http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/12056.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/87143.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/50285.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/55983.css
http://forumfiles.ru/files/0013/2e/f3/57220.css
http://forumfiles.ru/files/0013/2e/f3/15354.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 16.02.1445 - "Забытые, брошенные вещи"


16.02.1445 - "Забытые, брошенные вещи"

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://3.bp.blogspot.com/-7kHjOZYj2ck/Tz4JE5x3wxI/AAAAAAAABpU/__Ot7MdICmY/s1600/shipwrecked.jpg
16.02.1445 • раннее утро/день, погода ясная, безветренная • Остров Величия
Тип эпизода (личный/открытый)


Ольвен «Восьмёрка» Уорд, «Ори»(неизвестное существо), нпц(учёные, техники, кто только не)
После почти что недели беспрерывных работ инженерам Академии удалось поднять с нижних уровней Острова Величия нечто, по-настоящему заслуживающее внимание. Корпус от древнего воздушного судна! Вообще, до этого исследователи докладывали и о других подобных находках, но эта штука стала первой, что решено было поднять наверх. На радость учёным. Выглядела конечно, со всеми этими кристаллическими наростами и пятнами магической коррозии, эта конструкция довольно жутко, но когда бравых исследователей это останавливало? Вот и «Восьмёрку» не останавливало. Вот только будет ли кто-либо готов к тому, что они увидят, когда корпус судна поддастся пилам и сварочным аппаратам?..

0

2

- Вира! Поднимай-поднимай! -
Ольвен стояла на песчаном пустыре, изрядно испещренном лужами, и, держа в правой руке кружку с чем-то явно горячим, судя по поднимающемуся пару, наблюдала, как три небольших кораблика тянут по воздуху нечто напоминающее мертвого железного кита. Рядом с ней стояло еще человек шесть таких же искателей приключений, что прибыли на Остров Величия подработки ради, и каждый из них по своему относился ко всей этой затее поначалу, но в конечном итоге, мнения всех вольных исследователей нижних параллелей сошлись в одной точке, что была озвучена низеньким мужичком с крайне внушительной бородой – единственной вещью, что была видна под шлемом, окромя слегка сплюснутого красноватого носа картошкой:
- Это какой-то монстр, а не корабль. -
И действительно. Глядя на то, как почерневший, подернутый какой-то слизью, в пятнах и кристаллах, остов судна, некогда плавающего на том же уровне, где располагалась Столица, тянули трое его собратьев, Уорд не могла отделаться от мысли, что нечто похожее она уже где-то видела. И эта картина в ее воображении была явно связана с хищниками, собирающимися в стаю, чтобы загнать что-то большое и мясистое с целью последующего употребления в пищу. Мыслей о еде, конечно, глядя на поднятый со дна острова труп, у Олли не было, но определенная мрачность в них все же присутствовала, разве что пока что она еще не набрала полную силу.
- Опускай. Опускай, я сказал! Майна! - доносится сверху по громкоговорителям, служащим для координации кораблей, пока искатели терпеливо ждут, когда их добыча окажется на земле - “Скрижаль”, не торопись, выше бери. ВЫШЕ! -
В конце сообщения слышно приглушенное “Твою мать”, которому предшествовало заметное волнение в рядах девятерых исследователей, что были на земле. Они стояли достаточно далеко от всей этой летающей махины, чтобы их не задело при падении, но вид резко накренившегося в воздухе черного остова, сначала нырнувшего носом в землю, а затем резко потянувшего за собой еще два судна, что тащили его, падая и поднимая вверх брызги воды и песок, заставил бы кого угодно дернуться на каком угодно расстоянии. Восьмерка инстинктивно подняла левую руку вверх, закрываясь от падающего с неба мокрого песка, другие же ее коллеги, не носившие касок, просто постарались закрыть головы.
- Вот бар-раны. - произносит кто-то позади, явно недовольный крайне тяжелой посадкой – Такими темпами осматривать будет нечего. -
Когда гул стихает, а с неба перестает падать грязь и капли воды, Ольвен наконец-то убирает ладонь и вглядывается в открывшееся перед ней великолепие. “Великолепие”, ага. Нет, серьезно, если бы ей не надо бы лезть в это огромное полуразвалившееся чудище, она бы вполне могла оценить красоту пейзажа, с горами на фоне, и пустыре, с маленькими лужицами то тут, то там, туманом, что периодически то появлялся, то пропадал, будто его приносил ветер. Это не была “милая” картина, но она была по-своему красивой. Разве что остаться вот так вот стоять и смотреть на нее, не было времени, потому как за своей спиной Уорд уже слышала шорох шагов и песка под сапогами.
- Ладно, действуем по плану. - снова заговорил бородач, на ходу поднимая с земли некое подобия массивных клещей с двумя рукоятями, за одну из которых он и держался – Начинаем с середины, дальше разделяемся, как только сделаем проход. Восьмой и Бенни режут сверху, если удастся. -
Все эти слова были произнесены на ходу. К тому моменту, как безымянный остов приземлился, а все три судна, что тащили его, отцепившись, с гулом разбрелись по воздуху в поисках места для посадки, группа, что стояла метрах в пятидесяти от точки падения, только-только начала собираться в дорогу. Их план действительно был вполне прост. Открываешь, заходишь, осматриваешься, и если все хорошо, то идешь дальше. Честно говоря, Олии представить не могла, что именно можно было охарактеризовать как “Не хорошо” в этом случае, учитывая, что забирались они в корабль, который должен был уже давно опустеть, но что-то подсказывало ей, что не она одна взяла с собой что-нибудь стреляющее. И судя по тому, как трое человек из их компании носили с собой на спине пружинные ружья, слухи о том, что корабли с Бездны “особенные”, возможно, заслуживали внимания.
В конце концов, для Уорд это была первая работа, связанная с выкорчевыванием чего-то, что побывало на нижних параллелях. И те суда, что были брошены в Каменном Горизонте, точно не были похожи на почерневшее, в пятнах и кристаллических наростах, чудовище, что когда-то было таким же летающим кораблем. Впрочем, это не пугало.
- Эй, Восьмой, есть что сказать? - донеслось снова откуда-то сзади, по мере того, как группа двигалась вперед по песчанику, заставляя Олли обернуться на голос и упереться взглядом красных линз шлема в паренька с короткой стрижкой и видом таким, что будто говорил – Бенни здесь, на самом дне мира, не место.
- Не особо. Никогда такого не видел раньше. - донеслось из шлема, что тут же вернулся обратно к созерцанию дороги к поднятому судну – Выглядит живым. -

+1

3

- …ну, хорошо хоть не прямо на нас. – тихо пробурчал один из исследователей за спиной Олли. – Не очень хочется потом отскребаться от этой штуки.

Слова эти принадлежали индивиду, что был одет в защитный костюм, подобный тому, что носил Восьмёрка. Немного более лёгкий, с меньшим количеством защитных пластин – чтобы облегчать работу со сложным оборудованием. За его спиной висел агрегат, который незнающие люди вполне могли принять за снятое с корабля орудие, но на самом деле это был довольно мощный строительный резак. Из тех, которым распиливают металлолом на части, долго, методично и аккуратно. Ну или несколько раз сжигают всё, что не нужно – когда как. Впрочем, «ненужные части» трактовались весьма вольно…

- Что думаешь, Чёрч? – обратился к инженеру один из коллег. В ответ на него уставился взгляд двух синеватых линз маски, после чего инженер пожал плечами.

- Да не знаю, пока что. – честно признался он, пока группа направлялась к приземлившемуся гиганту. – Это корыто мне всё о чём-то напоминает, только вот, никак не могу вспомнить, о чём… Что-то про сказку, которую мне мама рассказывала на ночь.

Проигнорировав прозвучавший рядом смешок, Чёрч вместе с остальными продолжил путь к извлечённому из Бездны паруснику. Ну или тому, что от него осталось. Хотя, несмотря на то, что корпус выглядел удручающе, он всё ещё был относительно целым. Дыр и пробоин не было видно. Только следы низинной порчи. Было жутко.

- …да уж, действительно выглядит так, будто из кита кусок вырвали… - задумчиво произнёс исследователь, чуть наклонив голову набок, будто выискивая в корабле что-то. Кусок кита… хреново же приходилось киту, часть из которого выглядела, будто поражённая проказой. Подобрав с земли палку подлиннее, Чёрч осторожно ткнул ею в борт корабля. На той остался след от чёрной, склизкой жижи. К счастью, она не расплавилась. И не покрылась чем-то ещё. Сейчас же.

Утвердительно кивнув самому себе, Чёрч стянул с плеча рабочий инструмент. Осмотрел его, пощёлкал выключателями, высек пробную искру, угукнул. На вопрос о готовности показал большой палец.

***

Материал, в который превратилось покрытие корабля больше напоминал хитиновый панцирь. Впрочем, особой прочностью он не отличался – резак Чёрча справился с ним без труда. Правда, разрезать ровно, к великому неудовольствию инженера, не получилось. От высокой температуры хитин попросту лопнул, выпуская наружу затхлый, неподвижный воздух. Чёрч осторожно заглянул внутрь, насколько позволяло ему дуло резака. Раздался впечатлённый свист.

- Кажется, я вспомнил, что мне это напоминает. – произнёс он, пропуская вперёд коллег. – Сказку про стеклянный город.

Первым, что встретило исследователей при входе в чрево мёртвого корабля – фигура. Определённо человеческая. Ну или когда-то похожая на человеческую. Сейчас же это было… ну, это очень напоминало ссохшийся, а затем остекленевший труп. Застывший в том положении, в каком он когда-то встретил смерть – сгорбившись и схватившись за голову. И он был не один такой. В темноте и полумраке было видно ещё несколько таких же навечно застывших бедолаг. Правда, в менее целом состоянии – сказалось недавнее падение.

Было тихо. Пожалуй, слишком тихо. Только у входа гудел сквозняк, проникающий внутрь судна. Заглушающий что-то другое. Что-то, отдалённо напоминающее сердцебиение.
[ava]http://s3.uploads.ru/LBgqM.png[/ava][nick]Church[/nick][status]That one guy[/status]

Отредактировано Unknown (2019-04-18 00:00:56)

+1

4

Уорд достаточно долго потрошила брошеные суда, чтобы знать, что и как. Если корабль числится пропавшим пару дней – твоя задача не вскрыть его, а понять, есть ли там кто живой, обследовать его, и только потом заниматься делом. Пара недель, месяцы, в общем-то, не суть важно – ты всегда сначала ищешь кого-то, кто выжил. Если же судно отсутствует больше года в реестрах, искать там кого-то, кроме трупов, бессмысленно. Этот же случай был особенным. И к тому моменту, как группа исследователей подошла вплотную к вопросу потрошения этого забытого куска железа, у Ольвен все еще оставались вопросы в духе “А вдруг там все же есть кто-то живой”.
Конечно, это была фантастика. И, принимая от Бенни колышки, перетянутые цепью, которые должны были позже стать лестницей, ведущей по корпусу судна наверх, Олли все еще пыталась отогнать мысли о том, что внутри может быть что-то кроме поросших мхом или какими-нибудь грибами стен кают, потому что именно так обычно и выглядели корабли, что сваливались на острова ближе к Бездне. Ближе, но не в самое ее дно, и, кажется, именно со дна Острова Величия эту штуку и подняли, потому что, честно говоря, на вблизи на корабль она была похожа еще меньше. Скорее, на покрытое панцирем нечто. Спящее. И это самое спящее они сейчас препарировали. Пытались, по крайней мере.
- Псст. - подавая очередной металлический колышек, обращает на себя внимание Бенни, заставляя Восьмерку замереть с поднятым молотком, уже собирающимся вогнать очередной кол в панцирь судна – Я думал, корабли из дерева делают. И металла. -
- Необязательно. - тут же отвечает женщина в маске, возвращаясь обратно к своему делу, и стараясь ударять молотком так, чтобы можно было вставить фразу – Некоторые делались из подручных материалов, вроде панцирей. Так что, может, он и раньше выглядел как рак. -
Последняя фраза будто в точку попала, предупредив следующий вопрос, что хотел задать Бенни, потому что выражение лица его будто говорило “Действительно”. Кажется, такой ответ его удовлетворил, потому что после этого паренек не проронил ни слова.
Ну, ровно до того момента, как корабль вскрыли.
- Эм.. Восьмой? -
- Что? -
- Я пойду гляну. -
Олли молча посмотрела на то, как человек, в руках которого оставалось еще кольев шесть, побежал в сторону середины корабля, где уже столпились люди. Затем грустно посмотрела на то, что до своеобразной крыши оставалось еще достаточно расстояния, чтобы не пытаться влезть наверх без импровизированной лестницы.
- Твою мать. - произносит Ольвен, и начинает медленно спускаться вниз, переставляя ноги с одной цепи, протянутой меж двух кольев, на другую, пониже, и делая это медленно, стараясь не свалиться. Потому что сваливаться не хотелось. И, оказавшись на земле, поправив плащ, кинув молоток рядом с колышками, пошла в ту же сторону, куда убежал Бенни.

- ...железа, пряности, древесина. Не вижу никаких стеклянных статуй по реестру. -
- Ясен пень не видишь, Броунс. Потому что это, мать твою, экипаж, а не груз. -
Броунс, один из участников разговора, который Ольвен услышала примерно с середины, не был глупым человеком. Напротив, он был крайне умным, но, как и в случае некоторых узкоспециализированных исследователей, разум его был в определенной степени закрыт для новых идей, если они не касались его области знаний. И превращение людей в стекло точно не относилось к этой самой области, из-за чего на лице мужчины с козлиной бородкой сначала появилось легкочитаемое непонимание. Затем взгляд его снова обратился к бреши в корабле, сквозь которую виднелось несколько фигур, и тогда непонимание сменилось ужасом.
- Чо-как? - довольно быстро обратила на себя внимание Восьмерка, появившаяся достаточно вовремя, чтобы пропустить открытие, но успеть на тот момент, когда внутрь еще никто не зашел – Воу. -
- Никак, как видишь. Стеклянные мужики повсюду. - тут же ответил в манере, явно сдерживающей определенную степень раздраженности, тот самый бородач, что отвечал, кажется, за весь этот проект с поднятием остова со дна на поверхность.
- Ну, это да. А что вы все тут делаете-то? - теперь непонимание было уже со стороны Олли, которую как минимум трое человек одарили взглядом, который можно было бы расшифровать как “Зачем ты это спросил?”, потому что бородач набрал воздух в легкие и медленно выпустил его через ноздри.
Очень. Медленно.
- По-то-му что. Протокол. Ведения. Экспедиций. Связанных. С Бездной. Четко говорит. Не лезть в КОРПУСА КОРАБЛЕЙ, В КОТОРЫХ ЯВНО КТО-ТО СДОХ НЕ СВОЕЙ СМЕРТЬЮ. - последние слова были уже не произнесены, но, скорее, их прокричали, и спустя полсекунды Ольвен смогла понять, почему – ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН КАЖДОМУ БАЛБЕСУ ЭТО ОБЪЯСНЯТЬ ЗАНОВО?! ЗДЕСЬ ХОТЬ КТО-НИБУДЬ ЧИТАЕТ ПЛАН ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕ- -
Монолог продолжался еще добрых семь минут, наполненный огромным количеством ругани, криков, и прочих вещей. Впрочем, в нем была определенная польза, потому что пока бородач выпускал пар, Броунс успел подойти и шепнуть на ухо Уорд, или в то место, где должно было быть под шлемом ухо, что, мол, уже трое попыталось залезть внутрь, но каждый раз их останавливали. В основном из-за того, что ни у кого из экспедиции толком не было оружия. Были, конечно, сварочные аппараты, которые и прожгли обшивку. Было еще трое, стоявших в стороне, и вот как раз у них оружие было. Но беглого взгляда хватило, чтобы понять – эти люди здесь затем, чтобы защищать от каких-нибудь пиратов или других тривиальных, человеческих ургоз. А не от оживших стеклянных людей или чего-то в этом духе.
- А, ладно. - произнес Восьмерка, кивая Броунсу, после чего, посмотрев направо-налево, задал вопрос, который крайне удачно попал на тот момент, когда бородач пытался отдышаться и молчал – А где Бенни? -
Повисла тишина. Бенни нигде не было. Было не так уж много вариантов, куда он мог деться. Теоретически, он мог закопаться в песок. Или его мог поднять в воздух какой-нибудь летающий хищник и унести в свое гнездо. Но почему-то все люди, точно так же, как Олли, помотавшие головами в разные стороны, в итоге посмотрели в одну и ту же точку – в открывшийся проем в корабле.
Ольвен Уорд выругалась. Затем чуть-чуть отвела в сторону полу плаща и, засветив для всех интересующихся кобуру, в которой явно были складированы не сухпайки, тут же достала на всеобщее обозрение стройный револьвер с тонким и длинным стволом.
- Ладно. Ладно. -
- Ст- Куда?! - был брошен крик уже в сторону уходящей Уорд, что без задней мысли отправилась в проем.
- Все в порядке, у меня есть пушка. Но если кто-нибудь составит компанию, я буду признателен. -
Вежливость. Вежливость была той вещью, что смогла замаскировать ужас, постепенно подступающий к горлу, когда Ольвен перешла ту самую невидимую преграду, отделяющую “Снаруж” от “Внутри”. И внутри было крайне дерьмово. Хруст стекла под сапогами, мрак и запах растительности и гниения, пробивающийся даже сквозь фильтры на маске. За всеми этими деталями, за кучкой стеклянных останков, довольно трудно угадывалось помещение, в котором оказалась искательница приключений, но, судя по всему, догадка, говорящая о залезшем в остов Бенни, была верна. Потому что от входа куда-то в сторону, в темноту, шла вереница следов. Следов ботинок. Не каких-нибудь шестипалых, с острыми когтями, лап, а именно обычных ботинок.
- Этот балбес здесь. Может мне кто-нибудь дать фонарик, а? - прокричала Уорд, слыша, как за спиной продолжали говорить люди, видимо, обсуждая случай уже второго проникновения на корабль, и при этом не отводя взгляд от темноты впереди, к которой постепенно привыкали глаза, позволяя выцепить очертания небольшой каюты, со столом посередине, на котором, кажется, что-то росло. - Хм. Кажется, это камбуз. -

+1

5

Таинственное исчезновение одного из членов группы в недрах древнего судна немало всполошило оставшихся исследователей. Хотя до открытой паники всем было далеко, ощущение того, что они впутываются во что-то, во что влезать не стоило закралось в душу своими холодными щупальцами каждому. Тем не менее, появилось слишком много вопросов, на которые следовало найти ответ. Но чтобы следом за Олли сигануть в нутро дремлющего левиафана в поисках пропавшего Бенни – на это ни у кого пока смелости не хватило.

По крайней мере, на первый взгляд.

- На, держи. – произнёс Чёрч, протягивая Восьмёрке фонарь – один из тех, мощных, которые используются в некоторых больших мастерских, но модифицированный для изменчивого климата острова Величия. Ну, чтобы при внезапном порыве низинной магии он не отрубился. Или отрубился, но не сразу. – Только ты там надолго не задерживайся. Как найдёшь этого хорька – за шкирняк его, и дуй назад.

Не сказать, что инженер был трусом. Нет, работа на нижних параллелях – занятие не для слабонервных. Непредсказуемая погода, магические аномалии, ещё какая-нибудь странно-пугающая белиберда. Нужна, как минимум, трезвая и холодная голова на плечах, чтобы нервы не сдали в самый неподходящий момент. Конечно, такие ситуации случались не то, чтобы постоянно, но, если уж они и были – запоминались участникам надолго. И Чёрч пару раз был участником. Возможно поэтому он был, пожалуй, чересчур спокойным, в отличии от коллег. Или он, как и Олли, умел хорошо прятать свой ужас перед ситуацией – поди, разбери о чём синеглазый думает.

- Эй, нам ещё дырок сделать в корпусе или подождём, пока эти двое вернуться?... – было последним, что услышал Восьмёрка, прежде чем она углубилась дальше во внутренности павшего левиафана…

***

Было очень темно. И фонарь, казалось бы, призванный эту темноту рассеивать положение не спасал. Может, вся проблема была в том, что Олли находилась в узком, закрытом пространстве, может, корабль поглощал излишний свет от фонаря, может ещё какая причина… В любом случае – видно было не так уж и много. Что, возможно, было и к лучшему. Потому что того, что уже выхватывал из темноты луч света было вполне достаточно.

Сложно сказать, на что были похожи внутренности корабля. Казалось бы – внутри всё разрослось диким плющом или ещё чем – что в этом такого? Если что-то, построенное руками цивилизации бросается на произвол судьбы, то природа поспешит воспользоваться шансом и забрать это себе. Но в случае Бездны… одними только растениями дело не ограничивается. Дерево, из которого когда-то состояло судно, почернело, трескалось, давая волю какому-то странному растению. Или не растению… Сероватые щупальца ползли по стенам, по полу, по потолку, тянулись от земли. Тонкие, почти что нити и толстые, чуть ли не с человеческую руку. Они… не то, чтобы ползли, но пляшущие тени от фонаря создавали такое ощущение, что даже самые мелкие стебельки были подвижны.

Встречались и остекленевшие мертвецы, словно мгновение назад бывшие живыми и дышащими, но теперь навеки застывшие. Кто-то из них молился, сидя на коленях, кто-то приложился к бутылке в последний миг… Матросы, судя по всему. Видимо, когда безнадёжно падаешь в Бездну и осознаёшь, что вот, всё – конец! – каждый реагирует по-разному. И, видимо, какому-то жестокому скульптору захотелось запечатлеть этот момент. Сложно сказать, получилось ли у него, но выглядело жутко.

Сложно сказать, сколько бродила по кораблю Олли, но, в конце концов, она вышла в широкое, довольно просторное помещение, некогда бывшее грузовым отсеком. Или, стоило сказать, это было похоже на грузовой отсек, если бы вышеупомянутые щупальца не заполняли собой это место сплошным серым ковром. И как раз-таки доски были видны из переплетений стеблей, что говорило о том, что «растение» попросту раздавило всё, что мешало ему расти. Сразу или же постепенно – это отдельный вопрос. Ковёр, впрочем, признаков жизни не подавал – лишь пурпурные кристаллы, растущие из самых толстых корней, начинали тускло светится и гудеть, стоило Восьмёрке подойти к ним…

В темноте были видны смутные очертания лестниц, ведущих наверх. Точнее, лестницы. Одной, целой. Которая тоже не избежала участи быть затронутой чужеродным плющом.

[ava]http://sh.uploads.ru/GdrLn.jpg[/ava][status]Into The Abyss[/status][nick]Ancient ship[/nick]

Отредактировано Unknown (2019-04-20 23:24:27)

+1

6

Уорд не стала шутить о том, что Бенни, возможно ,придется не вести, а вытаскивать. Вперед ногами. В каком-то смысле потому, что, возможно, это не была шутка, и интерьер корабля вполне располагал к этим мыслям. Честно говоря, наводил на многие рассуждения, и ворох их так и витал в голове Олли, пока она, сжав рукоятку фонаря, не приложила все свои силы для того, чтобы вернуться обратно в реальность. Чтобы не думать о том, кто превратил в стекло бывший экипаж. Чтобы не думать о том, как много времени прошло с того момента, как здесь кто-то дышал. В смысле, когда дышал человек, потому как стучащее сердцебиение, будто принадлежащее самому кораблю, намекало на то, что, возможно, судно-то как раз дышит. И это пугало. Не сильнее, чем факт скорейшей смерти, но достаточно, чтобы рука с револьвером, прежде чем был начат путь, опустилась  на запястье левой руки, что держала фонарь. Потому как они дрожали. И страх точно бы не помог Олли.
Страх вообще редко помогает.
“Ладно. Поехали. Ладно.” - произносит она мысленно, поднимая голову и еще раз освещая пространство вокруг. Лучше бы Черч пошел следом, но, видимо, ему-то как раз хватило понимания, что лучше уж сдохнет один Бенни, чем Бенни и Черч. Почему-то мыслей о том, что здесь безопасно, не возникало у Уорд, и когда та ударом плеча открыла шлюз, ведущий в длинный коридор, поросший сероватым плющом, где обрывались следы, эти самые мысли забрались  еще глубже в голову. Потому как о безопасности вообще не было речи.
Бледный свет фонаря вылавливал то одну фигуру, занятую своими делами, прежде, чем окочуриться, то  другую, уже лежащую на полу. Шаг за шагом, мимо одной статуи к другой, по хрустящему пологу из серых щупалец, и, судя по отпечаткам на полу, по следам Бенни. Кажется, по следам Бенни. Потому что черт его знает, чьи это были следы. После второго коридора Олли уже не могла понять, идет ли она по следу, или же они принадлежат тем, кто в какой-то момент стал стекляшкой.
“Стекляшка”.
Это слово почему-то успокаивало. Наверное, потому что было довольно таки обезличенным. А еще потому, что отвлекало от мысли о том, что остекленение происходит мгновенно. По крайней мере в пользу этой теории говорили некоторые останки, застывшие в такой позе, будто опрокидывали в себя содержимое бутылки. Наверное, в этом был какой-то смысл, какой-то процесс, узнав который, Ольвен или кто-нибудь из Академии могли бы сказать “Да, конечно, все понятно, они стали кристаллами, потому что...”. Но после “потому что” в голове у Уорд ничего не рождалось. Возможно, потому что мысли постепенно заполнял равномерный стук, становившийся невыносимым.
Настолько невыносимым, что, выйдя в зал, который раньше был грузовым отсеком, ныне пустым, с одной только лестницей, ведущей наверх, Уорд остановилась и, все еще придерживая револьвер стянула с головы шлем. Вместе с маской.
- Бенни, мать твою за ногу, ГДЕ ТЫ?! - прокричала Ольвен уже своим голосом, являя кораблю явно обеспокоенную женщину с вьющимися черными волосами, уложенными в хвост, и проступившей на лбу испариной.
Конечно же, ей никто не ответил.
- Твою мать. - произносит она, прикладывая рукоятку холодного револьвера ко лбу, заглушая боль, появившуюся в тот момент, когда она продвигалась вглубь корабля. Та постепенно утихала, как и стук сердца, слышимый где-то в глубине, но при этом оставалась где-то рядом, видимо, чтобы о ней не забыли.
Напряженный, крайне разозленный взгляд, направленный вверх. Уорд убирает от лица револьвер, и, теперь уже держа в левой руке и шлем, и фонарик, пытается направить луч света вверх, только для того, чтобы он потонул в темноте, что царила наверху. Тем не менее, других дорог не было. Не было совсем. И Бенни вряд ли мог проходить сквозь стены, так что через какое-то время по внутреннему корпусу корабля прокатился еле заметный стук железа по железу – подошва ботинок Олли, в которую были вбиты маленькие металлические шипы, ударилась о железную поверхность лестницы, и в следующий раз этот же стук появился, когда она встала на следующую ступеньку.
Дзынь. Дзынь. Дзынь. Пауза. Уорд осматривается, теперь светя уже открывшуюся ей платформу, снизу, вновь напарываясь на несколько стеклянных фигур, скрючившихся возле двери, ведущей, видимо, на второй уровень грузового отсека. В такие места обычно складировали те контейнеры, что должны были быть сняты при первом заходе в порт. Вещи экипажа и пассажиров. Возможно, даже что-то важное. И судя по тому, как один из стекляшек стоял, держась за ручку двери, будто пытаясь ее открыть, возможно, там было действительно что-то важное.
Минус был только в том, что он был нетронут. Совсем. И Бенни явно не мог пройти здесь, не раздолбав при этом очередной остекленевший труп.
Вернуться назад? Пойти другой дорогой? Никаких открытых дверей по пути точно не было. Первая же дверь, та, что вела из камбуза в коридор, явно до этого открывалась. Оставался только вопрос, куда делся Бенни.
- Фух. Ладно, парень. Извини, конечно. - произносит Ольвен, трогая за плечо стеклянную куклу, чуть отодвигая ее в сторону, но в итоге заставляя ее упасть на металлический пол, рассыпавшись на множество осколков. И оставляя две стеклянные руки на рукояти.
- Твою… Серьезно, извини. - говорит она, смотря уже на осколки, и дергая ручку двери. Стук сердца стал слышен более четко...

+1

7

Её встретили тусклым, красным светом.

С громким, невероятно громким после давящей тишины, скрежетом, дверь, сыплясь ржавчиной, отворилась, пропуская едва заметные, размытые красные пятнышки света, что пульсировали на костюме Олли. С одной стороны, ничего особо страшного это значит не могло – аварийные огни,   на современных воздушных кораблях,, хоть и были относительным новшеством, уже успели стать почти что обязательной вещью на судах маго-механической конструкции. Тут стоит сделать упор на механической составляющей. Проблема была в том, что это судно не было современным. И в нём содержалось не так уж и много магомеханики в день отлёта, разве что двигатели. Да и огни аварийки имели менее… угрожающий цвет.

За приоткрытой дверью находился зал поменьше. И действительно, это был малый грузовой отсек. Для пассажиров и груза, который не планировался задерживаться здесь долго. Но, в итоге, всё шло не по плану. И многое из того, что тогда погрузили на корабль ныне рассыпалось в прах. Или сломалось. Или богам-известно-что-ещё с ним случилось.

Удивительно, но стеклянных статуй здесь не было. Лишь зловещий, красноватый свет где-то в дальнем уголке зала. Туда, куда тянулись несколько довольно толстых серых щупалец. То разгораясь, то тускнея, он действительно напоминал о бьющемся сердце – даже ритм походил на то, что можно было слышать у вполне нормальных людей. И даже звук… даже звук напоминал биение живого сердца. Тихое, равномерное…

Не сказать, что путь к источнику зловещего свечения изобиловал трудностями. Нет – между Олли и источником света лежал лишь захламлённый, щедро усыпанный обломками ящиков и прочего груза зал. Ни тебе статуй, ни тебе плотной стены щупалец, вообще ничего. Но загвоздка была в том, что свет от фонаря женщины совсем потускнел в тот момент, когда она вошла в комнату. Не было видно ничего дальше протянутой руки. Кроме пульсирующего красного огонька впереди. Что бы ни происходило в этом зале, для фонарика это было чересчур.

Но даже не темнота была пугающей в этом месте.

Здесь было что-то ещё. Словно каждый шаг, что женщина совершала по направлению к единственному источнику различимого, яркого света, привлекал чужое внимание. Заставлял приглядываться к гостье всё пристальнее.

Возможно, Олли просто накручивала себя. Возможно, сказывался стресс от долгого нахождения в этом чужеродном месте. Может, это всё были игры воспалённого разума и на самом деле корабль вовсе не был живым. Может, это было ложью. Может быть нет.

Это не отменяло того, что для корабля она была вторженцем. Тем не менее, она не исчезла и не пополнила ряды стеклянных статуй. Что, с одной стороны, было хорошо… но с другой – что могло уготовить ей древнее судно?

***

…оно было похоже на сердце. Пожалуй, спроси любого из её товарищей, они бы наверняка сказали, что это было сердце корабля.
По крайней мере, выглядело похоже.

Представьте себе нечто шарообразное, размером, примерно, с нормальный сундук или ящик. Добавьте ему чуть морщинистую, полупрозрачную кожистую мембрану и опутаете это немного несколькими серыми щупальцами – больше для поддержания формы, нежели для защиты. Добавьте к этому зловещий красновато-орнажевый цвет и фак того, что получившаяся штука двигается. Поднимается и опадает, словно грудная клетка.

Словно оно дышит.

И, будто бы этого было недостаточно для чего-то, что уже было похоже на нечто из кошмарного сна, в красноватой штуке проглядывался тёмным пятном силуэт чего-то ещё. Оно было неподвижно. Свернувшееся и словно спящее.
По крайней мере, ощущение того, что за Олли наблюдают, больше её не преследовало.

[ava]http://s9.uploads.ru/iOWQn.jpg[/ava][nick]"Heart"[/nick][status]It breathes.[/status]

+1

8

Первой мыслью было подойти, достать нож, и посмотреть, что там внутри. Второй мыслью – дать самой себе оплеуху. Обе они пришли не за какое-то продолжительное время в  голову Ольвен, а практически мгновенно, только одна опоздала на доли секунды, и поэтому оказалась второй. Пока Уорд смотрела с неким отвращением на пульсирующее светящееся нечто в дальнем конце мелкого грузового отсека, мысли ей в голову приходили разные, на самом деле Ни один предложенный план, правда, не отдавал долей адекватного восприятия, потому как, видимо, прочитанные в свое время книжки про приключения, бравых капитанов и прочую ересь обязывали Ольвен действительно подойти к этому сердцеподобному нечто и потыкать его палочкой.
С другой же стороны, Уорд прекрасно понимала, что делать ей тут нечего.
В смысле, действительно нечего.
У нее был вполне четкий план – найти потеряшку Бенни, дать ему по жбану за своевольное поведение, после чего оттащить подальше от корабля и, желательно, прострелить тому колено, дабы он снова в него не забрался. Фигура в яйце точно не относилась к Бенни никоим образом, хотя бы потому, что вряд ли этого балбеса что-то смогло засунуть внутрь. Поэтому, Олли в конечном счете сделала то, что считала логичным. Абсолютно логичным.
И, нет, она не выстрелила в кокон из револьвера.
Медленно засунув его обратно в кобуру, женщина еще раз провела стремительно тускнеющим фонариком туда-сюда, освещая комнату. Вопрос гаснущего света ее мало волновал, хотя бы потому, что, видимо, в ее картину мира постепенно подыхающие батареи, питающие кристаллик, испускающий свет, вполне вписывались, и вряд ли были связаны с какой-то аномальной деятельностью внутри корабля. Ведь в чью-то нерастопорность поверить было куда проще, чем в что-то невероятное, вылезшее из Бездны, тем более, когда ты пытаешься всеми силами не думать о том, что это самое что-то может откусить тебе голову.
- М-да. Пусто. Конечно. - произносит задумчиво Олли, понимая, что та дверь, через которую она вошла в грузовой отсек, была единственным входом. И Бенни все еще не было нигде видно.
- Ладушки. Никуда не уходи, я приведу друзей. Только не обижай их. - обращается она уже к яйцу, стоя на почтительном растоянии, и попутно надевая обратно шлем. Потому что именно таков и был ее план – пойти обратно, сказать, что бояться вроде бы нечего и вернуться сюда уже в компании пары-тройки человек, которые явно были более компетентны в вопросах живности с нижних параллелях.
Кажется, у них был зоолог. Или как там назывались эти парни…
Так или иначе, она развернулась. На 180 градусов, обратно к шлюзу, который сама же открыла, превратив одну из стеклянных статуй в осколки, и, медленно переступая через толстые щупальца на полу. И, в целом, все было в порядке. Никто не напрыгнул на нее со спины. Никто не зарычал громко, так, что стены дрожали. Тишина. И постепенно отпускающее Олли ощущение, что ей здесь не рады, потому что как раз сейчас она двигалась подальше от того места, где это самое чувство нарастало все больше и больше.
Точно так же, спокойно, без инцидентов, она подошла к шлюзу, толкнула его и, наклонившись, дабы не задеть шлемом верхнюю часть переборки, протиснулась в проем, попутно отодвигая дверцу еще сильнее.
А затем раздался выстрел.
Уорд точно была уверена, что стреляла не она, потому что оба пистолета были в соответствующих кобурах. Это была первая причина. Вторая заключалась в том, что в тот же момент, когда откуда-то слева раздался выстрел, голова Уорд получила довольно ощутимый удар в висок, заставляющий женщину сначала отклониться, а затем, хватаясь за все, что было рядом, то есть, за дверной косяк, чуть не рухнуть.
И только после этого пришла боль.
- С-с-сука, твою мать… - сдавленно, шипя и чувствуя, как гул в голове постепенно нарастает, будто кто-то выстрелил из револьвера прямо у нее над ухом, Уорд оседает на пол, все еще держась правой рукой за косяк, левой же, выронив фонарик, упавший на пол со звоном, пытаясь понять, все ли с ней в порядке. Не все. Потому что гул все еще был заметен, висок ныл, а в шлеме, когда пальцы все же добрались до той самой точки, которая, кажется, считалась причиной это самой боли, что-то торчало.
Поток ругани при этом не кончался. Не прерывался ровно ни на секунду, ровно до того момента, пока Ольвен не подняла голову, поворачивая ее в сторону предполагаемого стрелка, и не увидела там Бенни. Конечно Бенни.
Ругань перешла на  новый уровень, одновременно с приблизившейся к неудачливому стрелку, что держался двумя руками за рукоятку пистоля и, слегка подрагивая , говорил что-то про красные глаза, и о том, что он подумал, будто это не Восьмерка.
Удар.
Не кулаком, не ногой с разворота, но тем же самым пистолем. По макушке. По макушке Бенни, пистолем, который Уорд без проблем отобрала, занесла над головой этого прохиндея, а после чего резко опустила. И только тот факт, что он успел вовремя закрыться руками, в итоге не позволил черепной коробке горе-исследователя треснуть под одним единственным ударом Ольвен, которая наконец-то перестала вспоминать все грязные выражения в своей жизни, и сразу перешла на крик.
- ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, МАТЬ ТВОЮ ЗА НОГУ?! -
И ей не нужен был ответ. Потому что Олли не задавала вопрос, она просто выпускала пар, попутно думая о том, что единственная причина, по которой она жива – это шлем, который она вовремя напялила обратно. И который теперь тщательно пыталась снять, согнув спину от ноющей в голове боли и осторожно, медленно начиная тянуть каску вместе с маской наверх.
- П-прости, просто я заблудился, а потом пошел наверх на звук шагов, а тут красные глазищи -
- Заткнись, бл-… - произнес уже женский голос в тот момент, когда из-под маски показались плотно сжатые губы, а затем и оставшаяся часть лица Ольвен, левая часть которого была красного цвета. Видимо, из-за того, что шлем, хоть и не позволил пуле пробить голову исследовательницы, но все же вогнулся внутрь, надавливая в достаточной мере, чтобы кусок металла впился прямо ей в висок. И этот же висок, снимая шлем, женщина поцарапала. Та самая женщина, что сейчас, придерживая шлем, осторожно трогала левой рукой в перчатке свою голову, пытаясь понять, нет ли где лишней дырки.
- Я не знал, что ты.. Эм. -
- Заткнись, твою мать. - повторяет еще раз Ольвен, снова сжимая губы и успокаивая себя мыслью о том, что пистоль у Бенни был дерьмовый – Позови кого-нибудь с аптечкой. -
- К-как, тут все заперто? -
- Коридор внизу, мать твою. Дверь на камбуз захлопывается, но она открыта. МАРШ, БЕЗДНА ТЕБЯ ПОБЕРИ. - она снова перешла на крик, рявкая на осевшего и уже успевшего подняться с пола Бенни, пока тот не успел подумать о том, что его уже простили. Потому что ни разу не простили. И в голове до сих пор было желание прострелить ему колено, но с такой травмой он бы не дошел до аптечки. Или до кого-нибудь.

+1

9

После выстрела, когда события откровенно вышли из-под любой формы контроля, внимание двух исследователей полностью было поглощено друг другом, а то, что происходило в малом грузовом отсеке, разворачивалось уже без их участия.

«Яйцо» отреагировало спокойно, когда с ним заговорила Олли. Сиречь – никак не реагировало. Только продолжило светиться своим зловещим, но в сущности безобидным светом. Никак оно не реагировало, когда Олли ушла. Но вот когда со стороны входа раздался звук выстрела, свет мгновенно погас, погружая зал во тьму.

За криками, матом и руганью, никто из вторженцев не услышал, как в дальнем конце отсека что-то с нетихим хлопком разорвалось, после чего из этого с шумом вылилось большое количество жидкости. А потом запало чем-то варёным. И тёплым. Послышались редкие, тихие шлепки и шорох, будто бы что-то волочили по полу. Некоторое время шорохи и шурхи продолжались, после чего раздался глухой удар чего-то немаленького о землю, после чего всё стихло…

Корабль, по большей части, тоже оставался спокойным. Он не задрожал, не взревел и даже не перевернулся вверх дном и на тут же появившихся ножках потопал в направлении обрыва в Бездну. Нет, сейчас это было очень старое, брошенное судно, поеденное коррозией, магией и чем только не. И у двери в малый грузовой отсек сидела со страшной головной болью, живая только благодаря своему шлему (и хлам-пистолету Бенни), Ольвен Уорд.

А в помещении за ней, казалось бы, что-то поминутно падало, вставало и бездумным, неровным шагом, словно пьяный или раненный, шлёпало босыми ногами. По крайней мере, по звуку было похоже.

Дверь в малый грузовой отсек тихо скрипнула, когда нечто с той стороны с силой провело по её железной поверхности. Впрочем, не было похоже, что оно пытается выломать себе проход. Скорее, пытается встать. С парализованными ногами. Или ощупывает её. Хочет понять, что это. И почему оно здесь стоит.

В общем, к этому моменту было ясно, что после того, как Олли чуть не сгрызла Бенни, что-то скреблось в помещении, которое она покинула. Что-то, явно не дружащее со своими ногами. Конечностями. Что там у этой твари было.

Через просвет между косяком и самой дверью, в темноте было видно, как движется что-то. Длинное, продолговатое, сероватого цвета, в тонких, тускло светящихся полосочках и влажное. Это было похоже на хвост, да и, в общем-то, хвост это и был. Вот только самого его обладателя не было видно… Не до конца, по крайней мере.

***

…В сопровождении врача группы и двух охранников, Чёрч шёл вперёд, держа Бенни за капюшон его куртки, дабы не исчез из-под носа, как в предыдущий раз. Из-за маски было сложно понять, о чём он думает, но судя по тому, как крепко сомкнулась его ручища на куртке подчинённого – он был далёк от своего спокойного состояния. Явно далёк. Бенни шёл молча, как-то притихнув и даже уменьшившись в размерах, дабы казаться всем менее значительным, чем есть на самом деле.

- …насколько всё серьёзно, от одного до десяти? – спросил человек в маске с зелёными линзами, идущий рука об руку с Чёрчем, то и дело перехватывающий сумку с большим красным крестом покрепче – врач в их группе.

- На двоечку или на четыре. – тут же ответил инженер так, чтобы его услышали. Голову в сторону собеседника он даже и не повернул. – Пистолет, хоть и говёный, но вполне рабочий, так что, результат может быть разный.

Поисковая группа проделала тот же маршрут, что и Олли, а после неё – Бенни, но уже быстрее, а потому, они довольно скоро оказались в грузовом отсеке. Но Олли нигде не было видно. Только темень и тишина.

- Твою мать… - тихо произнёс Чёрч, доставая свой фонарь и тут же включая его. – ВОСЬМОЙ! ТЫ ТУТ? ТЫ ЖИВОЙ? ВОСЬМОЙ!

***

Оно не двигалось, не издавало никаких звуков. Лишь сидело, повернувшись к женщине спиной, на голом полу, на который оно мгновение назад грохнулось прямо на глазах у исследовательницы, едва-едва умудрившись встать на дрожащие ноги в тот момент, когда дверь раскрылась шире, впуская Ольвен обратно в помещение.

Её встретило… существо.

Оно, не сказать, что было страшным. Оно очень напоминало по своей форме человека. Если не учитывать гладкой, отчего-то влажной, серой кожи, по которой время от времени пробегали красноватые линии, невероятно длинного, толстого хвоста и ног весьма странного строения. Оно не было страшным.

И, в общем-то, агрессивным оно тоже не было. Во взгляде больших, красных глаз читалась растерянность, недоумение, удивление и… любопытство. Но ни намёка на агрессию. Нечто просто смотрело на неё, казалось бы, полностью захваченное этим новым, неожиданным гостем. Кажется, совершенно не обращая внимания на то, что рука гостьи лежала на рукояти пистолета в кобуре.
Оно не было агрессивным. Оно не было страшным. Но оно было странным.

Оно не боялось. Но и не спешило приближаться. Или убегать.

Даже когда снаружи раздался крик Чёрча, существо не дрогнуло – лишь повернулась на звук и чуть наклонила голову набок, высунув при этом кончик языка. Внимание её задержалось на возникшем звуке ровно секунду, прежде чем снова вернулось к Ольвен. В этот момент, оно попыталось встать.

И, как можно было судить из последующего падения набок – опыт был неудачным.

+1

10

Постепенно Ольвен подходила к тому состоянию, когда кажется, что хуже уже быть не может. Бенни был идиотом, но он хотя бы оказался честным идиотом, достаточно сообразительным, чтобы не задавать лишние вопросы, и сразу убежать к выходу, позволяя Уорд осесть на пол возле двери, прижимая ладонь к виску, периодически ее убирая и проверяя, не вытекают ли у нее мозги. Это был отдых. Она могла позволить себе остаться, немного помучаться, и уже потом заняться делами, потому что, в конце концов, не смотря на все странное убранство, на корабле было безопасно.
Не то чтобы она была в этом уверена, но шума они навели достаточно. И, будь сам Олли хищником, наверняка бы уже заметила двух тусующихся человечков у себя в гнезде, после чего предприняла бы попытку сожрать кого-нибудь из них. Например ,когда они разделятся. Например, когда один из них был ранен. Но, ничего такого не произошло. Ни острых зубов, ни скрюченных когтей. Тишина, которая довольно странно ощущалась на фоне биения сердца, резко заглохшего, узнать пропажу которого удалось не сразу.
А потом Ольвен Уорд услышала “Шлеп”.
Говорят, “Разум мага должен быть открыт”. Восьмерка не была магом, но эта самая открытость была довольно неплохим принципом. Позволяющим предполагать различных исход из ситуаций, а не только то, что ты планируешь и ожидаешь. Потому как всегда что-то идет не по плану, идет не так, и это была та самая ситуация, когда, за доли секунды, в голове Ольвен появилось понимание, что в соседнем зале, том самом мелком грузовом отсеке, кто-то есть. Оптяь же, не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять это, но вот чтобы принять факт, иногда требовалось некоторое время.
Для Олли потребовалась одна секунда на то, чтобы она медленно повернула голову в сторону приоткрытого шлюза и, придерживаясь за стенку, медленно встала, затем потянувшись правой рукой к кобуре. В конце концов, она была уверена в своих силах. Уверена, что сможет вовремя вытащить револьвер, если дверь откроется, но в темноте все, что можно было разобрать, это еле заметные движения. Что-то белое, тянущееся к дверце, шлепающее по ней, кажется, руками, обессилившими, после чего эти самые руки исчезли из проема, а шлепки по полу, больше похожие на шаги, постепенно принялись удаляться.
Она сглотнула. Здесь нечего было обдумывать, обсуждать, догадываться – то, что было сейчас по ту сторону двери, явно было живым. И не в силах что либо сделать с тяжелой железной дверью, что закрывала проход. В каком-то смысле это было хорошо. Но вот проблема была в том, что дверь это одно, а тонкие переборки из сгнившего дерева – совсем другое. По ним можно было пробраться в остальные отсеки. И, исчезни эта тварь из отсека, в который она черт знает как попала, она вполне могла бы оказаться в любой части корабля. Это беспокоило больше всего, и именно эта мысль не давала покоя. Не тот факт, что, наверное, в какой-нибудь книге есть точно такая же история об исследователе, который, завидя в дверном проеме что-то неестественное, вместо того, чтобы броситься наутек, попытался узнать что же это было, после чего ему отхватили голову.
Пальцы сжали рукоять револьвера. Медленно потянули его, по мере того как Уорд вслушивалась в творящееся по ту сторону. Тихо. Очень тихо. Тишина была режущей, оглушающей, и на фоне ее шорох плаща Ольвен, что терся о стену, пока та продвигалась к шлюзу, был просто невероятен. Медленно, шаг за шагом, пытаясь понять, что ожидать от существа, Олли двигалась вперед, пока левая рука ее не отпустила висок и медленно подтолкнула дверь, заставляя ее открыться, после чего, сделав сначала шаг назад, Восьмерка, все еще без шлема, попыталась получше рассмотреть малый грузовой отсек, пытаясь выцепить в темноте фигуру, которой принадлежали белые, похожие на человеческие, руки. И хвост.
И, знаете, это не было тяжело. Потому что существо было белым. Ослепляюще белым, явно не подходящим к гарнитуру почерневшего и подгнивающего корабля, а еще медленным, потому как, сидя на полу, спиной к Уорд, оно не сразу отреагировало на появление в дверном проеме женщины с пистолетом, придерживающей его обеими руками.
Еще шаг. Осторожный. Потому что увиденное еще через проем падение, а затем и последующее поднятие с пола, как-то не очень вязалось с концептом суперхищника, обитающего в корабле с Бездны, что уже успел укрепиться в голове Ольвен, медленно обходящей зал так, чтобы она могла получше разглядеть девочку.
“Девочку.” Не “существо”. Потому как мозг довольно быстро подменял понятия, ярлыки, и увиденное все меньше и меньше вязалось в голове с чем-то, что может обитать внизу, пожирая людей и используя их черепа как украшение. Вообще не вязалось, честно говоря, и, вероятно, именно по этой причине довольно серьезное выражение лица у Олли сменилось неким недоуменным разочарованием, будто задающим немой вопрос “Ты серьезно?”
Да, это можно было назвать разочарованием. Потому как ожидания были совсем другими. Вплоть до того, что Уорд, прикованная взглядом к белой персоне, в конечном итоге опустила руки, держащие револьвер, а затем, не забывая про осторожность, но явно уменьшая ее градус, точно так же медленно, как ранее его доставала, убрала оружие в кобуру. Впрочем, не убирая с рукоятки пальцев.
И никак не реагируя на появление кого либо. Белая фигура вызывала куда больший интерес, хотя назвать это интересом было трудно. Скорее, Ольвен пыталась понять, на что вообще сейчас смотрит, и вопрос “Опасна ли она?” даже еще не был задан. Настолько ее приковал этот образ, крайне плохо вписывающийся в общую картину, что когда знакомый голос прорезал тишину, Олли не сразу поняла, что ищут ее, и только потом подала голос, слегка поворачивая голову в сторону, дабы ее было лучше слышно, но при этом все еще наблюдая за белой девочкой:
- Я здесь, наверху! -
А потом она шлепнулась. А брови Ольвен взметнулись вверх. Потому что любые доводы о том, что эта штука могла представлять опасность, сейчас улетучились, от слова “совсем”, позволяя исследовательнице сделать несколько более уверенных шагов к сидяще-лежащей особе, а затем, опустившись на одно колено, посмотреть на нее уже вблизи.
Картину же, что застала группа, пришедшая на помощь, была довольно таки интересной. Хотя бы потому, что подъем по лестнице постепенно позволил им взглянуть на приоткрытую дверь, за которой точно находилась фигура, крайне похожая на человека в маске и шлеме, что сопровождал их все это время, разве что вместо этих самых маски и шлема была прикручена голова женщины с черными как смоль вьющимися волосами, завязанными в хвостик, с интересом глядящей на обнаженную белую фигуру с длинным хвостом. И эта самая женщина показывала жест левой, вытянутой в сторону дверного проема, рукой с оттопыренным указательным пальцем, видимо, призывающей не торопиться. Потому что затем эта же рука медленно опустилась, согнулась в локте и протянула ладонь к белой фигуре в довольно привычном жесте, предполагающим, кажется, рукопожатие. Или попытку дать что-то. Хотя, кроме крови на ладони, той самой, что сейчас застыла на виске Уорд, оставляя еще и на щеке след, предложить исследовательница не могла сейчас ничего и, кажется, жест этот был сделан для того, чтобы понять, как будет реагировать это пока немое существо на попытки вторгнуться в ее личное пространство.

+1

11

Она всё ещё ничего не делала. Ни когда Олли подошла ближе, ни когда та опустилась на колено и протянула ей руку. Она просто молча наблюдала за действиями исследовательницы. Своими большими, любопытными красными глазами. Взгляд девочки блуждал по её новой знакомой, словно она старалась запомнить каждую примечательную деталь в ней, но всё чаще он задерживался на протянутой руке и лице Олли. Пока, наконец, не стал фокусироваться только на этих двух вещах. И, спустя некоторое время, любопытство сменилось недоумением. Девочка склонила голову набок.

Словно она не понимала, что от неё требуется. Что ей нужно делать. Как реагировать.

Она наклонила голову в другую сторону, внимательно рассматривая протянутую руку. А затем снова попыталась встать. Точнее, развернуться лицом к Олли. На этот раз получилось довольно неплохо – в силу того, что девочка опиралась не только на ноги, но и на руки. Снова недоумевающий взгляд.

Наконец – движение. Вперёд, к Олли, на четвереньках. Что, для человека может и выглядело бы странно, но у девочки это получалось на удивление… естественно. В отличии от угловатого ползка людей, её движения были на удивление плавными, хотя и несколько неуверенными, из-за дрожи в конечностях. В какой-то степени, это было завораживающим зрелищем… настолько, что Олли почти не заметила того, как девочка оказалась почти что лицом к лицу с ней. Протяни она руку чуть дальше – та бы уткнулась неизвестному созданию в грудь.

Взгляд девочки на короткий миг замер на лице Олли, прежде чем та ощутила мягкий толчок.

Девочка легонько боднула её головой в грудь. Затем осторожно потёрлась о неё, словно котёнок.

***

- Ээ… Что они делают.

- Ну… Восьм- Восьмая, кажется, находится в недоумении (как и все мы), а эта… девочка из Бездны, кажется, принимает её за свою…

- …или пытается втереться в доверие. Чтобы потом съесть.

- …возможно.

- …разве мы не должны ей… это… помочь?

Коллективный взгляд (даже несмотря на то, что у всех маски были сплошные, с защитными линзами) остальной части спасательной команды вполне мог пристыдить даже профессора Академии. Что уж говорить про несчастного Бенни. Тем не менее, Чёрч и медик всё же обменялись обеспокоенными взглядами, прежде чем вернуться к наблюдениям.

- Пожалуй, это самый милый способ, каким тварь снизу пыталась кого-либо съесть.

- Кроме шуток – думаешь, нам стоит вмешаться?..

- Хм?.. Ну, если ситуация выйдет из-под контроля, то, пожалуй, нужно будет применить силу… Э-э?!

- Ты только погляди… чё творит… Чё творит!..

***
Она была… довольно тёплой.

Кожа неизвестной девочки была очень гладкой, немного влажной, из-за чего-то. А сама она на ощупь была довольно мягкой. И приятной. И ещё тёплой.

Наверное, не было ничего удивительного в том, что Олли потеряла равновесие и шлёпнулась назад. Когда ещё какое-то неясное, неизвестно создание, которое выглядит как девочка со здоровым хвостом и от которого не знаешь, чего ожидать, ластиться к тебе, словно большой котёнок? Как сказал бы один знакомый женщины: «Импринтинг пошёл не по плану…» Да и вообще, ситуация получилась невероятно странной. И… неловкой.

Вот Олли сидела. С протянутой рукой. Ожидая, всего, что только можно, но не того, что об неё будут тереться. А теперь она лежит на полу. А над ней нависает эта странная девочка. Тёплая и приятная на ощупь. И совершенно неагрессивная.

Очевидно, что-то в этом знакомстве пошло не так. Да что там – с этого момента можно справедливо считать, что в жизни Олли что-то где-то совершенно точно пошло не так! Вообще, это она должна была нарушать чужое личное пространство, а не наоборот!
Но, похоже, судьбе, богам, Арку и этой девочке конкретно было плевать, чего Олли хотела и чего она ожидала.

Кстати, о девочке.

Сейчас она находилась довольно близко к Олли. Вот, прямо, очень близко. Слишком близко.

А потом Ольвен ощутила у себя на щеке что-то скользкое, влажное и тёплое.

Девочка встала- села. Выражение её лица было самым, что ни на есть счастливым. Весёлая улыбка. С высунутым кончиком розового, красноватого язычка.

Она лизнула Олли. В щёку. И ей, судя по всему, понравилось.

И, судя по всему, она обязательно попробует сделать это ещё раз.

Прямо.

Сейчас.

Со стороны двери послышался приглушённый кашель – это Чёрч старался удержать последние крупицы самообладания, прежде чем он окончательно захлебнётся смехом. И, кажется, его силком оттащили на нижний этаж.

+1

12

Слово “невраждебный”, написанное слитно, пожалуй, было основным и самым главным в голове Ольвен, в течение всей процедуры знакомства. Вряд ли она расчитывала на то ,что к ней так тепло отнесутся, и по этой причине правая рука до последнего лежала на кобуре револьвера, даже когда белая неизвестная, опустившись на четвереньки, подошла чуть ближе. И все же, отсутствие опасности ,как таковой, было довольно явным. Настолько, что не замечать этого было просто невозможно, как и не поддаться определенному настроению, что излучало безымянное существо, сначала толкнувшее Уорд довольно таки легонько.
Да. В целом, она была похожа на друга. Не на кого-то, кто не может отгрызть тебе лицо, но на кого-то, кто не станет делать это сразу же, при первой встрече, как какой-нибудь глубокопараллельный кальмар-убийца. Летающий кальмар-убийца. В конце концов, ассоциация, пришедшая в голову Олли, больше подходила скорее для случая, когда встречаешься с маленьким и очень добродушным щенком. Или кошкой. И, наверное, поэтому та без каких-либо опасений, в момент, когда белоснежная и крайне молчаливая девица с хвостом оказалась достаточно близко, убрала руку с револьвера. И положила ладонь, одетую в перчатку сначала на спину, затем уже на макушку похожего на человека нечто. И погладила. Потому что не погладить ее было просто невозможно.
- Хех… - смешок как-то сам собой вырвался из легких, одновременно с появлением глуповатой ухмылки на лице, которую бы за маской никто не увидел, хотя бы потому, что обманутые ожидания оказались обманутыми во вполне себе приятной манере. По крайней мере, Уорд ожидала чего-то действительно опасного, а миленькое существо, отдаленно напоминающего то ли недо-оборотня, то ли еще что-то, действительно вело себя крайне мило, под стать облику.
- Я, между прочим все слышу. - бросила Уорд, постепенно опускаясь на одно колено, так как в этом случае рассмотреть безымянную находку было бы куда проще.
И в этом была ошибка.
Потому как в следующую же секунду, легкий толчок в грудь стал чуть сильнее, заставляя Восьмерку потерять равновесие, хватаясь левой рукой за пол, дабы не рухнуть затылком прямо на то, что служило этим самым полом, а затем все же рухнуть спиной, при этом ощущая то чувство, которое поначалу не было особо заметно. Однако, в момент, когда над тобой начинают нависать, будто собираясь запустить зубы в шею, не думать о том, что сейчас случится что-то страшное, довольно тяжело. И, надо сказать, безымянное порождение Бездны было достаточно быстрым. Крайне быстрым. Потому как все, что успела сделать Олли, это подумать о том, что, кажется, ей стоило быть внимательнее.
А потом ее лизнули.
Внезапно.
Настолько внезапно, что исследовательница не сразу поняла, что происходит, ожидая какого-то укуса или что-то в этом роде, слегка нахмурившись, однако, если бы это был единичный случай, некоторое непонимание еще могло остаться на ее лицо. Только вот, как оказалось, только одним порывом это самое облизывание не ограничилось. И если поначалу все, что смогла сделать Уорд, это посмотреть немного непонимающим взглядом на нависшую над ней мордашку, то потом нашлись силы и для слов.
- С-стой… Погоди, что ты? Пф-ха! - и для смеха тоже – Стой, погоди, боже, хаха, пожалуйста, перестань, ха-ха-ха -
Ситуация выходила из под контроля. Не то чтобы это была опасная ситуация, отсутствие контроля за которой стоило бы Ольвен жизни, но определенное желание, чтобы все это прекратилось, все жеб ыло. Хотя бы потому, что действия белой фигуры продолжились с увеличивающейся интенсивностью, в конечном итоге заставляя исследовательницу хохотать, напрочь забыв об осторожности, пока та не смогла найти в себе силы, чтобы хоть немного оттолкнуть безымянную находку подальше от себя. Только для того, чтобы она снова нависла в следующую секунду, высовывая длинный язык.
- Пф, божечки, помогите мне, кто-нибудь. - продолжая смеяться в перерывах между словами произносит снова Уорд, пытаясь ладонью закрыть хоть немного лицо красноглазой девочки, только для того, чтобы  язык в итоге оказался меж пальцев в перчатках, а Уорд наконец смогла повернуть голову так, чтобы ее слова теперь уж точно долетали до стоящих в проходе людей – Пожалуйста! -
Крики были похожи на крики о помощи. Разве что, изрядно приправленные хохотом и смехом, потому как, внезапно для себя, Олли обнаружена, что боится щекотки. И, судя по всему, веселил данный факт не только ее, но и белую безымянную, все еще нависающую сверху, и тех самых исследователей, что были в проходе.
И, в целом, все было бы очень даже мило и неплохо, если бы в какой-то момент вся конструкция резко не содрогнулась. После чего глаза Ольвен резко округлились. Вероятно, та же самая реакция была и у пришедших на помощь. Потому как со стороны выхода из грузового отсека послышалось тихое, крайне хорошо заметное на фоне образовавшейся абсолютной тишины:
- Это что такое сейчас было? -
А затем толчок повторился...

+1

13

Очевидно, что девочка вполне могла бы зализать Олли до смерти – ибо конца и края её энтузиазму не было. Не останавливали её ни мольбы женщины, ни её руки в перчатках, что так упорно пытались отодвинуть хвостатую в сторону, дабы урвать себе кусочек свободного личного пространства. Команда спасения тоже особо помочь ничем не могла, поскольку они были слишком заняты тем, чтобы не заржать во весь голос вместе с инженером, который, после первого приступа истерического хохота, судорожно пытался отдышаться. Рефлекторно, Чёрч поднёс руку к лицу, чтобы смахнуть не вовремя вылезшую слезу, но, видимо, забыл, что он был в маске. Поэтому, он немного удивился, когда перчатка шурхнула о металлическую поверхность. Этот момент стал той точкой, после которой он решил, что с весельем пора завязывать.

Ещё больше он в этом убедился в тот момент, когда корабль начал трястись.

- Ох, мать моя рогатая… - тихо произнёс Чёрч, поднимаясь по лестнице, придерживаясь за всё, что выглядело достаточно прочным, чтобы оно не отлетело при следующем толчке. Обернувшись, он рявкнул ребятам на первом этаже. – Собирайте манатки и сваливайте к выходу! Живей!

***

Чем бы ни являлась эта неожиданная тряска, даже находка Олли осознавала, что пора делать ноги с судна. Ну, или хотя бы попыталась. После первого толчка, точно также, как и Уорд, глаза девочки округлились – она поднялась, выгнулась, пытаясь определить, откуда могла идти опасность, но второй скачок быстро поставил всё на свои места. Опасность исходила отовсюду. И не назвать поведение создания Бездны паническим – было равносильно не сказать вообще ничего.

Она прыгала вокруг Олли, всячески пытаясь помочь ей встать (не особо понимая, каким образом) и всем своим видом говорила, что предпочтёт сейчас находится в каком-нибудь другом месте. И, похоже, разнервничалась настолько, что, когда тяжёлая дверь со скрежетом отлетела в сторону, она чуть не повалила Олли от неожиданности. В проёме стоял Чёрч собственной персоной.

- Бери свою подружку и бегом марш наружу! – потом, видимо, недовольный тормознутой реакцией Олли и шатающейся на ногах незнакомки, добавил. – Ну чего застыли?! Живей-живей! Не то мы съедим все твои печеньки без тебя!

А корабль, тем временем, от редких толчков перешёл к полномасштабному кораблетресению…

***

Пожалуй, было не так страшно, когда корабль затрясся. Вот когда у него из-под днища вылезли три или четыре пары хитиновых, панцирных лапок, каждая размером со здоровый такой ствол дерева, и он начал потихоньку подниматься – стало совсем невесело. Если тем, кто стартовал раньше, повезло – и им удалось свинтить с судна до того, как дыра поднялась выше комфортного для нормального спуска уровня, то Олли, девочке и Чёрчу пришлось прыгать.

Олли и её девочка сиганули вниз почти одновременно и приземлились без особых проблем (разве что сапоги в песке увязли). А вот инженер…

- Джеронимо-о-о!!!

…ну, он шлёпнулся в лужу поодаль и примерно с минуту не подавал признаков жизни. А потом поднял руку со сжатым кулаком и показал большой палец вверх. После чего удовлетворённо прохрюкал что-то вроде «Мвяжиф» и попытался подняться. И стянуть с себя маску со шлемом, потому что налипшая грязь откровенно мешала инженеру жить.

- …ять, ремень нащупать не могу… - проворчал он, слепо щупая руками затылок.

***

Пока большая часть группы с досадой взирала на то, как результат многодневного труда, расчётов и убитых нервов на ракообразных ножках топает в направлении обрыва, совсем рядом с ними разворачивалась весьма забавная картина.
Оправившись от испуга, девочка с самым что ни на есть сконфуженным и потерянным видом обозревала окружающий мир. С ужасом взирая на песок, на лужи, спотыкаясь чуть ли ни на каждом шагу и то и дело глядя на Олли, на Чёрча и на всех и вся в целом. Она робко переставляла руки и ноги, с каждым разом дёргаясь всё меньше, когда она соприкасалась с песком. И хвост девочки уж не волочился безжизненно за ней – он двигался из стороны в сторону, не то намекая, что та была встревожена… или же то было любопытство?

В любом случае, кончилось всё тем, что она вновь оказалась рядом с Олли. Стараясь прижаться поближе. Намного ближе. Как бы намекая на то, что в этом новом мире ей хотелось быть там, где была Уорд.

0


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 16.02.1445 - "Забытые, брошенные вещи"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC