http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/12056.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/87143.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/50285.css
http://forumfiles.ru/files/0017/ab/69/55983.css
http://forumfiles.ru/files/0013/2e/f3/57220.css
http://forumfiles.ru/files/0013/2e/f3/15354.css

Aerie ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 10.03.1445. Полное несоответствие


10.03.1445. Полное несоответствие

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

10 марта, 1445-ого года • Раннее, крайне солнечное утро • Академия
Личный


Unknown (Ори), Ольвен Уорд, ???
Куда отправляются все странные и необычные находки? Конечно, в Академию. Даже если эта самая находка живая. Тем более если она живая и родом из Бездны. Честно говоря, с того момента, как Ори, маленькую немую хвостатую девочку с длинным хвостом, отдаленно напоминающую то ли оборотня, то ли человека, то ли еще что-то, нашли в чреве выдернутого из глубины Острова Величия корабля, дорога ей была заказана. Шутка, разве что, была в том, что та была, в общем-то, не против отправиться куда-то. Разве что, даже у такой поездки было определенное условие, и им было наличие одной отдельно взятой особы, которая носила фамилию Уорд.
И именно по этой причине в комнате, отведенной именно под содержание Ори, помимо самой белой девочки, находилась еще и бедная исследовательница, с одной стороны мечтавшая о том, чтобы снова вернуться к деятельности на каких-нибудь островах, вырвавшись из четырех стен, с другой стороны, оплата за такое вот проживание с "находкой" вполне неплохо оплачивалось. Да и сама находка была довольно милой. И ласковой.
Тем не менее, долго так продолжаться не могло. И именно по этой причине на 10-ое марта была назначена встреча с неким человеком, которого работники Академии называли в отношении Ольвен и Ори исключительно "куратором".

0

2

Все странные и необычные находки отправляются в Академию. Особенно те, которые относятся к нижним параллелям. Так было почти что с самого начала их исследования и до сих пор, всё работало именно так. Различные странные растения, материалы и просто непонятные штуки постепенно оказывались в хранилищах Академии, где их с нетерпением ждали учёные. Чтобы потом досконально их изучить. И так, кусочек за кусочком, денно и нощно, умельцы из Академии потихоньку узнавали о нижних параллелях больше. Не очень много, даже мало… но это было хотя бы что-то.

Но, рано или поздно, случается чудо, и исследователи привозят домой что-то совершенно необычное и фантастическое. А каких-то случаях это артефакт. Конкретно в этом случае, до Академии дошла весть о том, что к ним едет существо не просто с нижних параллелей, но с самого Острова Величия! И не абы откуда, а с нижних уровней! Ну, это если верить докладу команды исследователей (в котором упоминался поднятый с нижних уровней «корабль-краб»), но если это было правдой…

В общем, было отчего поволноваться. Правда, когда «находка» из Бездны всё-таки прибыла, то волнение среди учёных… как-то поубавилось. Куда больше было недоумения. Потому что по-другому воспринимать вещи и явления с нижних параллелей было сложно.
Хотя, вроде всё соответствовало описанному в докладе: странная белая девочка с неимоверно длинным хвостом – одна штука. Окей, это было вполне ожидаемо. А вот что не учли, так это то, что девочка прибыла не одна, а с исследовательницей. Которая её и нашла. И от которой безднодевочка практически не отходила. Совсем. Пожалуй, не этого ожидали от фразы «наблюдается привязанность к одному из членов команды».

***

В общем, получилось так, что вместе с Ори (имя, подобранное ещё на Острове Величия, чтобы не называть её каждый раз «безднодевока») в комнате, которую выделили под её содержание, жила ещё и Олли. Ольвен Уорд. Та самая крутая девица в бронекостюме, в котором её часто принимали за мужика. И та самая исследовательница, которая нашла Ори. И к которой последняя и привязалась.

И которая прямо сейчас находилась у кровати Ольвен, с любопытством наблюдая за спящей женщиной.

В общем-то, это был далеко не первый раз, когда Уорд находила рядом со своей постелью свою белую находку. Ещё на Острове Величия, когда Ори пытались держать отдельно от всех, та постоянно сбегала и под утро её находили в спальне Ольвен. Рядом с кроватью. С любопытством взирающую на спящую женщину. По первости это было даже жутковато, но потом… потом на это как-то махнули рукой, к великому неудовольствию женщины. Но, в общем-то, ничего и не происходило. Девочка просто пробиралась к спящей Ольвен и… просто была рядом с ней. Ничего не делая, не пытаясь разбудить её или навредить ей. Просто терпеливо ожидая, когда женщина проснётся.

Разумеется, так было не всегда, ибо, бывали дни, когда Ори занималась чем-то другим… Но всё всё равно сводилось к тому, что Олли была практически неразлучна со своей находкой. Также было и сегодня. Полулёжа-полусидя на полу и уложив голову на кровать, придерживаясь руками за её край, девочка наблюдала за женщиной. За её спокойным выражением лица во сне. За тем, как она ворочается и переворачивается с одного бока на другой. За тем, как поднимается и опускается её грудь в процессе дыхания… И всё это было преисполнено чистого, невинного, чуть ли не детского любопытства.

В любой момент женщина могла проснуться. И пропускать это Ори явно не собиралась.

+1

3

Олли открывает глаза. Медленно. Лениво. Сонно. Видит перед собой белую мордашку.
Не кричит. Не паникует, только зевает, прикрывая рот, после чего чуть-чуть меняет положение на кровати, отползая подальше от края и явно не собираясь вылезать из под одеяла, но при этом оставляя достаточно место для Ори, чтобы та могла улечься, если захочет. Ключевое слово “если”.
Честно говоря, такое спокойствие было довольно обыденным. Первые разы, когда Ольвен понимала, что над ней кто-то навис и пялится, та открывала глаза и прикладывала все усилия, чтобы не завизжать. Потому что можно быть кем угодно, хоть самым прожжженным исследователем Академии, но когда тебя так вот пугают спросоня , сориентироваться сразу обычно не представляется возможным. Но, опять же, люди ко всему привыкают. В том числе к белым мордашкам, которые почему-то оказываются слишком близко, вот и Уорд привыкла, спустя пару недель проживания на Острове Величия. Когда ей сказали, что свалить по своим делам она не может. Совсем. Потому что вот эта вот девочка привязалась к ней настолько, что ее поведение становится “беспокойным” спустя какое-то время отсутствия Уорд.
И, честно говоря, Ольвен ее прекрасно понимала. Потому как день за днем, постепенно привыкая к ней, история маленькой Ори начинала складываться из крайне странно выглядящего паззла во вполне логичную картину. Ну, логичную в той или иной мере для Олли, по крайней мере, потому как ученые мужи Академии ломали голову. Ломали ее без продыха, пытаясь понять, что такое это белоснежное существо, не особо задумываясь о том, почему та цепляется именно к вот этой вот отдельно взятой женщине, постепенно начинающей ладить с безымянной находкой, говорящей с ней, прикасающейся к ней без какого-либо отвращения или же опаски.
Да, для Уорд все было логично, и когда эта самая логика была найдена, справиться с мыслью, что Ори просто нужен кто-то рядом, оказалось куда проще.
- С добрым утром. - еще один зевок, следом за приветствием, усталый взгляд, затем попытка встать с кровати ну или по крайней мере сесть, вполне успешная, разве что закончившаяся тем, что Ольвен просто свесила с нее ноги, слегка пересев и, обернувшись одеялом, сгорбилась, сонно осмотрев комнату.
Спалось отвратительно, честно говоря. Она ни разу не могла толком выспаться в Академии. То люди какие-то ходят, то студенты начинают громко что-то обсуждать, то преподаватели вдруг решат, что провести в соседнем помещении опыт со взрывами это хорошая идея. Это не было плохое метсо само по себе, но плохим как ночлежка – вполне. И именно по этой причине, одетая в подобие майки, Уорд еще раз зевнула и все так же сонно взглянула спустя какое-то время уже на белоснежную спутницу.
Не менее сонно улыбнулась.
Протянула руку и погладила девочку по макушке.
- Надеюсь, тебе спалось лучше чем мне. - бросает она задумчиво существу из Бездны, легонько трепля ее волосы, пока в голове не срабатывает щелчок, говорящий о том, что весь день провести в кровати все же не выйдет, и Ольвен наконец-то встает. Потягивается, вытягиваясь во весь рост, после чего, бросает еще один взгляд на Ори:
- Ну что, пошли собираться? С нами сегодня должен какой-то мужик встретиться. - положив обе ладони на пояс, произносит Уорд, после чего на лице ее появляется хитроватая улыбка.
Хитроватая. Не хитрая, а именно хитроватая, потому как в голове у нее созрел не какой-то план, а, скорее, маленькая миленькая задумка, которую оборотень тут же приводит в действие, резко опускаясь, хватая обеими руками белую девочку, нежно обнимая ее и поднимая над землей.
- Только сначала заобнимаю тебя как следует! -
Ну, по крайней мере попыталась поднять, потому как хвост был довольно тяжелой штукой, и в итоге все, что смогла сделать Ольвен, это поднять только само тельце, в то время как хвост все так же оставался на земле. В каком-то смысле это была месть. Не злая, но месть за все те моменты в начале знакомства, когда этот самый хвост резко обхватывал Ольвен, не давая толком двигаться и вызывая дикую панику у окружащих людей, тут же вспоминающих про удавов с Диких Островов. И у самой Олли  тоже, в общем-то, пока она не поняла, что это скорее проявление заботы и своеобразная проверка со стороны Ори. Так что, не было ничего страшного в том, чтобы точно такую же заботу проявляла и Уорд, в целом, за это время она в достаточной мере привыкла к вездесущей девочке из Бездны, чтобы перестать видеть в ней что-то опасное. Скорее, теперь она воспринималась исключительно как друг, притом близкий. Возможно, потому что друзей особо у Олли не было. А может потому, что как ни посмотри, все же Ори была миленькой.
- Фух. Ладно, дай мне переодеться и поехали. Тут вроде бы не так долго идти. - опуская белую обратно, произносит Уорд, делая несколько шагов к шкафу, что стоял неподалеку и, открывая его, тут же прикидывает, что из вариантов одежды у нее либо что-то слишком официальное и слишком… “Академическое”, либо ее старый плащ.
- Ну. Значит, плащ. - с заметным разочарованием заключает Ольвен, глазами так же пытаясь найти хоть какое-нибудь подобие рубахи. Которой, впрочем, не было. В шкафу. На вешалке. На ее привычном месте.

+1

4

Вообще, было удивительно, что существо из Бездны очень спокойно реагировало на прикосновения к себе. Речь идёт не о конкретно Олли, но и о других людях. Хотя большая часть исследовательской команды решила не рисковать и ограничится лишь наблюдением за странной находкой, некоторые учёные, набравшись храбрости, и в присутствии Ольвен (для страховки, и чтобы девочка не паниковала, если что) решили осмотреть Ори. И та отреагировала на удивление спокойно. Не было даже нервных дёрганий, когда учёные касались её. Лишь любопытный взгляд на окружающих её людей. Пожалуй, такому терпению можно было лишь позавидовать – даже в тот момент, когда ей полезли в рот, она стоически переносила вторжение в её личное пространство.

Но когда к ней прикасалась Олли… Это было что-то другое. Во-первых – была реакция. Вместо стоического терпения и умеренного любопытства, какое было нормальным для остальных, на Уорд девочка реагировала незамедлительно. Разворачивалась, тут же сокращала дистанцию и… тёрлась, обнималась, облизывалась, тискалась. Порядок действий был абсолютно произвольный. Но он всегда сопровождался самым что ни на есть счастливым выражением лица. Казалось, будь у Ори голос, она бы наверняка замурлыкала. Девочка действительно была очень, ОЧЕНЬ рада, когда с ней была Ольвен.

Ей нравилось, когда её гладили.

Ей нравилось, когда её обнимали.

Ей нравилось, когда всё это делала Олли.

Так что, когда та приподняла её над землёй (попыталась, как минимум) – сказать, что Ори была рада, это будет ничего не сказать. Она обняла женщину в ответ. Не только обвив её шею руками, но и, вдобавок, обвив её талию ногами. Хвост был крепкой опорой, не позволявшей Ольвен свалиться обратно на кровать и не позволявшей Ори перевесить женщину и свалиться на пол. Счастливая, судя по частым фырканьям и широкой улыбке, девочка лизнула Ольвен в лицо. Несколько раз. Пока её не выпустили.

По правда говоря, Ори постоянно видела, как переодевается Ольвен. Нет, не подумайте ничего такого – ничего странного не происходило (кроме того, что, кажется, девочка, кажется, была ещё более нежной и ласковой, в те моменты, когда на Олли не было одежды). Просто, со временем, она попыталась повторить несложную операцию женщины по надеванию на себя какого-то предмета одежды. И таким образом, Уорд выпала редкая возможность увидеть запутавшуюся в плаще Ори, выглядящую в тот момент очень мило и беспомощно. С тех пор её следующие попытки были куда более успешны, но неловкостей, как милых, так и не очень, хватало.

В любом случае, пока Ольвен искала в шкафу то, что можно надеть на себя и не стыдиться этого, Ори, кажется, прогуливалась по комнате. Судя по тихому “шурх-шурх” её лап по полу. Сказать было сложно. А потом “шурх-шурх” стало громче и к нему прибавились глухие деревянные стуки и сосредоточенное пыхтение. Обернувшись на в высшей степени странные звуки, Ольвен обнаружила Ори, пытающуюся… заползти под кровать? Или же выползти из-под неё? Через пару мгновений девочка выползла наружу, держа в руках помятую рубаху – ту самую, которую искала Уорд. И которую с лёгкой, доброй улыбкой сейчас протягивала ей Ори.

Теперь и походу наружу ничто не мешало… ведь так?

0

5

Все это время Ольвен тщательно избегала сравнения Ори с домашним животным. День за днем, раз за разом, в основном потому, что единственной причиной, по которой именно к зверю ее причисляли по крайней мере некоторые исследователи, заключалось отсутствие речи. Вряд ли оно было основным требованием для необходимой квалификации как живого человека, конечно, но несколько животные повадки все же иногда сбивали с толку. Уорд в целом приложила довольно много усилий в этом плане. Сначала для того, чтобы перестать шарахаться, когда оказывалось, что Ори уже давно следует по пятам. Потом для того, чтобы перестать шарахаться от внезапных пробуждений под внимательным взглядом алых глаз. Ну и, в конце концов, не меньше ментальных усилий для того, чтобы убедить себя в том, что, вероятнее всего, Ори все же девочка. Просто немая. И не вполне подходящая под определение цивилизованного человека. Но, по крайней мере, это было лучше, чем подозрение, что привязалось к Ольвен именно какое-то хищное животное с нижних параллелей.
Впрочем, чем больше эти двое проводили вместе, тем больше Олли убеждалась в том, что все же общение у них не вполне на уровне “человек-собака”. Что только подтверждала протянутая рубаха, заставившая Уорд вскинуть брови на мгновение.
- Ого, спасибо. - произнесла та, принимая предмет одежды, и тут же закидывая уже снятый с вешалки плащ на кровать, надевая сначала изрядно помятую рубашку из довольно плотной на вид ткани, тут же поправляя волосы и доставая откуда-то из кармана штанов небольшую ленточку – Не расскажешь, как она туда попала? -
Последний вопрос был задан с улыбкой. По двум причинам. Во-первых, улыбка была в каком-то смысле печальной хотя бы потому, что именно что рассказать Ори вряд ли бы смогла. Ну или вряд ли захотела. Нотки же доброты в этой улыбке читались уже потому, что, в общем-то, у Уорд вполне было понимание того, как эта самая рубаха могла вдруг перекочевать под кровать. В конце концов, белая девочка редко спала, если спала вообще, так что вполне очевидно,что вещи туда-сюда перемещались, пока Ольвен была в отключке. И все же, даже заикаться о том, что таскать чужое, женщина не стала, а, окончательно разобравшись с хвостиком на затылке, накинула плащ и приведя в порядок воротник, еще раз взглянула на комнату.
Относительный беспорядок. Вещи то там, то тут, что вполне ожидаемо, и в этом не было вообще вины Ори уж точно – поддерживать порядок Ольвен вообще не умела. Точнее, умела когда-то, но разучилась за время проживания на Девичьих Островах. Так что, состроив кислую мину, засунув руки в карманы, исследовательница еще раз бросила взгляд на смятую кровать, а затем бросила уже фразу:
- Нет. Не сегодня. - после нее лицо ее будто преобразилось, скорее всего, потому что бремя незаправленной кровати было откинуто прочь, и с этим было куда проще жить, потом как следующая фраза была произнесена заметно веселее – Ну, пойдем, нам еще нужно сегодня встретиться с кем-то отсюда. -
И они довольно быстро покинули комнату. Попытались, по крайней мере, потому как замок не поддался с первого раза, что было вполне привычно для вот этого конкретного замка, но не вполне привычно для Ольвен, в итоге поклявшейся, что в следующий раз если эту штуку заклинит, то она выбьет ее с ноги. Впрочим, и этот досадный факт вскоре забылся, по мере путешествия по длинным коридорам. Поначалу в полной тишине.
- Знаешь, вот в такие моменты у меня создается впечатление, что было бы неплохо, если бы ты все же говорила. Ну, шутки, к примеру, говорила. - прохаживаясь и пытаясь понять, долго ли еще идти до 117-ого кабинета, который почему-то оказался, судя по плану помещений, на том же самом этаже, что и комната Ольвен и Ори, рассуждала Восьмерка, в какой-то момент остановившись и взглянув на хвостатую с довольно серьезным видом, и тут же заключив – Хотя, нет. Лучше не шутки. -
Иногда все же было сложно. Сложно говорить, не получая какого-то четкого ответа. Необязательно в виде голоса, жеста тоже вполне было бы достаточно, но вот, судя по тому, что рассказывали парни с Острова Величия, такого понятия как речь у девочки вообще не было, из-за чего и жесты вывести дальше совершенно примитивных как-то не удавалось. Конечно, это была дискуссия не для этого дня. Да и не для этой недели, но думать о подобном иногда все же стоило, учитывая, что в большинстве своем Ори оставалась все же загадкой.
Которую, вроде бы, хотели разгадать именно в Академии. И именно по этой причине Ольвен как раз и была тут, топая то к одной двери, то к другой, пока, наконец, эти двое не оказались возле деревянной дверцы с узорами из бронзы, на которой были выведены мелом цифры “117-бзс”.
- Отлично. И мы всего лишь потерялись два раза по дороге. - произносит женщина за секунду до того, как правая рука выползает из кармана, пальцы складываются в кулак, а затем костяшки пальцев ударяют по деревянной поверхности два раза.
- … - ответа нет.
- Ладно. Ладно. - выдыхая, снова бросает Уорд, дергая ручку, пытаясь ее повернуть, а затем толкает ее, открывая проход в довольно аккуратную комнату, являющуюся полной противоположностью той, что занимали двое выходцев с Острова Величия. Начать стоит хотя бы с того, что она была круглой. Не в смысле, сферической, а в смысле у нее не было углов, и, похоже, сама комната вообще являлась частью башни. При этом назвать ее жилой также не поворачивался язык хотя бы потому, что из мебели, был только письменный стол и стул. Заметить которые было достаточно легко, будь они единственными, но в действительности же все помещение было уставлено… Чем-то.
Честно говоря, до Ольвен дошло не сразу, на что она смотрит, потому как расположение предметов завораживало. В основном расставленные либо на деревянных подставках, либо на отдельных столах и полках у стен, комната была заставлена различными… Костями. И склянками с мутной жидкостью, сквозь которой отчетливо было видны очертания чего-то, что обычно находиться где-нибудь внутри тела, и где вообще-то и должно находиться все время, чтобы это самое тело работало без перебоев. Органы, различные кости, черепа, частично составленные скелеты, утопленные в растворах части тел, принадлежащие явно кому-то, кто занимался охотой, притом, существ, которые этими самыми частями тел обладали, Уорд не видела в своей жизни ни разу. [float=right]http://s8.uploads.ru/t/QguPy.jpg[/float]
- Божечки… - сорвалось с губ Олли, только для того, чтобы на этот звук кто-то обернулся, а затем откуда-то слева начали раздаваться шаги.
- Если вы по делу, то предлагаю ускориться. - донесся женский голос, предшествовавший руке, что ухватилась за край двери, вслед за которой показалась и сама обладательница этой самой пятерни.
Высокая. В темной одежде, подходящей больше под определение “униформа”, и тут же разрушающей эту догадку вполне известным фактом отсутствия униформы черного цвета, сиарка с рогами причудливой формы, чем-то напоминающими шлем или диадему. Олли сглотнула. Хотя бы потому, что хозяйка этой самой комнаты была действительно выше ее, но, пожалуй, страшен был даже не рост, а полностью черные глаза, которым крайне сильно подходило слово “бездонные”, если бы только обычно оно не ассоциировалось с комплиментом. В этом конкретном случае оно несло совершенно другой характер, и, глядя в них, лишь позже заметив, что белок все же у них белый, и, видимо, все дело было в крайне темной радужке, Уорд чувствовала, будто падает в темную-темную яму.
- Куратор? - смогла выдавить из себя исследовательница, явно стараясь не вжиматься в плащ под весом образовавшейся угнетающей ауры, на что безымянная сиарка выпрямилась и только сейчас заметила наличие белого силуэта рядом.
- А. Так это вы. - интерес в голосе поугас, то, что редко случалось с теми, кто занимался в той или иной мере изучением Ори – Да, отлично-отлично. Меня можно звать Исби, приятно познакомиться. -
Тон голоса совершенно без энтузиазма, сопровождающийся чуть сгорбленной походкой с какой-то массивной колбой, что держалась под левой рукой. Олли успевает бросить только один взгляд на Ори, прежде чем сиарка снова возвращается к своим гостям и, ставя колбу на единственное свободное место на деревянной подставке возле входа, принимается их осматривать:
- Проходите, проходите. Нам надо кое что обсудить и кое что посмотреть, так что я бы поторопилась. - вопреки ее словам, торопливости в ее действиях не было. Правая рука, лениво оставившая ту самую колбу, лениво сполза, и только сейчас Уорд заметила, что внутри была лапа какого-то насекомого. Гигантская. С заостренными шипами. Похоже, раньше принадлежавшая чему-то, смахивающему на богомола. А еще она слегка дергалась.
Уорд снова сглотнула.

0

6

Слова Ольвен не имели никакого смысла для Ори, которые, фактически, являлись для неё бессмысленным набором звуков… но что имело смысл, так это тон голоса женщины. Её выражение лица, когда она говорила что-то, её взгляд. Для неё слова не имели такого значения, какое имело всё остальное, что делала Ольвен. Для кого-то могло показаться, что в Ори было куда больше от дикого животного, нежели от разумного существа, но… в общем-то, они ошибались.

Потому что, несмотря на то, что девочка не понимала речи Уорд, вопросительную интонацию она поняла прекрасно. Как и взгляд, направленный сначала на предмет одежды, потом на Ори. На какое-то время, белая, очевидно, задумалась, опустив взгляд в пол и скрестив руки на груди, постукивая пальцами по локтю. Правда, продлилось это недолго.

Потом выражение лица Ори сменилось на такое, какое обычно бывает у людей, приходивших домой после очень тяжёлой рабочей смены. Там было всё – смесь обречённости, отчаяния и облегчения с одновременно, убийственный взгляд, выдававший желание уничтожить того, кто мог бы помешать насладиться заслуженным отдыхом и усталость. Вселенская. Усталость. Затем девочка сгорбилась и шаткой походкой направилась в сторону кровати, где ранее располагалась Уорд, на ходу снимая, точнее, делая вид, что она снимала, одежду. Которая потом «летела» в разные стороны. Одна из которых была перед кроватью. Куда Ори потом совершила небольшой прыжок, приземлившись и распластавшись на ней, отчего предмет мебели жалобно скрипнул. После этого небольшого представления, Ори вернулась к Ольвен. Видимо, она попыталась воспроизвести события вчерашнего вечера, когда исследовательница отходила ко сну. Получилось у неё или нет – судить уже самой женщине.

Коридоры были длинными. А прогулка по ним долгой. Тишина – немного гнетущей. Впрочем, когда Олли заговорила о том, что было бы неплохо, если бы Ори говорила хоть что-нибудь, а не молчала, то реакция последовала незамедлительно. Сначала девочка взглянула на женщину со смесью возмущения, недоумения и, немного, озорства. В тот момент, когда они остановились, Ори качнула тазом и легонько, но ощутимо боднула Ольвен в бок, вероятно, выражая таким образом своё мнение о желаниях Уорд касательно навыков общения её подопечной. Не сказать, что это было что-то оскорбительное, скорее, ближайшим эквивалентом данного жеста было «Эй…», когда тебе напоминают о постыдной вещи, которую ты не горишь особым желанием вспоминать.
Таким вот образом, ни шатко, ни валко, но постепенно парочка добралась до искомого кабинета.
И… как оказалось, не только Уорд находила помещение и её хозяйку жутковатыми.

По правде говоря, нервничать Ори начала ещё когда дверь в «кабинет» была закрыта. Она беспокойно крутилась вокруг Ольвен, словно стараясь понять – действительно ли они собираются идти… туда. Неизвестно, какое предчувствие сейчас говорило в сознании девочки, но оно твердило, что там её не ждёт ничего хорошего. Совсем ничего. Было видно, что внутрь Ори входила с большой неохотой – пригнувшись, обвив длинный хвост кольцом вокруг себя и опасливо оглядываясь по сторонам, всё чаще фокусируясь на хозяйке этого места.

Ори не проявляла агрессию, но ей было здесь некомфортно. Очень некомфортно. И она не спешила выходить из-за спины Ольвен, на обозрение Исби.

0

7

Сиарка была стремной. Не страшной, не пугающей, не вызывающей антипатию, а именно “стремной”. Ольвен просто не могла подобрать иного слова, потому как мозг упорно отказывался навешивать какие-либо иные ярлыки, и только когда рогатая особа скрылась из виду, помахивая рукой куда-то в сторону, призывая идти за ней, вглубь этой импровизированной кунсткамеры, Уорд наконец-то смогла выдохнуть. Просто потому что этот некомфортный фон постепенно удалился вглубь зала, и хотя вскоре ей самой надо было туда пройти, сейчас такая передышка ощущалась крайне важной. И крайне требующейся, притом, не только для Олли.
Взгляд сам собой упал на Ори. Точнее, на то место, где она была минутку назад, пока не передислоцировалась за спину Ольвен, в итоге заставляя ее обернуться, взглянуть с неким недоумением сверху вниз, а затем немного улыбнуться. Потому как так должен улыбаться человек, который видел, что его друг напуган, и прямо сейчас пугаться точно не стоит. Надо улыбаться. Чтобы поддержать. Чтобы была какая-то основа, за которую можно было бы держаться.
- Расслабься, я буду рядом. - бросает она не менее расслабленным тоном, пытаясь подавить в себе желание взять белую на руки и прямым ходом упереться подальше от этого музея. Вместо этого, она нагибается. Берет Ори за руку. Чуть приподнимает ее. Все еще крепко сжимает. И продолжает мило улыбаться, выпрямляясь. Оставляя ее за спиной, но при этом ведя за собой.
Наверное, просто надо было перезагрузиться. Хлопнуть себя по щеке, вернуться к мысли о том, что какая-то комнатка с кучей отрубленных конечностей не может ее напугать. Она, в конце концов, была в куче мест. В куче передряг. Последняя, с живым кораблем, была не чем-то особенным по сравнению с резко срывающимися в бездну кораблями, разборками на Девичьих Островах, попытками вылезти с опустошенных островов, куда попадаешь по чистой случайности из-за того, что тебя забыли взять на борт. Да. Музей отрубленных конечностей был мелочью, потому что не угрожал жизни. И хотя некоторые лапы продолжали двигаться, слегка дергаясь, когда Ольвен проходила мимо них, держа Ори за руку, все эти вещи были абсолютно безобидны.
Абсолютно.
Они спокойно прошли мимо. Без каких-то задержек, без криков, без испугов, мимо склянок с органами, дойдя в итоге до той стороны кабинета, в котором виднелась дверь с чуть менее освещенным помещением и в котором четко угадывалась фигура сиарки в черном, крайне хорошо заметная на фоне белой плитки на стенах, и только когда Ольвен прошла через второй дверной проем, в голове появилось понимание, что, кажется, пришли они в то самое помещение, где эти самые органы и конечности отделялись от своих первоначальных владельцев. Потому что это помещение было чистым.
Абсолютно чистым.
- Лааадушки… - протянула Ольвен, глядя на то, как позвавшая их за собой странная женщина сгорбилась над письменным столом, глядя на какие-то документы, после чего добавила – Если вы надеетесь пустить Ори на мясо, то я сразу скажу, что это плохая идея. -
Фраза была произнесена уверенно. Медленно. И все же с некой толикой правды в ней, будто Уорд действительно допускала такой вариант, учитывая, где они находятся, и от этого понимания хватка на руке Ори стала чуть крепче. Ее не хотели отдавать. Или отпускать. И она ведь действительно не шутила, судя по тому, что левая рука Ольвен инстинктивно потянулась к бедру. Там, где обычно была кобура. От той пушки, что была побольше и помощнее.
Сейчас ее там не было, конечно, но определенный настрой в ее словах и действиях угадывался. И именно по этой причине сиарка в некоем непонимании выпрямилась и взглянула на Уорд. Без тени опасности в бездонных черных глазах. Чуть позже, с усмешкой. И скрипящим тоном голоса.
- Нет. Не сегодня, по крайней мере. - стремная… – Сегодня я просто хотела провести измерения. -
И с этими словами она достает ленту с делениями, которую тут же натягивает в руках, бросая взгляд на существо за спиной Уорд, затем кивая на стол. Разделочный стол. В центре комнаты. И, конечно, ничего не происходит. Кроме, разве что, еще одного взгляд от Ольвен к Ори, который говорил “Давай, я буду рядом, не бойся”.
- И поговорить? - переспросила, припомнив слова сиарки, женщина, чуть поправляя плащ и готовясь к тому, что ей  надо будет уговаривать свою компаньонку все же забраться на стол, просто для того, чтобы ее можно было рассмотреть.
- Да. Немного. - добавляет Исби, в итоге переводя взгляд обратно на Ольвен, выпрямляясь, смотря с высоты своего двухметрового роста сверху вниз на женщину и слегка прищуриваясь – Вы же Уорд, так? Хотела просто спросить, чем собираетесь заниматься в ближайшее время. -
- Эээ.. - протянула, чуть отстраняясь, Олли, выдавая довольно резкий ответ спустя секунду задумчивости – Вообще, я , как бы, планировала пока сопровождать Ори. -
- А, да, точно, привязанность… - будто только сейчас вспомнив о ней, задумчиво произносит сиарка, после чего ей все же удается приложить ленту к хвосту Ори, и все ее внимание смещается к девочке из бездны – Но вы же должны понимать, что это довольно хрупкая связь. Ее не проблема разорвать, если потребуется. -
- Прошу прощения? - температура в комнате повысилась на один градус после этих слов. Олли же чувствовала, что маленький чайник с биркой “ГНЕВ” постепенно начинает трястись от закипающей воды где-то внутри.
- Я к тому, что, была бы ваша воля, ее можно изолировать. - еще одно измерение спустя, добавляет Исбайл, снова вставая с колен на обе выпрямленные ноги, затем поворачиваясь к Ольвен, опять начиная давить этой атмосферой мрачного превосходства – Вы же за этим привезли ее в Академию? -
- Нет. -
- Нет? -

0

8

Было некомфортно. Было страшно. Эта рогатая была странной. Не внушавшей ни единой капли доверия. И Ори явно не собиралась заходить в одно помещение с Исби…

…но. И это самое «но» только проявилось сильнее, когда белая почувствовала, как её осторожно берут за руку. Взгляд девочки поднялся, только для того, чтобы наткнуться на Олли. Старающуюся улыбаться как можно более ободряюще. Ведя девочку из Бездны за собой в глубины этой импровизированной кунсткамеры. Что удивительно, почти не встречая за ней сопротивления.

Да, Ори не доверяла и опасалась Исби. Но она доверяла Ольвен. И, видимо, верила, что она не даст её в обиду. Особенно этой рогатой. По крайней мере, насколько можно было судить о том, как теперь вела себя Ори. Она была спокойной. Удивительно спокойной. Пусть она и шла медленно, но её хвост больше не обвивал её кольцом – лишь дёргался в воздухе, выдавая волнение и переживания своей хозяйки. И переживать было отчего.

Хотя, она держалась молодцом – даже не дрогнула, когда к ней подошли с измерительной лентой. Лишь не спускала с Исбайл глаз. И слушала. Незаметно и осторожно.

- …Я к тому, что, была бы ваша воля, ее можно изолировать. – произнесла Исби, всё в том же скрипучем тоне, всё также излучая мрачное превосходство. Словно не могло не произойти так, как она говорила. Словно её предложение было самым лучшим для всех. Лучше для неё. – Вы же ведь за этим привезли её в Академию?

- Нет.

- Нет? – по правде сказать, ответ честно удивил сиарку, хотя, особого вида та не подала. Впрочем, удивление было вызвано даже не самим фактом того, что неизвестное существо с нижних параллелей притащили сюда, наверх, не для того, чтобы вскрыть его, а для… непонятно чего. Заставило удивиться то, как жёстко и быстро был выдан ответ. Хотя эта женщина была знакома с находкой всего несколько недель, её упрямство в отношении белой… настораживали.

- А для чего тогда, смею спросить? – чуть склонив голову набок, спросила Исбайл Уорд. И прозвучало это с такой интонацией, с какой родитель отчитывал своё непутёвое дитя, готовившееся совершить невероятную глупость. Что-то вроде: «Ну и зачем ты это сделал?» Правда, мелькали в её голосе весьма зловещие нотки. – Если бы вы хотели наблюдать её поведение в естественной среде обитания, то остались бы на Острове Величия, по крайней мере, до прибытия… более квалифицированных специалистов. Или же вам было интересно, как она отреагирует на климат верхних параллелей? В таком случае, это очень безответственный ход с вашей стороны – кто знает, вдруг она не смогла бы правильно адаптироваться к новым условиям? В конце концов, мы и понятия не имеем, как это существо и подобные ему, если они есть, функционируют. Могло случится многое, что тем или иным образом могло навредить Академии или просто окружающим… начиная с непредсказуемого поведения, до неприятия к местному климату, что могло бы привести к смерти подопытной.

На какое-то время сиарка останавливается, давая Уорд возможность несколько поразмыслить над её словами, после чего она продолжает. Продолжает мозговой штурм разума женщины перед собой.

- …пускай, в итоге, обошлось и без происшествий, но вам всё равно стоило бы задуматься о возможности подобных исходов. В любом случае, возвращаясь к причинам… - Исбайл бросает короткий, изучающий взгляд на Ори, затем вновь поднимает его, смотря на Ольвен. – Или же вы держите её в качестве охотничьего трофея? Возможно, экзотический питомец? Она вам нужна для красоты? Вы планируете учить её каким-либо командам? Или она уже умеет приносить вам вещи в зубах? Хотите похвастаться перед другими своим недавним приобретением и вам жалко с ним расставаться?

После этого, Исби отошла от парочки и облокотилась на хирургический стол. Затем, провела по поверхности кончиками пальцев, после чего растёрла между подушечками… что-то. Видимо, что-то на столе и было. Задумчиво взглянув на невидимое нечто, она вновь обратила внимание на кипящую от негодования Ольвен, продолжая речь всё тем же спокойным, невероятно холодным и спокойным тоном.

- …если так, то я подожду, пока вам не надоест с ней возится. – она усмехнулась. – Будьте уверены, я умею жда-

И тут температура в комнате повысилась не на один, не на два градуса, а на целую десятку сразу. Правда, источником его стало не вышедшая из себя Ольвен, а персона, находящаяся у неё за спиной. Которая весьма грубо прервала Исбайл, попросту топнув по полу. Ну, точнее, не топнув, а хлопнув по нему. Хвостом. С такой силой, что в напольной плитке появилась отбойна, от которой в стороны пошли трещины.

Ори загорелась, как новогодняя ёлка, только вместо нескольких цветов, преобладал лишь один. Ало-красный. Кровавый, зловещий, жестокий. Цвет злобы. Линии на теле девочки вспыхнули ярко, разом, словно неоновые лампы, формируя зловещий боевой окрас. И не только на теле – волосы Ори тоже зашевелились, становясь больше похожими на развевающуюся гриву, светящуюся мелкими алыми полосками. И глаза. Сказать, что в них плескалась кровь – ничего не сказать. Из всего этого можно было сделать один чёткий вывод.

Ори не просто разозлилась. Она была взбешена. Она с шумом и свистом вдыхала воздух через приоткрытый рот, в котором виднелись острые, кинжаловидные зубы в два ряда. Идеально для того, чтобы отгрызть кому-то… что-нибудь. Например, горло. По крайней мере, на такие мысли наводил её внешний вид. Что любое неосторожное движение со стороны кого-либо могло привести к взрывной реакции. Включающий в себя массовые убиения и расчленения. Предположительно.

Впрочем, Исбайл оставалась спокойной. Пожалуй, даже слишком спокойной. Она лишь немного приподняла бровь, наблюдая за вставшей между ней и Ольвен Ори, больше напоминавшей готовую взорваться бомбу.

- …хм. Интересно… - только и произнесла сиарка. – Значит, биолюминесценция служит им не только для отвода глаз потенциальных хищников… могут ли они таким образом общаться?..

…в то время, как Ори замерла между ними. Она не торопилась нападать, но и так легко отступать не была намерена.

0

9

Обычно в такие моменты принято говорить что-то вроде “Сиарку от мордобоя отделяла преграда в один волосок” , или же “Ольвен готова была оторвать ножку от табуретки и избить ею же Исби”, но, как ни странно, именно в данном конкретном случае, глядя на то, какой длинный монолог произносит рогатая из Академии, все, что сделала Уорд, это уставилась на нее. Уставшим, расслабленным, наполненным вопросом “Ты немного не умная, да?” взглядом.
Кто-то из них явно чего-то не понимал. Может быть, это была Олли. Может, это была Исби. Может быть, Ори тоже, однако ,судя по ее дальнейшей реакции, как раз у девочки из Бездны и было больше всего понимания что происходит, раз она решила перейти к мордобою. Разве что, еще до этого момента, Ольвен, не нарушая тирады о безответственности, положила обе ладони на пояс  и медленно вздохнула.
Ей было в достаточной мере плевать, чтобы просто абстрагироваться от абсолютно всех слов, что летят в ее сторону, просто потому, что идея поехать в Академию не была ее инициативой. Более того, Уорд не была вовсе главным человеком во всем этом сборище, и единственная причина, по которой она сейчас была на столичном острове, а не где-нибудь в Крае Вечной Ночи или на Девичьих Островах, заключалась вот в этой маленькой белой девочке и ее привязанности к одной темноволосой женщине, слишком уставшей от каких-то приключений. Еще один вздох последовал после того, как Олли поняла, что сиарка не затыкается. Она раз за разом, выплевывая слова, смаковала свою осведомленность и чем больше времени проходило, тем больше у Ольвен укреплялось желание заткнуть ей рот каким-нибудь крайне невежливым образом. Может, даже поругаться немного, учитывая весь этот поток информации. Да, поругаться было хорошей идеей, и вот, когда та самая точка, когда надо было взяться за кулаки, была достигнута, Олли набрала в рот воздуха, инстинктивно сложила руки крест на крест на груди, уже успела приоткрыть губы, готовясь рявкнуть и поставить сиарку на место, как вдруг решение довести дело до скандала было сделано со стороны пришельца из Бездны.
Движение было мгновенным, быстрым, словно удар молнии. Уорд даже не успела вскрикнуть или как-то дернуться – Ори уже стояла обеими ногами перед ней, и все, что оставалось исследовательнице, это чуть опустить напряженные плечи, закрыть рот и уставиться на белую макушку существа, которое вступилось за них двоих раньше, чем это успела сделать женщина, привыкшая стоять на своем самостоятельно. Без чьей-то помощи.
“Ладно. Будем считать, у тебя терпения чуть меньше, чем у меня.” - говорит про себя Олли, выдыхая и наконец-то расцепляя замок на груди, снова возвращая ладони на уровень пояса, - “Надо бы поддержать, пожалуй.”
- Уже надоело. - продолжает фразу про возню женщина в старом потертом плаще, чуть отклоняя торс, будто делая вид, что она выглядывает из-за спины маленькой защитницы, после чего сразу же добавляет – Поэтому эта умница сама таскает меня куда захочет, а не я ее. Но, конечно, всегда можно подумать, будто я тут жестокий браконьер, который тырит с островов что ни попадя, а потом препарирует и расставляет руки-ноги в колбах по полочкам. -
Продолжения не было. По крайней мере для Исбайл, потому как после этой фразы Олли не остановилась даже чтобы проверить реакцию на свои слова – она просто сделала шаг в сторону, дабы обойти белую и крайне разозленную фигуру, и, оказывая сбоку от нее, опустилась на одно колено, так, чтобы во-первых обратить на себя внимание, а во вторых для того, чтобы казаться ниже, чем обычно. Не то чтобы Ори была настолько маленькой, чтобы ради нее приходилось прямо стоять на коленях, но иногда это помогало наладить контакт, если та была в плохом настроении. Ну, пару раз, по крайней мере, и Уорд честно надеялась на то, что и в этот раз такая поза сработает, что было видно по ее все же расслабленному выражению лица, а также двум приподнятым ладоням, которые, впрочем, не торопились касаться явно выведенной из себя монстродевочки.
- Ну-ну, мы же не пришли сюда чтобы разбивать пол и носы, правда? Если хочешь выпустить пар, я не против потом прогуляться по городу, но если ты не планируешь прямо сейчас отрывать ей голову, давай сделаем паузу, ладно? - разговор выходил странным.
Действительно странным, учитывая, что в ответ, конечно же, Олли получила только молчание. Однако, она и не говорила с Ори, как с ребенком. Или животным. Даже не как с партнером, или не кем-то, кого она могла бы контроллировать. Скорее, как с кем-то, кто с ней в одной лодке, и кто должен понимать, что если они оба начнут отгрызать людям лица, мало не покажется. Ну, по крайней мере Ольвен старалась подвести к этому выводу, хотя четкого представления о чем сейчас думает оскалившаяся и крайне, крайне разозленная девочка с длинным хвостом, который может сдавить без проблем железную трубу, конечно, у нее не было. Были только факты. Что они обе не хотят навредить друг другу. А еще что сиарка, внимательно наблюдающая за ними, явно не стоит того, чтобы ради ее оскорблений злиться.
Но, пожалуй, важнее всего было не это. Не это убеждение, не эта попытка сбавить обороты, а слова, которые произносились явно для ушей вполне сознательного сушества, к которым жителей Бездны, хоть те и были представлены обычно крайне искаженными животными, относили крайне редко.

0

10

Вообще, первое, что приходит на ум тому, кто видит зубастый оскал и горящие глаза - будет мясо, будет плохо, возможно кого-то сейчас съедят. Или растерзают. Вообще, наиболее разумной вещью в данном случае было бы отойти от злобного создания на почтительное расстояние и дождаться, пока буря не уляжется. Впрочем, никто из присутствующих не претендовал на звание нормального, разумно поступающего индивида. Нет, это не значило, что все трое присутствующих были идиотами, но иногда их методы решения проблем были... Так сказать, необычными. Возможно, именно поэтому оно и работало.

Начать стоит с того, что Ольвен совершенно точно услышали. Ори, конечно, была очень зла, но это не значило, что она целиком и полностью была сфокусирована на предмете своего раздражения. Появление в поле зрения девочки Уорд не осталось незамеченным, как и попытки воззвать к благоразумию оной. Ори переключилась с Исбайл на кого-то, кто ей нравился много больше и, кажется, медленно начала успокаиваться. Полосы на теле потускнели и дыхание выровнялось, в целом её поза стала расслабленнее. Единственное, что могло намекать на недавнее напряжение - подрагивающие в некоторых местах мышцы. А ещё действительно недружелюбный взгляд в сторону сиарки.

- …что ж, воля ваша. – вздохнула Исбайл, пожав плечами. – Всё что мне было нужно у меня уже есть. Можете идти. Всего доброго.

Собственно, задерживаться здесь дольше необходимого, особенно после того, как в полу чуть не сделали дырку, явно не стоило. Так что парочка очень быстро покинула обитель стрёмной сиарки. Куда быстрее, чем они туда входили…

***

Вообще, Академия – не только аудитории, лаборатории, склады, кабинеты и бесконечные коридоры (и чего только не). Там есть ещё и сады, большой (относительно) парк, территория за пределами корпусов… В парке иногда тоже проводились занятия, но по большей части, студенты и преподаватели там просто отдыхали. Хотя… в марте на улице особо не отдохнёшь. Как бы, это же только-только закончилась зима, ещё и снег есть, и холод…

Так что, на улицу ни Олли, ни Ори не пошли, просто довольствуясь помещением, откуда открывался неплохой вид на вышеупомянутый парк. Тут и скамеечки были, одну из которых они и поспешили занять. Хотя… Ну, как поспешили. Особо никого вокруг не было, что удивительно. Видимо, занятия шли до сих пор, так что своеобразная общая обсерватория была предоставлена только им. Для полного счастья не хватало разве что каких-нибудь вкусняшек. О тепле беспокоится не стоило - в стенах Академии в любое время года умудрялись поддерживать более или менее комфортную температуру.

Что удивительно, сейчас Ори была спокойной. Пожалуй, даже слишком. Обычно, когда не происходило ничего, что могло бы привлечь внимание девочки, она слонялась вокруг, да около, в поисках чего-то, что было ведомо только ей. Места себе не находила... А тут - на тебе. Устроилась на лавочке рядом с Ольвен, обернувшись хвостом и сидит. И взгляд у неё такой... Странный, будто она крепко о чём-то задумалась. Впрочем, глубоко в себя она не уходила, учитывая то, что когда Олли пыталась обратить её внимание на себя, Ори всегда откликалась.

Потом, кажется, Уорд то ли сама задумалась о чём-то, то ли отвлеклась на что-то, но стоило ей отвести взгляд от себя и от Ори, как она почувствовала некий... Лишний вес, слегка давящий ей на ноги. И стоило ей развернуться обратно, как она увидела свою подопечную, вальяжно развалившуюся на скамейке. Скорее всего, Ори попросту смекнула, что свободного пространства было достаточно, чтобы разлечься, как ей угодно... Однако это не объясняло то, почему в качестве подушки она выбрала Ольвен.

Тем не менее, она прекрасно устроилась. Как обычно, молча взирая на женщину с взглядом, в котором ясно было видно любопытство и вместе с тем, что-то ещё... Озорство? Или же что-то другое?

0

11

Остаток дня для парочки прошёл весьма спокойно - более их намеренно никто не беспокоил и они были предоставлены самим себе. Уже глубоко под вечер Олли и Ори вернулись в отведённую им комнату, после чего женщина, пожелав подопечной спокойной ночи, отошла ко сну...

...и этой ночью её сон был немного крепче.

http://s8.uploads.ru/FDHlq.png

***Конец Эпизода***

0


Вы здесь » Aerie ~ » Законченные истории » 10.03.1445. Полное несоответствие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC