации, ушёл к барному столику уточнить, всё ли погрузили на его корабль. На Маару она просто не обращал внимание, ведь прямо сейчас, он не видит в ней больше заинтересованности. Она выбрала путь алкоголизма, а с её навыками, найти работу - это сущие пустяки.

0

8

Подробности.
Он не мог этого знать, разумеется.

Если только не был частью всего этого "действа". Затуманенное сознание сильфы расставляло крупицы мозаики по местам медленнее, чем обычно, но гораздо быстрее обычного человека. Живые, сочные картинки проносились перед ее глазами, однако долгожданного удовлетворения они не приносили.
Хотела ли она смерти тех, кто напал на Черную Лилию?
Несомненно, да.
Однако смерть в огне ей нравилась не больше, чем предательское нападение исподтишка. Конечно, моряки сами виноваты, они выбрали свой путь и подписали себе смертный приговор самолично. В любом случае, их смерть не принесла ей удовольствия. И спустя миг, она поняла почему.
Капитаны выжили.
Какой прок от бойни, если те, кто стал ее причиной, выжили? Она не желала им мучений, только быстрой смерти, которая поразит сердца молнией справедливости. Око за око, зуб за зуб, таким был старый корабельный закон, негласно принятый в мире флибустьеров. На все остальное ей было наплевать.
- Отлично, - процедила сквозь зубы Крылатая, - вцепившись в карту так, словно от этого зависела ее жизнь, - похоже, вас послало само провидение, мистер Дрейк.
Она и вправду так думала.
Случайностей во вселенной не существует. Все, что происходит - случается согласно логике причинно-следственных связей. Воздействие рома, однако, мешало ей, но не так, как могло, если бы она взялась за третью бутылку.
Сомнений не было.
Когда странный гость откланялся и отошел к стойке бара, сильфа встала, с силой всадив нож на треть лезвия в стол, оставив его точкой в названии сгоревшего судна. Нетронутая бутыль рома покачнулась и жалобно булькнула, словно привлекая к себе внимание. Вот только сильфа уже не могла остановиться. Холодная машина в ее разуме уже раскрутила обороты и теперь медленно, но верно очищала расщепленное сознание от воздействия алкоголя.
Обе руки Крылатой машинально легли на эфесы мечей, застоявшихся в ножнах на поясе, а фиалковый взгляд приобрел насыщенные алые тона в неровном желтоватом свете огней таверны. Она жаждала крови, но личико девушки оставалось холодным, как мрамор. Она даже не подумала поправить спавший капюшон или задуматься о погоде за дверью.
Буря все еще бушевала и обломки камней могли существенно затруднить вылет.
Но могло ли это остановить ту, что увидела свет в конце тоннеля?
Едва ли...
- Благодарю вас, мистер Дрейк, - громко произнесла она таким тоном, что в таверне мгновенно воцарилась тишина, - когда я закончу свои дела, я бы хотела продолжить этот разговор.
Нужно ли было говорить большее?
В конце концов, они оба были опытными авантюристами, не знавшими глупых сомнений и жалости. Если бы он проявил хоть толику жалости к ней, то вызвал бы лишь презрение к себе. Но последняя фраза, брошенная пиратом, звучала скорее как справедливая пощечина.
И в самом деле, имела ли она право окапываться в таверне тогда, когда клинок в ножнах жаждет крови?

Конечно - нет.
Поднявшись в свою комнату, сильфа собрала сумку с походным пайком и скудными пожитками, оставшимися у нее, поспешив покинуть тихую гавань. Дверь таверны скрипнула, сопротивляясь нахлынувшему ветру и Маара пошатнулась, преодолевая сопротивление непогоды.Впрочем, холодные порывы помогали справиться со слабостью, которая тянула ее назад, в уютное логово "Стальных Яичек", где ждала та самая, брошенная бутылка рома. Наверное, она могла бы забрать ее с собой, но делать этого совершенно не хотелось.
Пойло сдерживало порывы, заставляло верить в то, что все кончено. Против воли, сильфа усмехнулась, зябко кутаясь в плащ. Это была недобрая, жестокая усмешка, смертный приговор тем, кто разрушил ее маленький мирок.
Такова жизнь.
*** Последний Звонок Королевского Шута ***
Добраться до базы Августа Белла, капитана Королевского Шута, ей удалось нескоро. Кровавая заря золотила верхушки деревьев небольшого частного острова, проступавшего из густого тумана. Форт, приспособленный под швартовку брига, ныне служил жалким пристанищем для небольшого бермудского шлюпа с явно устаревшим, механическим двигателем, но в недрах массивной скальной породы могла скрываться целая сеть тоннелей. Если только старый мерзавец не сэкономил на найме местных рудокопов.
Сильфа бесшумной тенью приземлилась на отдаленном мысе, пользуясь прикрытием тумана и удачей, ниспосланной ей провидением. Немногочисленные часовые клевали носом после долгой ночной смены, вцепившись в старые мушкетоны у наполовину погасших кострищ. Тем, кто попадался ей на пути, Крылатая пускала кровь старым, испытанным способом, вставляя мизерикордию в прорези шлемов, либо в сочленения доспехов на спине, под левой лопаткой. Можно было и обойти кордоны, но она спешила, стремясь покончить с делом как можно быстрее.
Нескольких из сонных пленников удалось "расспросить". Ярость, удесятерившая силы Маары, ускорила проникновение в грезы, благо, место отдохновения Белла не было сокровенной тайной, которую солдаты были обязаны хранить.
Держа в уме план тоннелей под фортом, сильфа напевала себе под нос какую-то жуткую песенку, готовя припасенную бомбу к исполнению своих замыслов.
Смена часовых скоро должна была состояться. Из открытых ворот порта уже выходили первые солдаты, готовые заменить тех, кого она убила. Они еще не знали, что их ждет. Взрыв на первом посту переполошил весь лагерь. Наспех вооружавшиеся солдаты ринулись на отражение атаки, разумеется, не ожидая того, что враг окажется в самом порту. Крылатая без разбору била в спины зазевавшихся солдат Августа, заметно проредив число пиратов, оставшихся в форту.
А когда переполох достиг апогея, она скрылась так же быстро, как и пришла, рванувшись в широкие врата тоннеля, ведущего в сердце старой цитадели. Действовать надо было быстро. Она боялась, что грубая, наспех подготовленная атака захлебнется - радиосвязь могла подготовить старого капитана к встрече с наступающим противником. Он мог бы приготовить ей западню... но не стал.
Сопротивление было слабым. Юные, еще не нюхавшие пороху солдаты, явно рекрутированные на последние деньги, сопротивлялись вяло, инертно. Они не могли продержаться и секунды и просто падали, рассеченные одним из мечей сильфы, Зарей или Рассветом. Несущаяся на крыльях девушка представляла собой жуткое зрелище - окровавленная с ног до головы, точно ангел смерти, она не останавливалась и на секунду, отмахиваясь от тех, кто стремился остановить ее затянувшийся полет.
Их кровь медленно стекала по камням тоннелей вниз, не в силах догнать ту, кого подгонял холодный, яростный расчет.
Наконец, путь привел ее в самый дальний, глубокий зал. Грубая работа рудокопов здесь чувствовалась значительно слабее, в камне тут и там проступали весьма искусные изразцы, отражавшие какие-то то ли мифические, то ли реальные сражения.
В сердце залы, у огромного костра, испускавшего дым в длинное прорубленное в потолке отверстие, возился кто-то в странной одежде. Крикливый, аляпистый костюм со странным колпаком - сказать, что капитан Белл выглядел жалко, означало не сказать ничего вовсе. Деревянные фигуры, сидевшие вокруг костра, казались зловещими в отблесках неровных языков пламени.
- Ты? - он указал пальцем на сильфу, взиравшую на капитана с внезапно проснувшимся любопытством, - пособница дьявола! Я убил его! Да, да, именно я и никто другой! Они говорили - вместе. Они говорили - Лилия сильна! Но погляди, дьявольская дочь, я убил его, я убил Черного Спрута...
Прозвище капитана Абнера в устах мерзавца заставило Крылатую презрительно сощуриться. Пират осекся, разразившись хриплым, демоническим хохотом, а потом выволок на свет раскаленный клинок, лежавший на костре. Длинный меч-бастард, совсем не пиратское оружие, такими не особенно помахаешь посреди корабельного такелажа.
- Я и тебя убью, тварь, - он сплюнул себе под ноги, надвигаясь на нее с молодцеватым блеском в глазах.
Встречным движением, она опередила его реакцию на доли секунды. Бастард успел взлететь и опасть вместе с ослабевшей рукой пирата, когда рассвет рассек его грудную клетку, обнажив алое, фонтанирующее кровью, мясо. Незадачливый, не особенно умелый боец, не носящий даже доспехов.
- Чу... двищ...
Она равнодушно смотрела на то, как пират корчится в агонии, не испытывая ничего, кроме какого-то странного удовлетворения. остекленевшие глаза Августа Белла вполне сочетались с кровавой улыбкой шута, вырезанного мизерикордией на его лице.
- Один из четырех упал навзничь, - тихо пропела сильфа, улыбнувшись, - и смерть его сумела тут настичь...
Безумие в ее глазах обретало силу привычки.
Спустя каких-то полчаса, отрубленная голова Августа Белла, заключенная в тиски шутовского колпака, сшитого из его же фантасмагоричного одеяния, болталась на рее "Галатеи", пиратского шлюпа, позаимствованного сильфой напоследок. Преследовать Маару было некому - те немногие, кто остался в живых после устроенной ею резни, были заняты тушением пожара на останках бывшего капитана Королевского Шута. С полусотни трупов, оставленных Стрелой Черной Лилии, гнили на адской голгофе острова, охваченного огнем паники. Это уже много позже выжившие очевидцы будут рассказывать о немезиде, постигшей первого из тех, кто покусился на дьявольскую Черную Лилию, а само название корабля станет кошмаром в сердцах моряков на Девичьих островах. Еще не раз и не два, имя Абнера Зейна, вставшего на одну доску с Дейви Джонсом и Эдвардом Тичем, прозвучит синонимом сверхъестественного ужаса пиратов пред карой, уготовленной призраками тем, кто решил ступить на скользкий путь коварства.
*** Скользкий, Кровавый Череп ***
Столица встретила странницу промозглой, дождливой погодой. В тот знаменательный для нее день тучи безмолвным союзником изливали на улицы города потоки воды, затапливая плохо сколоченные подвалы и нижние кварталы. Повозки и редкие странники месили грязь, скоро пробираясь по заболоченным улочкам, стремясь поскорее протиснуться в теплые, защищенные дома, таверны и гостиницы.
Отыскать нового бродягу в городе оказалось несложно - монетка, брошенная одному из местных нищих была одной из последних в ее сумке, но ценность этого ключа открыла нужную ей дверь.
Фальк Тарстейн, а ныне безымянная тварь в лохмотьях, занимал самый дальний и безлюдный уголок, который ему дозволил занять местный король бродяг. Он стал никем и мантия Кровавого Черепа ныне стала тряпкой, в которую он тщетно кутался, стараясь удержать капли драгоценного тепла.
Порой он осмеливался выходить на главные улицы и бродил, вымаливая жалкие гроши, чтобы протянуть свое существование и найти еще одну дозу самого вонючего, грязного наркотика, каковой только и могли себе позволить столичные нищие. Можно было бы оставить его в покое - но Маара не привыкла оставлять за собой незавершенные дела.
Расправиться с одичавшим пиратом ей не составило труда - несчастный нашел свой последний приют там, где и ютился в последнее время, среди старых картонок и вороха обветшалого тряпья. Сильфа старательно освежевала его лицо, вырезав предварительно язык и стремясь протянуть его жизнь до самого последнего момента. И все же, к тому времени, как лицо Фалька превратилось в Кровавый Череп, старый пират был давно мертв.
Череп его, с запекшейся на нем кровью, пополнил коллекцию трофеев Маары. Продав шлюп, она смогла выручить мешочек золотых и направилась к месту встречи с Френсисом с чувством выполненного долга, справедливо ожидая того, что старый пират уже ожидает ее возвращения. В конце концов - он был слишком опытным морским волком, чтобы не понимать, к каким именно действиям ее подстегнут его слова.
Предстояло самое тяжелое, то, чего она никогда не умела.
Попросить о помощи.
Второй пират на камне поскользнулся,
И в Бездне Алым Черепом очнулся.

Отредактировано Maara (2018-08-26 19:56:42)

0

9

*** Иногда хочется стать сексистом и сказать - "У баб нет мозгов и место им на кухне!" ***Славная посудина "Огненная Лилия" стояла якорем на одном из осколков цепи островков, что были между Столицей и Девичьи Островами, где по плану, должен был пролететь корабль с золотом... Так чем же занимается повидавший всякое пират? Правильно, картографией. Вообще, по началу, это казалось чем-то медитативным и расслабляющим, но когда местность приходиться составлять постоянно - это превращается в унылую рутину. Правда, чарка рома и любимый табак как-то разбавляют этот процесс, но тут же вскрывается проблема отсутствия опыта. Не, он знал поправки расположения островов и прочие тонкости, но это нужно вспоминать, а в последствии приходиться опять полагаться на интуицию. "Эх... Уныло и скучно, но без этого не пошалить." - Рейнардо убеждает себя, что это просто напросто необходимо, даже если это уныло и за частую не работает, зато может спасти тебе жизнь. Вот только, не успел лисёнок приуныть, как его ушки уловили нечто крылатое. В его случае это была какая-нибудь летающая тварь не разумная или такая же летающая тварь из Крылатой стали...
- Эх, оторвать бы вам эти крылья, да в Бездну выкинуть... - с довольно хмурым настроением, Рейнардо вышел из каюты, держа в своих руках мушкетон с картечью и огромный меч. - Да не трогал я вашу аристократку... Не мои это дети.
Выйдя на палубу без капюшона, уши уловили звук снижения пернатой мрази, что собственно и произошло. С пафосом, всё как надо, да и запах крови прям будоражил лиса прыгнуть на гостя, дабы разрубить его от плеча до задницы. Но, Рейнардо не был бы собой, если бы жажда битвы заглушила его разум, ведь кроме крови, он ощутил ещё один примечательный запах, источник которого он видел только в одном месте - трактире "Стальные Яички".
- Ну-ну, мисс Маара, я думал вы знаете правила. На мою "Огненную Лилию" могут попадать только через постель, а то сами знаете, она ревновать будет. - оставив мушкетон рядом с штурвалом, Рейнардо демонстративно погладил корпус своего корабля, попутно улыбаясь в своей типично наглой манере. - Чую носом, после того разговора в трактире, тех бедняг постигла отвратительная участь. Даже удивляет, насколько жажда мести может перебить чувство гордости и самоуважения.
Такой уж Ренардо - он любит ковырять людей едкими словами, переворачивая то, что является хорошим и плохим. Что собственно, было верным в большинстве ситуаций, когда из-за импульса существо не задавалось вопросом того, насколько хорошо или плохо она поступает. Хотя, конкретно в отношении Маары он не знал, насколько эта тактика сработает. В любом случае, достав из тайника две бутылки Столичного рома, угостив пришедшую одной из них. Это был тоже своего рода ритуал, так как на сухую в этот корабль лезть точно нельзя. Гость и хозяин обязаны хотя бы пригубить, но Рейнардо просто бухает. Правда, его волнует кое-что другое...
- Помниться, мы должны были продолжить разговор? Напомните его тему, а то много времени утекло, уже и не помню на чём мы закончили.

0

10

Все так, а не иначе.
Вселенная должна пребывать в равновесии, даже если порой чаша весов склоняется в ту или иную сторону. Забрав две из четырех жизней, Маара чувствовала странное, умиротворяющее спокойствие - как будто все наконец-то встало на свои места. Даже воспоминания о погибающей Лилии уже не беспокоили ее так часто. Картинка сложилась - как сложились крылья сильфы, когда она осторожно приземлилась на палубу чужого корабля.
Неплохая посудина.
Отсутствие дополнительных стакселей все так же беспокоило Крылатую, но пока что - это не было ее основной заботой.
Разумеется, пират встретил ее бравадой и сарказмом - на меньшее она и не расчитывала, прожив всю сознательную жизнь среди душегубов и отморозков. Черный юмор был их спасательным плотом - чтобы не провалиться в бездну кровавой жатвы, став машиной, а не разумным, мыслящим существом.
А кем была она?
Бесстрастно глядя на оружие в руках Рейнардо, сильфа хмыкнула, пожав плечами.
- Иные правила глупы, как границы между людьми, капитан. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, что эта типичная бравада залихватского корабельного волка - лишь маска, которой вы прикрываете свое звериное нутро. Мир прост, как монетка. Поверни так или  эдак - меняется все, кроме цены за то, чтобы зажать ее в кулаке.
Она подхватила тяжелый мешок, висевший на поясе Крылатой, подняв его одной рукой на уровень плеч. Ржавые подтеки на нижней его половине красноречиво свидетельствовали о том, что именно пытается сбежать из уютного холщового плена. Однако, Маара бы не позволила и капли пролиться на чужой палубе.
- Это - плата, - равнодушно произнесла сильфа, - вам ведь известно, сударь, что за все в мире принято платить. Когда должник пытается скрыться, его стоит найти и помочь расплатиться с долгами - иначе его пример не станет наукой тем, кто хочет получить все просто так, за красивые глазки и перевес в живой силе.
Ее фиалковые очи сузились. Прелестное личико Крылатой в эту минуту напоминало лицо судьи, вынесшей приговор, о котором она ничуть не жалеет.
- Я пришла, чтобы просить помощи, - спокойно сказала она, наконец, - но если все, на что вы горазды - это постельные шутки и вешание нелогичных ярлыков... что ж, тогда, пожалуй, я ошиблась кораблем.
Ее губа тронула усмешка. Не презрительная и странная, в которой не было и толики вызова. Тем самым она давала понять, что оценивает его таким, каким он будет себя показывать и не нуждается в лоске натянутых масок. Она и впрямь почти понимала то, чем дышит оборотень, хотя и не вполне могла бы оценить его прямо сейчас.
Важнее всего было то, что у него был корабль, способный помочь в том, что ей нужно было сделать. Вот только без согласия капитана, этот корабль не двинется и с места, а уговаривать его сменить тон сильфа не желала. В конце концов, ее разумом владела холодная логика расчета.
Разумеется, она понимала, что пират вроде Дрейка не станет просто так околачиваться на полузабытой пристани в богом забытом уголке второй параллели. Понимала она и то, что единственным знаковым событием в здешних местах можно было бы считать отбытие "Жестянки". На что рассчитывал Лис, желая в одиночку напасть на торговое судно?
Будь я капитаном Жестянки - наняла бы подходящий эскорт, да и вообще, постаралась бы сохранить в полной тайне содержимое трюмов корабля. Если же новости об этом утекли в массы, продолжать следовать намеченному плану... глупость, если только они перевозят не старую тару в цех переработки. Неужели там есть что-то настолько ценное, что...
- О, мы вовсе не закончили тогда, сударь, - вымолвила сильфа, оглядывая корабль оценивающим взглядом, - если мне не почудилось, в ваших словах был вызов совершенно особого рода. И вот я здесь, в моем желудке не плещется ром, а в мыслях ясность и я спрошу вас только один раз - нужна ли вам компания в вашем щекотливом деле, за которую вы сможете отплатить мне ответной любезностью. Как вы, должно быть, догадались, в этой ответной услуге фигурируют названия "Небесной Сирены" и "Эфирного Волка". Если вам не подходит мое предложение, я приму ваш отказ, капитан.
Она была бесстрастна и точна в своих словах, сказав ровным счетом все то, чем хотела поделиться.
Причины ее поступков не имели к нему отношения, хотя он, учитывая уже состоявшийся разговор, мог и догадаться о том, что она за существо. Равно как и о том, какую роль на самом деле играет выпивка в ее жизни.
Иные жидкости созданы, чтобы заполнять пустое пространство. Но если у тебя этого пустого пространства - вся твоя жизнь - ее уже не наполнить из бутылки. Пожалуй, на это способен только ветер. Свободный, сильный порыв, наполняющий душу восторгом, а крылья - силой. Ветер, который...
Только крепчает.

Отредактировано Maara (2018-08-27 10:50:25)

0

11

Боже, везёт же Рейнардо с интересными личностями. Но, интересны они не из-за проницательности, а из-за чуши, которую они пытаются выдать за истину этого мира. Однако, он не стал перебивать, а просто копался в рычагах штурвала. И когда предложение было озвучено, неожиданно, "Огненная Лилия" просела. Единственное, что её ещё держит, так это тросы пришвартованные к маленькому островку. Само собой, дальше начались комментарии Рейнардо, по поводу происходящего.
- Странно, не правда ли? В тебе нету ни капли рома, мысли вроде бы ясные, но как только ты поднялась на это судно, вес твоего балласта всё также продолжал тянуть в Бездну. Хотя, раз уж заговорили о цене, которую нужно заплатить, то советую почитать эту газету. - всё с той же хитрой ухмылкой, он кинул Мааре свёрток бумаги.
Это была всем известная пиратская газета "Око Тартуги", что тайно распространяется среди любителей крови и наживы. Среди разнообразных статеек разного содержание примечательной была рубрика "Рундук Дэви Джонса" - это был своеобразный саркастический некролог, в котором публикуют даже самых незначительных пиратов после жизни, ведь что может быть лучше, чем посмеяться над смертью какого-то идиота? В этой статье было как-раз упомянуто о том, что недавно умер Фальк Тарстейн и Август Белл, бывшие капитаны пиратских бригов "Крылатый Череп" и "Королевский Шут". Однако, там была очень интересная строчка...

Есть мнение, что всему виной оказалась история с ныне погибшей "Чёрной Лилией", небеса ей пухом, в лице бывшего штурмана Маары, что выжила в этой бойне и уже два дня не появлялась в баре "Стальные Яички". С этого момента, леди и джентльмены по пиратскому бизнесу, открываю спор с денежными ставками - насколько быстра её пиратская карьера пойдёт на дно? Готов поспорить, что ещё два трупа и она опять засядет за бутылку рома, а если и попытается найти работёнку, то наверняка каким-нибудь жалким матросом... А может быть, это не её вина? Если верить поговорке "Команда есть отражение Капитана", то ныне покойный Абнер Зейн по этому примеру был очень жалким флибустьером, которому всего лишь благоволила удача. В общем, ожидаем следующую серию того, как слава "Чёрной Лилии" всё больше утопает в море коричневой субстанции. Огромное спасибо передаю нашему главному спонсору - капитану шхуны "Огненная Лилия". Ведь только этот пройдоха находит жалких личностей и раскрывает их сущность на всю катушку, что случилось с тем же Августом, когда встреча с лисом довела его до сумасшествия. Всем по чарке рома и семь фунтов под килем!

Таковой была правда жизни - пиратский мир жесток, каким бы праведным не казались намерения. Покажешь слабость и тебя сразу же прихлопнут, окунув при этом все убеждения в грязь, потому что слабым в мире опасного бизнеса просто нет. Покуривая трубку, Рейнардо всё же держался за рукоять меча, а то мало ли, что может вырасти в голове у Маары.
- "За всё в мире принято платить", верно? Позорная репутация среди коллег по опасному бизнесу - это есть твоя плата за "вселенскую справедливость". Зачем врать и подстрекать кого-то, когда вне зависимости от расы, существо само способно угробить себя в могилу...
Тросы, на которых держалась просевшая "Огненная Лилия", понемногу начинают лопаться. Не до конца, но сам факт этого говорит о том, что корабль очень сильно стремиться в Бездну, да и вообще сказывается такое ощущение, что крылатая на самом деле тянет корабль туда, из-за груза на душе, хотя наполнен он не алкоголем, а чужой кровью. Разве что кровь на много раз тяжелее. При этом, последняя фраза звучала не так, как остальные - он не улыбался, а был максимально серьёзным. Наверное, это было как-то связано с его жизнью.
- "Вы - прекрасный навигатор, даже сейчас. Вот только, балласт чужой крови на вашем сердце утянет меня в Бездну" - так я бы закончил наш с вами разговор. Однако, кое-чем я тебе всё-таки помогу. - после этих слов, в сильфу полетел однозарядный пистоль, который уже был заряжен порохом. - Это кротчайший путь к твоему капитану и команде, да и после смерти о тебе хоть что-то хорошее помнить будут.
Затем, демонстративно, он просто стоял и наблюдал за развитием событий. Попутно, куря свою бамбук-трубку.

0

12

Она слушала Лиса с нескрываемым равнодушием - ведь он говорил вещах, которым верили разве что покойный Абнер с командой, да два покойных капитана. Впрочем, как показала жизнь - эти вещи никак не помогли им остаться на плаву в океане лжи и насилия, царящего в мире.
"Аз воздам" - говорилось в миру людей, не привыкших разбрасываться словами и это Крылатая понимала лучше прочих слов.
Чуть склонив голову, она наблюдала за пиратом с растущей убежденностью в том, что ничего не выйдет. Слова оказались лишь словами - он юлил и ходил вокруг да около, избегая прямых ответов. Конечно, она понимала, что все, сказанное Дрейком - манок, равно как и осознавала, что он пытался ею манипулировать, но было ли ей до того дело?
Каждый получает от сделки то, что он хочет. И тогда - к чему экивоки с попытками поддеть в ее душе то, чего там никогда не было?
Ни дать ни взять - хитрый, пронырливый Лис.

- Моя репутация меня не интересует, - без излишней резкости вымолвила Маара, - о судне говорят по капитану, а я никогда не собиралась стать одной из тех, кто определяет пункт назначения корабля. Мое дело - позаботиться о рифах и течениях, а не языках людей.
Она вздохнула, осознавая тот факт, что он никогда ее не поймет. Несомненно, подобные ему, все же, обладали большей человечностью, чем сама сильфа, даже если и слыли отчаянными мерзавцами и душегубами. Их тяготила кровь. Ее же, напротив, влекла и чаровала это странная, такая важная жидкость, без которой в теле разумного существа мысли существовали очень недолгое время.
Единственное, что тяготило Крылатую - это пара килограммов лишнего веса в мешке на поясе, однако, в сравнении с тем, что обычно лежало на плечах у разумных - это были жалкие крохи.
Разумные создания всегда пытаются вывести тебя из равновесия, - вспомнила она чьи-то слова, - они так созданы. Словно малые дети, пытающиеся собрать конструктор, они проверяют мир, тыкая его палкой. Каждый - по своему. Я хочу, чтобы тебе не было до этого никакого дела, Маара.
Она не помнила, кто именно это сказал, но при мыслях об этом человеке в груди крылатой просыпалось полузабытое, едва ощущаемое тепло. Пистоль, полетевший в ее сторону Крылатая почти не заметила, но натренированные рефлексы опередили сознание - вполне добротная поделка разлетелась на куски, встретившись с обоюдоострой "Зарей".
Обломки разлетелись по палубе, в небольшом, быстро рассеявшемся облачке пороховой крошки. Задумавшись, сильфа некоторое время смотрела на руины старого пистоля, прежде, чем снова поднять глаза на капитана.
- Мистер Дрейк, как и любое неглупое существо, вы, несомненно думаете, будто мне есть дело до того, зачем вам понадобилось побуждать меня к тому, что я сделала. Быть может вы рассчитываете на то, что я разозлюсь и выйду из себя, как это было в таверне при нашей последней встрече или просто хотите понять что я из себя представляю. Думаю, ваши справки обо мне можно считать не вполне достоверными.
Неужели он и вправду думал, что ей хочется разделить судьбу Черной Лилии? Пусть даже она и привыкла к ним всем, раздражало и бесило сильфу только одно - кто-то выбил у нее почву из под ног, забрал привычный уют мира, в котором она привыкла находиться. Но было и еще кое-что, наполовину осознанное, прячущееся в глубине ее мыслей.
Неверный расчет. Она ошиблась, расслабилась в компании экипажа корабля Абнера Зейна. Допустила только одну слабость и именно ею воспользовались те, что выбили из-под нее удобную табуретку.
Больше этого не будет.
Она сделала шаг в сторону, убирая меч в ножны. И неожиданно улыбнулась, сощурившись.
- Буду откровенной, я ищу вашей компании только по одной причине - вы один и можете позаботиться о себе. У меня нет ни малейшего желания быть нянькой на корабле, я ищу лишь двух вещей на этом свете. Первая звенит в моем кошелька, а вторая завораживает душу. Однако, уговаривать вас я не стану. Стоит ли мне рассматривать ваш ответ как отказ?
В глубине души, она была готова к любому ответу и теперь просчитывала сразу несколько вариантов, не рассчитывая на то, что судьба одарит ее подарком. Удача идет только к тем, кто идет хотя бы по одной из тропинок.
Нельзя надеяться на чудо.

0


Вы здесь » Aerie ~ » Остров памяти » 9.05.1444 - "Доверяй, проверяй, ну и бонусом - склоняй."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC