http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/68300.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/23208.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/14383.css
http://forumfiles.ru/files/0017/a1/a3/36843.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 17.06.1444 "Много раздутых до размера слона мух"


17.06.1444 "Много раздутых до размера слона мух"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Дата и время | погода:
17.06.1444, 20:20. Довольно теплый вечер, разве что небо заволокло облаками, из-за чего вечер выходит крайне темным.

2. Место действия:
Столица, у порога дома Саммерсет.

3. Участвующие лица:
Софи Фьюз, Карин Саммерсет

4. Завязка:
Говорят, кризисы позволяют по новому взглянуть на жизнь. Найти что-то новое, или осознать значимость чего-либо, что уже давно было рядом, но как-то не попадалось на глаза. В общем-то, это история как раз об этом, и произошла она спустя пару недель после того, как Софи и Карин разъехались. Точнее, после того, как Софи начала снимать маленькую комнатушку, подстать той, что была у нее в качестве каюты на Жестянке, где-то в портовом районе, а Карин осталась у себя. В своем доме. Где и жила, в общем-то.

5. Тип эпизода:
Закрытый.

0

2

Раз за разом она прокручивала в голове сценарий этого разговора. Вопрос планирования в этот раз стоял ребром, притом, настолько остро, что Софи всю дорогу от офиса Йора до дома Карин не могла понять, что же именно она хочет. И хочет ли вообще. На этом моменте обычно мозг уходил в какое-то особенное состояние, и тут же начинал верещать «конечно, хочет!», но делая один за другим шаги, понурив голову и думая про себя свои мысли, Фьюз не могла прийти к четкому выводу. Все было как-то слишком странно. И настолько ново, что относиться к нынешнему состоянию без тени сомнения, без вопроса «А что вообще со мной происходит?», было просто невозможно.
Во всем, на самом деле, был виноват бородатый Юлий. У бывшего капитана Жестянки довольно неплохо шли дела в последние несколько недель. Она успешно закончила свои разбирательства с поиском работы, пожив какое-то время у свое любимой подруги, пообщалась немного с капитаном Шугом, поработав у него на пару коротких вылетов и вроде бы даже вполне неплохо. Даже Карин, вроде бы, устраивало новое место работы Софи, как самого близкого человека, а одобрение подобных важных людей, как оказалось, довольно ценная вещь. Все было нормально. Все было хорошо. Пока Фьюз не решила навестить босса и не узнать, не нужна ли ему помощь в чем. Только для того, чтобы найти его в пустом офисе «Йор&Соло», в одиночестве. В своем кабинете. С двумя пустыми бутылками вина и одной наполовину пустой бутылкой ликера, которая, видимо, была оставлена напоследок. И закончилась во время разговора довольно быстро, после чего следом пошел, кажется, виски. Честно говоря, Софи уже не особо замечала, что именно пошло в тот момент в ход, хотя бы потому, что большую часть ее внимания занимал тот факт, что таким она видела своего бывшего работодателя впервые. И речь не о том, что он был пьян — казалось бы, Йор вообще никогда не пьянел — просто чуть сильнее краснел и чуть больше говорил, в то время как его обычное состояние было точно таким же.
Скорее, в этот раз он был подавленным.
Разбитым.
Брошенным.
Не потребовалось больших усилий, чтобы узнать, что его гложит, хотя бы потому, что, видимо, он сам был не прочь пообщаться. И после того, как причина была выяснена, Софи оставалось только пожать плечами и опрокинуть в себя то, что было в маленькой рюмочке, что была ей выдана. Уход супруги разные мужья встречают по-разному, и если кто-то бросается в погоню, или же не отпускает с самого начала, то в случае Йора все, что ему оставалось, это просто смириться, хотя бы потому, что сделать он ничего не мог. Наверное, мог бы, но не хотел. Или оно того не требовалось. Или же в этом как раз и был план. Но факт оставался фактом, и заключался он в том, что с этого дня Юлий Йор оставался один. Притом, Софи не была уверена, оставила ли жена его с ребенком, или взяла дочку с собой, и вообще была ли у Йора дочка, сын или хоть кто-нибудь. Все это, на самом деле, было вообще ни разу не важно, хотя бы потому, что в конечном счете, наблюдая за такой реакцией, Софи пришла к выводу, что, в общем-то, ей есть что терять.
Топ-топ-топ. Старые ботинки шли по мостовой, чеканя шаг, отбивая в голове мысли, будто удары молоточков по наковальне. Дело ведь было даже не в Жестянке. Не то чтобы потеря дома была той вещью, которую Фьюз хотела испытать, но в такие моменты полных провалов рано или поздно либо ломаешься, либо открываешь в себе что-то новое. Например, она узнала, что не ломается. А благодаря сегодняшней встрече с боссом, что корабль был полной фигней по сравнению с тем, что...
Она остановилась.
Подняла голову. Это была финишная прямая — последний переулок, а за ним поворот направо и она бы вышла на ту улочку, где был дом Карин. Откуда она уже успела съехать, потому что нашла жилье для себя, поблагодарив и заобнивав Саммерсет за то, что дала у нее пожить. И попрощаться. Только для того, чтобы через пару дней снова зайти в гости, будто по привычке, снова рассказать о работе, узнать, как у ее подруги дела и вообще что нового. И вот сейчасс она снова возвращалась к этому месту, с уже почти выветрившимся из крови алкоголем, с почти чистым разумом и взглядом на вещи, но все еще пытающаяся понять, а чего стоит это ее желание возвращаться? Хватит ли его? И должно ли его вообще хватать? А способна ли Софи вообще посмотреть на что-либо и сказать «да, вот это вот настолько круто, что я хочу это себе и никому больше, и никогда не отпускать»? Ответить на последнее, во всем его косноязычии, было наиболее трудно. Наверное, потому что подходить к этому вопросу вообще не стоило со стороны разума.
Проблема была в том, что кроме разума, опираться было не на что. Поэтому шаг. Затем еще один. Затем путь продолжается, делается поворот направо, потом еще несколько десятков шагов. Быстрых. Без мыслей. Мысли сейчас только мешают. Она и так уже потратила достаточно времени на то, чтобы задуматься на тем, что она может предложить и будет ли вообще воспринята всерьез, вследствие всех... особенностей. Что она может предложить? Что она может дать? Шаг за шагом размышления становились все более и более настырными, и, в конце концов, для того, чтобы заглушить их окончательно, Саливан-Фьюз согнула в локте правую руку и три раза постучала по двери.
«Тук-тук-тук»
Нет ответа. Надо бы, конечно, развернуться и бежать, но в любой другой ситуации, наверное, Софи бы так и сделала. Но не в этой. Потому что это было важно. И она понимала, что, наверное, если сегодня попытается забыть о своих мыслях, о разговоре с Йором, то завтра, послезавтра, или еще когда, не сможет прийти к тем же выводам. Потому что ей будет стыдно. Сегодня было вот оправдание — она была пьяна. Ну, час назад тому, когда выходила из офиса, точно была. Сейчас уже вряд ли, и единственное, что могло говорить о том, что Фьюз явно весело провела вечер, это характерный запах, который завтра утром станет еще хуже.
«Тук-тук-тук»
Требовалось проявить настойчивость. Нет, конечно, может, Карин не было вообще еще дома, что вполне возможно, хотя бы потому, что работа у нее могла быть допоздна. Или до утра. И , возможно, Софи стучит в дверь, за которой никого нет. Но даже если так, то она бы осталась до утра здесь. Те вещи, что были получены сегодня, были слишком ценны, чтобы отдавать их кровати и сну.
«Тук-тук-т-...»
Последний удар пришелся на открывающуюся дверь, открывшей для хозяйки дома вид на рыжую подругу с будто бы припаянными к ее черепушке неизменными защитными очками. Все та же кофта, те же рукава, закрывающие ожоги, ничего нового. Но вот взгляд. Взгляд был довольно испуганный. С похожим взглядом Софи приходила к Карин в прошлый раз, когда просила у нее остаться пожить, пока она ищет заработок, но там была просьба. А здесь... Ну, здесь Фюз могла четко сказать, что она боялась. Боялась до жути, из-за чего в момент, когда ее взгляд столкнулся со взглядом Саммерсет, она даже чуть дрогнула, а потом, опустив взгляд и руку, попыталась начать с приветствия:
- П-привет. - затем дернулась, быстро подняла обе ладони вверх в жесте протеста и тут же добавила — Я н-не в гости, просто хотела зайти к тебе на минутку, поговорить. -
Мозг взорвался. В этот момент он ушел в отказ, притом, с панической атакой, пожаром и наверняка кровоизлиянием, которое заставив Фьюз через две минуты упасть ничком и испустить последний дух, но тем лучше, хотя бы потому, что это значило, что у нее есть целые две минуты на то, чтобы высказать кучу постыдных вещей, которые таились в ее голове, похоже, уже довольно давно, только вот осознание, что это не бред, пришло только недавно.
- Я-я встретила кого-то! Он замечательный! И такой же как я. И прямо невероятный. И всегда помогает, и всегда рядом. - Слово «провал» было сродни упавшей бетонной плите. В какой-то момент Софи показалось логичным, что если она скажет, например, что нашла себе ухажера, то сможет понять, имеет ли смысл ей говорить о том, что Карин для нее не просто друг. А нечто большее. И что она хочет не просто проводить вместе время, а проводить вместе время. И смысл даже был не в этом самом времени, а в том, что больше никто не вызывал у нее таких эмоций, как Карин. И что кроме нее...
Ее плечи дернулись. Руки прижались к поясу, так, будто капитан начала напоминать статую-столб. В общем-то, статуей Софи бы и была, если бы не тот факт, что рот ее продолжал дергаться и мямлить, а на глазах начала проступать крайне неожиданная влага в виде слез.
- И... И она меня всегда поддерживает. И она красивая. И мне кажется, что мне нужно ей сказать, что... -
Еще одна бетонная плита. Она не знала, что говорить дальше. Слова были довольно простыми, но вместо того, чтобы говорить их и забить на всю ситуацию в целом, Софи каждой клеточкой ее тело казалось, что если она скажет, что Саммерсет, стоящая перед ней, выслушывающая весь этот бред, перестала ей быть «подругой», и сумела улучшить свой социальный статус до более высокого, то в ответ услышит что-то ужасное. Например, что Фьюз ей не нужна. По крайней мере не в роли подруги уж точно, после всего сказанного. Поэтому надо было сделать ход. Нет, конечно, она и так уже много ей сказала, но все это было бредом, учитывая, что конкретного тезиса Софи так и не высказала. Поэтому его надо было высказать. И желательно до того, как у нее из глаз действительно потекут слезы.
- К-карин, я не хочу уходить. И я хочу быть всегда с тобой. - на этой фразе будто стало легче. Где-то там на задворках сознания воспаленная нервная клетка пыталась еще закинуть фразу «Я хочу делать с тобой пошлые вещи!», но здравый смысл не пропустил ее, вместо этого заставив Софи виновато схватиться правой рукой за локоть левой и посмотреть на Саммерсет так, будто бы она только что призналась, что потеряла ее любимого плюшевого мишку. Ну, в целом, так и было, учитывая, что он остался на Жестянке, но суть не в этом.

+1

3

День был, что называется, утомительным. Нет, конечно, в итоге, упорный труд окупается (в большинстве случаев), но это не меняет того факта, что ты устаёшь, как собака. И у Карин был как раз такой день, после которого захочется прилечь прямо на полу, в прихожей, и не вставать, как минимум, пару часов. А затем ещё парочку… Но для лежания в доме Саммерсет с недавних пор существовал диван, составляющий компанию кухонному интерьеру. На него уставшая девушка и перекочевала, после того, как её куртка оказалась на вешалке, а обувь в тумбочке.

Карин, тяжело вздохнув, плюхнулась на диванчик и очень быстро перешла в расслабленное состояние души и тела. И, кажется, начала медленно плавиться. Всё же, топать до кровати, дабы просто отдохнуть и собраться с силами на оставшийся вечер было как-то лень. А новоприобретённый диван, хоть и был относительно дешёвым, но оказался вполне удобным. Так что, отдыху на месте всё вполне способствовало.

А ещё это способствовало долгим размышлениям. Довольно важным, надо сказать.

Например, о том, что произошло за последний месяц. Ну… начало месяца отметилось перевозкой груза, ценного настолько, что их на абордаж взяло целых три пиратских корабля! Или два… Не суть важно. Даже один пиратский бриг – уже страшное явление. В результате череды пренеприятнейших инцидентов корабль, на котором они летели, медленно, но верно начал падать вниз, навстречу разинувшей свою тёмную пасть Бездне. И утягивая при этом корабли пиратов за собой. К счастью, команде «Жестянки» удалось покинуть обречённое судно и свинтить у захватчиков одно из спасательных судов. На котором они и добрались до Столицы, хотя и не без труда.

Честно говоря, Саммерсет очень опасалась за душевное здоровье Софи – «Жестянка» всё же занимала особое место в сердце капитана, и кто знает, как её потеря могла на ней отразиться. И это ещё не говоря про физическое здоровье, но с этим повезло куда больше. Тем не менее, несмотря на потрясение, Фьюз держалась молодцом, что не могло обрадовать Карин. Впрочем, куда больше она обрадовалась, когда Софи попросила доктора дать ей пожить у себя. Хотя бы до тех пор, пока она не найдёт работу. Кажется, в тот момент Карин ответила чёткое «ДА» раньше, чем капитан озвучила оставшуюся часть фразы. Так, на какое-то время, в доме Саммерсет поселился ещё один житель.
А ещё там появилось новая мебель. В основном – вторая кровать, которую Карин и Софи собирали, в буквальном смысле, на коленке, но получилось неплохо. Удобно. И спать было не так тесно…

Но, вновь и вновь прокручивая у себя в голове произошедшее, Карин выуживала из памяти весьма… Интересные фрагменты. Которые, в общем-то, находились там довольно давно. Чуть ли не со встречи с Фьюз. Которая теперь была не капитаном Фьюз, а просто Фьюз. И ещё подругой.

Подругой… Карин поморщилась, но не в отвращении, а скорее, из-за того, что шрам на боку, оставшийся после пиратского штурма, заныл с новой силой, вынуждая девушку сесть. Подругой…

Софи жила у неё. Неделю. Или чуть-чуть больше. И за это время между ними происходили… весьма забавные вещи. Незаметные на первый взгляд, но куда более ясные, когда доктор рассматривала их с трезвой головой. Не подумайте, там не было намёков ни на что… такое. Просто дружественные обнимашки!

Да… Были объятия. Прикосновения к рукам, к плечам, к волосам… Да, было много чего тесного, обусловленного отсутствием у Карин голоса и несколько иным критериям продуктивного общения! Но ведь они были подругами! И это совершенно нормально – когда подруги обнимаются! Да, совершенно нормально…

И тут Карин поняла, что её уносит куда-то не туда. И что она чего-то не понимает до конца. И первым звоночком для более глубокого анализа послужили её действия в первые дни, когда Софи только к ней подселилась.

Она заботилась о ней. Заботилась. Нет, она и в обычные дни с радостью принимала Фьюз у себя в гостях, но… В ту неделю всё было куда более… личным, что ли? Нет, друзья, конечно, стараются поднять настроение друг-другу, когда видят, что что-то не так и их товарищ чем-то расстроен – это нормально. Карин делала тоже самое. Старалась помочь Софи примириться с потерей «Жестянки». И тут доктор поняла ещё одну вещь. А ведь вместе с судном могла сгинуть и сама капитан. Или она сама. Или Киаран. Самым худшим вариантом развития событий для Карин, наверное, был самый первый.

С тех пор, как робкая, немного странноватая девица появилась в жизни Саммерсет появился маленький, светлый лучик. Нет, не подумайте – жизнь Карин не была ужасной до этого. Просто она была… бесцветной. Безрадостной. А потом появилась Софи и медленно, но верно, жизнь доктора начала наполняться яркими красками, пускай и ценой частичного лишения спокойствия. Но это было далёко не всё. И чем больше Карин задумывалась над последней частью, тем больше ещё щеки постепенно приобретали розоватый оттенок.
…и, одновременно с этим, на коже Саммерсет проступал холодный пот.

Нет, она бы ни за что не оставила Софи. Ни за что. И если надо будет – шагнула бы за ней куда угодно. Лишь бы быть рядом. Её пугало другое.

В каком-то уголке сознания судорожно металась вполне логичная мысль. Мысль, от которой сердце девушки будто бы сдавливало огромным прессом. Она с трудом сглотнула.

Было страшно. Ведь Софи была единственным другом немой докторши. Нет, не так… Единственным близким доктору человеком. Настолько близким, что просто подругами это было уже не назвать. Проблема была в другом.

«Что если ей это не нужно?»

Сомкнутые в замок кисти дрожали. Голова девушки опустилась, глаза каким-то опустевшим взглядом уставились в пол под ней. Софи ведь, скорее всего, это было не нужно. Это ведь её испугает. Разум уже в полной мере рисовал самые различные картины того, как девушка может отреагировать на признание доктора в том, что та испытывает к подруге нечто большее, чем просто дружеские чувства. И с каждой сценой становилось только хуже.

Сначала она подумает, что это шутка и просто посмеётся над этим. Затем, когда она поймёт, что всё совершенно серьёзно, капитан испугается. А потом…

Прогонит.

Убежит.

Разозлится.

Расстроится.

Уйдёт. Навсегда.

Стук в дверь отвлёк девушку от крайне мрачных размышлений. Ну, сначала отвлёк, потом заставил встать и пройти к двери. И стук повторился в третий раз, когда Карин открыла дверь.

И вот она – побледневшая, словно увидела приведение, стоит перед Софи. Их взгляды встречаются, после чего Фьюз вздрагивает и опускает занесённую для стука в дверь руку.

- П-привет. Я н-не в гости, просто хотела зайти к тебе на минутку, поговорить. – было видно, ясно видно, что она нервничает. Карин кивает. Молча. По-другому не может.

- Я-я встретила кого-то! Он замечательный! И такой же как я. И прямо невероятный. И всегда помогает, и всегда рядом. – ещё кивок. Ощущение того, что сейчас внутри что-то сдавливает с такой силой, что оно лопнет, как воздушный шарик.

- И... И она меня всегда поддерживает. И она красивая. И мне кажется, что мне нужно ей сказать, что... – в это момент в голове Саммерсет можно было услышать треск и скрип – будто огромных размеров дерево готовилось переломиться пополам и своим весом раздавить несчастную докторшу. К счастью, дерево было только воображаемым.

- К-карин, я не хочу уходить. И я хочу быть всегда с тобой.

А потом это самое дерево остановилось в миллиметре от головушки Карин, поднялось, начало падать в противоположенную от неё сторону, сделав при это двойной кувырок, и только потом со страшным грохотом упало наземь.

Карин подняла взгляд на свою подругу. Тяжело сглотнула. Поняла, что в глазах начало предательски щипать. А ещё то, что ей нужно сказать кое-что очень важное Софи. Но крыльцо для этого не подходит. Совсем. Собственно, поэтому Саммерсет хватает подругу за руку и, до того, как та могла возразить, втянула её внутрь. И захлопнула дверь.

«О, Арк милосердный, что же я делаю…»

Глубокий вдох. Повернуться к Софи, которая оказалась у стены. Медленно подойти к ней…

Карин подняла обе руки. Положила их себе на грудь. Затем чуть-чуть сдвинула их влево – там, где находилось сердце – и несколько раз постучала ими. Затем указала на Софи. И повторила так несколько раз. Сглотнула.

К тому моменту, когда Саммерсет закончила жестикулировать, она уже стояла вплотную к Софи, фактически, зажимая её между собой и стеной. Естественно, не просто так и не ради того, чтобы пугать её до чёртиков.

Руки Карин мягко легли на талию подруги. Также мягко надавили, притягивая Софи поближе к ней, а потом…

Карин попросту расплакалась. Она уткнулась в плечо Софи и, судорожно вздрагивая и всхлипывая, всё ещё не отпуская, позволила слезам свободно течь.

Ей всё ещё казалось, что она где-то жёстко облажалась, что-то сделала не так. И когда она отпустит Софи – та просто уйдёт. И она больше её никогда не увидит.
[AVA]http://s3.uploads.ru/EMZWx.jpg[/AVA]

Отредактировано The Cleaner (2018-09-24 06:43:37)

+1

4

Реакция на слова Софи была неожиданной. Не в плане слез, а в всего в двух пунктах, первым из которых было, если честно, ощущение, что Фьюз останется без руки. Вряд ли Карин хватило бы сил для подобного, конечно, но почему-то у бывшего капитана Жестянки создалось четкое впечатление, что вот это хватание за запястье плавно перейдет в перекидывание Софи через плечо под овации окруживших ринг воображаемых зрителей. А потом будет пара ударов в гонг и крик “нокаут!”. Притом, вся эта картина пронеслась перед глазами настолько быстро и явно, что на мгновение она действительно поверила, что реальность резко поменялась, и Софи не пришла в гости к Саммерсет, а они двое встретились в каком-нибудь подпольном матче. Для девиц. Благо, стена, в которую прилетела Фьюз и к которой прильнула, дабы еще раз убедиться в том, что, нет, это все-таки не ринг, а дом Карин, довольно быстро привела в чувство. И заставила потереть слегка ушибленное от такого резкого передвижения плечо.
Но по сравнению со вторым пунктом плечо волновало мало, потому что дальше следовало удивление. Вариант, что ее поймут, конечно, просчитывался, но в голове Софи такая вероятность была крайне малой. Притом, не в плане именно что ее чувств, а в плане самой передачи информации, хотя бы потому, что, если честно, предполагаемая реакция для Карин, что появилась в голове Фьюз сразу после ее фразы, выглядела примерно так: девушка со шрамами слегка наклоняет голову, чуть опускает брови и сщуривает глаза, будто пытаясь разглядеть, точно ли перед ней Софи, а потом у нее прорезается голос и она задает один вопрос “Что?”. Ладно, голос был уже фантастикой, но в общем и целом примерно такого расклада слегка выпившая Софи и ожидала, учитывая всю ситуацию. Не каждый же день к тебе приходят люди, стучатся, а потом начинают нести бред и заканчивают тем, что хотят быть с тобой всегда, притом, черт знает какой смысл они хотят вложить в эти слова. Но, видимо, Карин была, что крайне феноменально, на той же волне, из-за чего в голову Фьюз почему-то закралась мысль, что она тоже решила сходить в гости к грустному пьющему Йору. Зачем, правда, додумать не удалось, потому что наступило время вжиматься в стенку. И Софи это умела.
Шаг. Один. Второй. Третий. Карин рядом. Как будто в замедленной съемке, подошла, после чего обеими ладонями указала сначала на грудь, затем на орган, качающий кровь. И на Софи. Потом еще раз. И еще. Если бы в начале их знакомства не было разговора на тему того, что девушке с работающими голосовыми связками не стоит использовать режим жестов, Фьюз бы согнула руки в локтях, после чего соединила указательные пальцы и большие подушечками, изображая сердечко, но память четко давала знать, что жесты в данном случае лучше не использовать. Так что она стояла. Как столб, с руками по швам и молча впитывала информацию, по мере того, как Карин продолжала делать еще шаг за шагом.
Сейчас был последний шанс. Последний шанс сказать “О, боже мой, у тебя болит сердце, и ты хочешь, чтобы я тебе помогла!”, сыграв в дурочку, подхватить корабельного дока на руки и умчаться в закат. По крайней мере, если бы в этом была задумка Софи, хотя, вероятно, где-то на полпути к оному закату ее бы прирезали внезапно появившимся скальпелем из ниоткуда. Быть прирезанной в планах точно не было. Да и дурочкой Фьюз тоже не была, поэтому уже после первого такого жеста со стороны Карин поняла смысл слов.
В ответ, правда, ничего не сказала.
Растерялась. Запаниковала. По ее виду вряд ли это можно было сказать, но легкая дрожь, бившая Софи с начала этой встречи, и которую можно было списать на холодную погоду, в итоге сохранилась и в теплом помещении. И она только усилилась в тот момент, когда руки Карин перестали воспроизводить один и тот же жест, и легли на… Ох. Случившееся следом уже нельзя было описать дрожью, потому что, механику в защитных очках на макушке показалось, что даже стена начала вибрировать. Близко. Слишком близко. И по-другому. Объятия и редкие прикосновения не шли вообще ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас, и больше всего беспокоило то, что происходило все очень быстро. Потому что не смотря на то, что какие-то пару секунд назад Фьюз сама готова была расплакаться, состояние Карин говорило ей далеко не о грусти и слезах, а о другом. И в соответствии с этим самым другим Софи попыталась как можно быстрее взять себя в руки, чуть приподняла плечи, при этом вжимая шею, что служило четким индикатором невероятного уровня смущения и стыда, вместе с не менее четко выраженной мыслью “Все происходит слишком быстро, но если она уже готова к чему-то большему, то я обязательно поддержу ее”, заставляющей Софи краснеть. А еще закрывать глаза, и чуть-чуть вытянуть вперед губы. Для поцелуя. В тот момент почему-то это выглядело крайне логично, хотя по лицу Фьюз можно было довольно легко прочитать, что если оно все-таки случится, то рекорды по красноте на лице будут побиты за долю секунды.
Всхлип вернул ее на землю довольно быстро. Нет, слово быстро тут плохо подходит. На около-световой скорости. Быстрее любой кометы, метеорита или любого другого небесного тела или самого быстрого кита в мире. Притом, она была четко уверена в том, что сначала услышала всхлип, и только потом ощутила, что в плечо ей кто-то упирается. Очевидно, кто, конечно же, но вот глаза от некоего подобия испуга открыла тоже быстро, после чего поняла, что обнимашки и сближение не имело в себе того смысла, который ожидала она. Стыло еще более стыдно, но куда менее, чем в том случае, если бы сценарий в голове Софи действительно претворился в жизнь. Тем не менее, теперь он был отложен в сторону, притом, как можно дальше, и, в каком-то смысле это радовало. Потому что не хотелось торопиться. Во всех смыслах. Да и теперь думать о подобном было как-то некогда, учитывая, что при виде макушки Карин и ее сотрясающихся плечей, а также повторяющихся всхлипов, Софи и так было чем заняться.
Например, слегка улыбнуться и обнять находящуюся явно не в лучшей форме подругу, и легонько погладить ее по голове, чтобы та хоть немножко успокоилась. Наверное, надо было еще пошутить, что-то сказать, но именно в эту секунду мозг начал сдавать свои позиции в плане остроумия, из-за чего фраза прилетела с некоторым опозданием, заставив Фьюз сначала усмехнуться с легкой горечью:
- З-знаешь, если бы я знала, что ты так расстроишься, то, наверное, принесла бы чего-нибудь с собой. - правда, что именно, придумать так и не удалось. Тортики и пироженки, конечно, были хорошей вещью, но, кажется, вряд ли бы подошли для данной ситуации. Таскать выпивку вообще не пришло в голову, да и вряд ли было уместно. Наверное, всему виной был тот факт, что мало кто из тех людей, с кем Софи встречалась именно в плане отношений, реагировал на ее слова слезами, поэтому что делать в этом случае она не знала. Хотя, не то чтобы она знала что вообще делать в случае, если кто-то предлагает тебе встречаться. И быть вместе. Или признается в любви. Если задуматься, это вообще был, кажется, первый раз, когда она кому-то могла бы сказать, что любит в ответ. В первый раз когда была похожая ситуация, все, что смогла выдавить из себя Фьюз, было, кажется “О…. Круто.”. В последний раз человек, сказавший это, получил кошель монет и был отправлен в бордель. В этот раз…
- Я тоже тебя… - сглотнула, посмотрела в сторону, будто чуть сжалась, попыталась открыть рот, но тут же закрыла, потом наклонила голову так, чтобы как будто спрятаться в шевелюре Карин, и тихо-тихо прошептала, будто, хотя ни разу не будто, слова эти предназначались только для Саммерсет - ...люблю. -
Кровь прилила к щекам.

+1


Вы здесь » Aerie ~ » Небо » 17.06.1444 "Много раздутых до размера слона мух"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC